Переход в Новую Эру Водолея 2012 - 2022 год :: Эзотерика и Непознанное :: Космос и Вселенная :: Мониторинг Окружающей Среды

Форум : Нетиру - Сошедшие со звезд.

Вы должны войти, прежде чем оставлять сообщения

Поиск в форумах:


 




Нетиру - Сошедшие со звезд.

ПользовательСообщение

8:56
26 Сентябрь 2017


oratora

Гуру

сообщений 21803

31

MakBet, никого не слушай, пиши дальше.

10:16
26 Сентябрь 2017


MakBet

Участник

сообщений 99

32

oratora пишет:

MakBet, никого не слушай, пиши дальше.


Спасибо, Иван и Оратора. А то я слегка опупела от заявления странной барышни. Особенно про отдельную ветку.

А вам, мадам Алогизма, советую взглянуть на самый первый пост этой ветки. Отдельной!Там как раз есть ссылка на полную версию.
Может быть если вы вначале подумаете (я уже даже не предлагаю, почитать, о чем УЖЕ написано. всяко не ваш стиль ), а уже затем станете тыкать по клавиатуре, то возможно тогда ваши предложения не будут казаться полным бредом.  


10:22
26 Сентябрь 2017


Vorozhey

Модератор

сообщений 2284

33

Я даже больше скажу есть не только ветка Нетиру, но и форум Литература…

10:16
27 Сентябрь 2017


MakBet

Участник

сообщений 99

34

Vorozhey пишет:

Я даже больше скажу есть не только ветка Нетиру, но и форум Литература…


10:49
27 Сентябрь 2017


MakBet

Участник

сообщений 99

35

Alogizma пишет:

поздравляю всё уважаемое общество с открытием на сайте филиала самиздата. теперь графомания повалит валом.


но это не моё дело. тоько просьба всё это выкладывать в отдельной ветке. и пусть себе там будет.


Алогизма, специально для тебя новая часть графоманского отвала. В отдельной ветке. Пусть будет.

Глава 7. Обещание.

– Ты оставил меня?.. Как ты мог? Почему?..

Откуда-то издалека доносился Ее голос. Она что-то говорила, плакала, злилась, кричала и, в то же время, обнимала его… но, Она казалась лишь воображением воспаленного мозга…

Он не мог двигаться. Его тело словно обледенело. Но мало по малу лед давал слабину, и, сквозь тонкие трещинки реальность полилась в его сознание. Он приоткрыл глаз. Вокруг все знакомо: витиеватая позолоченная мебель, широкая кровать с высоким балдахином, правда вокруг все в темно-синей запекшейся крови и частичках перьев. Затемненное «окно» с яркими созвездиями в черном небе… Да, это апартаменты Сета. «Но как я здесь оказался? Разве я не умер? Что произошло?» Последнее, что Ра помнил: стремительный полет в самое чрево адского пекла, гигантскую огненную воронку, затягивающую в себя все живое. Спасти их уже не могло ничего. И Маат… и все остальное, наверняка, лишь какое-то наваждение. Ра попытался приподняться. Маат, разумеется, не было. Рядом с ним сидела жена капитана.
– Кажется, кто-то приходит в себя, – улыбаясь, сказала она. – С возвращением, дорогой! Лежи, лежи… Тебя перенесли сюда, потому что в лазарете все занято догонами. Вы чудом уцелели! Но объясни мне, пожалуйста, что привело тебя на скарабей? Ты и от нас пытался сбежать? Я не понимаю, мы тебя чем-то обидели?

Ра промычал в ответ что-то нечленораздельное.
– Ладно, ты еще слишком слаб. Расскажешь, когда поправишься. У тебя сотрясение мозга. Мы боялись, что начнется кровоизлияние, но все обошлось. Ты опять обхитрил смерть! Мой дорогой, с той минуты, как ты попал на Сфинкс твоя судьба неразрывно связана с нами. И больше не пытайся сбежать! А теперь отдыхай и набирайся сил. В скором времени нам предстоит еще одно приключение. Я полагаю, последнее в этом рейсе.

Сешет ушла, и фалконец на какое-то время остался один. Его захлестнул ураган мыслей, а страх острыми иглами пронзал тело. Но неожиданно образ Маат, возникший словно из ниоткуда, вытеснил все нахлынувшие переживания.

– Я не хотела, чтобы Сешет видела меня здесь, – прошептала она, нагнувшись почти вплотную к фалконцу.

– Ты? Я думал, ты мне привиделась… – едва слышно произнес Хорахте.

Маат улыбнулась, разглаживая смятые перья.

– Конечно, нет. Я говорила с тобой. Правда, не уверена, что ты меня слышал… Сейчас злость на тебя прошла. Главное ты выжил…

Она вздохнула.

– Прости меня, – Ра прикрыл глаза. – Я не понимаю, что со мной. В последнее время я умираю слишком часто. Но я должен объяснить тебе кое-что: я не могу вернуться в Империю. Там на меня открыта охота… Пираты не забывают своих долгов. Они жестоки даже из-за небольших проступков. А то, что сделал я… Не думаю, что их ладья еще когда-нибудь сможет взлететь… Они найдут меня рано или поздно. Да что там говорить! Разве сложно вычислить фалконца? Но с другой стороны, каждый раз, когда я бегу от тебя – я погибаю. И мне не выбраться в одиночку из этого замкнутого круга! Мне нужна твоя помощь. Я не прошу многого, но обещай хотя бы подумать об этом!

– Что? О чем ты говоришь, Ра? Я тебя не понимаю, – едва слышно прошептала Маат, словно это у нее не было сил говорить громче.

– Я хочу, чтобы ты осталась со мной на одной из планет. Подожди, не перебивай. Я знаю, что ты чувствуешь, но… Скажи, разве это так важно дождаться последнего дня Сфинкса? Так или иначе, ваше путешествие закончится, и всем вам придется искать новую работу. А вместе мы будем счастливы, где угодно! Я, в конце концов, доктор. Хороший доктор! И смогу выжить в любом мире.

Маат невольно засмеялась.

– Представляю: фалконец живет на заработанные деньги!

– Поверь мне, у кого, как не у меня и есть подобный опыт. Ты не забыла? Мой отец учитель! Ты представить такого себе не можешь! Хотя ты, как раз и можешь… – Ра осекся, поняв, что зашел не туда. – Да это не главное. Главное: я не могу жить без тебя и не могу вернуться в Империю. У меня не большой выбор: смерть или там с тобой, или здесь без тебя. Третьего не дано.

Маат грустно усмехнулась.

– Ты просишь меня остаться в чужом мире на всю жизнь! А это значит, навсегда оставить свой, своих близких… Это не так просто! Как долго мы будем счастливы вместе? Ведь если у нас ничего не выйдет, сделанного не исправить! Это сейчас мы в замкнутом пространстве, и наши чувства заполняют его без остатка. Но когда мир вокруг нас расширится, они могут раствориться в важности чего-то другого. И ни ты, ни я не сможем ничего изменить. Да ты же первый упорхнешь, как только почувствуешь раздолье! В конце концов, мы же совершенно разные! И здесь я не имею в виду нашу внешность, хотя и это тоже.

– Разве ты меня не любишь? – Ра поднялся на кровати и сел рядом с Маат, нежно обняв ее за плечи.

– Люблю, в том то и дело! Иначе, я не пришла бы сюда. Но надолго ли наша любовь?

– Я вижу, ты не в курсе, что наша раса - однолюбы. С природой не поспоришь! Но потому мы все и лезем из кожи вон, чтобы избежать этого чувства. И, признаюсь честно, большинство из нас отлично в этом преуспевает! Но если тебе не повезло, то это на всю жизнь. А самое смешное, что мы не в состоянии жить без своей половины. Я не думал об этом всерьез, пока не встретил тебя… Мы… мы умираем от тоски, если не вместе. Понимаешь? Я не могу разлюбить тебя или забыть. Это физиологически невозможно. Я буду любить тебя всегда, а если ты разлюбишь меня – я умру. Не сразу, конечно. Кому-то везет меньше, кому-то чуть больше, но результат всегда один.

– Ты специально пугаешь меня, глупый фалконец! Или разыгрываешь, – Маат усмехнулась. – Что, скорее всего!

– Если не веришь, спроси Имхехтепа. Пусть он даст тебе почитать что-нибудь о фалконцах. Ты удивишься, открыв для себя удивительные стороны нашей жизни.

– Не знаю, не знаю. Может и попрошу! Странные вы, все же. Или беспредельно циничны, или умираете от любви… Но Ра, представь, что за жизнь нас ждет? Неужели ты не понимаешь: мы станем ненавидеть друг друга! Дети – это продолжение жизни, которого у нас не будет! А меня сводит с ума мысль о том, что я бесследно растворюсь во времени. Стоит ли даже думать об этом?! К чему тогда все? Или вы, фалконцы, другого мнения?

– Конечно, нет! Птенцы очень важны. А если они родились в любви – они, обычно, добиваются в жизни многого. И уж мне-то, поверь, это известно, как никому! Я всегда был «другой». Хорошо это или плохо, я до сих пор так и не понял. Но, именно поэтому я здесь. Кстати, ты не права, утверждая, что у нас нет шанса иметь детей. У нас с тобой их даже больше, чем у кого-то из вашей расы и, к примеру, асгардов, не смотря на то, что разница между вами лишь в росте. Это только поверхностный взгляд. Я занимался этим еще во время учебы. В Империи это самое прибыльное направление! Ты представить себе не сможешь, какие суммы идут на подобного рода исследования! А их результаты умопомрачительны!

– Но что нам до этих результатов?

– Видишь ли, дорогая, генетика – это такая штука, которую можно изменить и направить в желаемое русло. А перед тобой специалист в этом деле! Но поверь, нам с тобой не нужны кардинальные изменения. Не смотря на внешние отличия, мы схожи друг с другом больше, чем ты можешь себе представить. Конечно, я не оставлю все на произвол судьбы и позабочусь, чтобы нам не пришлось ждать вечность. А тебе лишь нужно решиться на то, чтобы остаться со мной. Поверь, для меня жизнь в страхе, хуже смерти.

Маат молчала, ей не хотелось вдруг вот так вот неожиданно определить свое будущее. Ведь позже ничего уже не изменить: ни если она останется и пожалеет об этом, ни если она улетит и опять же, пожалеет, что не осталась…

– Я подумаю, – сказала она. – Я не уверена, что готова остаться… Смотри, я даже не решаюсь рассказать о наших отношениях! И это страшное слово «навсегда». Не люблю его. Уж очень оно обреченное… Но обещаю, я подумаю… Черт возьми! И угораздило же меня влюбиться в беглого фалконца!

– Судьба зла… – насмешливо пробасил Хорахте, а взгляд его просветлел.

Дикая Кошка вновь возвращала его к жизни! Уже одно то, что она снова не отказала ему наотрез, вселяло надежду.

– Расскажи мне теперь, куда мы летим? – спросил он, меняя тему. – Эти новые планеты? Какие они? Зачем они вам понадобились? Опять сагала?

– Да нет. Ничего особенного там нет. Вообще-то в той системе больше планет, но только на двух из них есть жизнь…

– Никогда не поверю, что это заставило Хиби сменить курс.

– Разумеется, нет! У капитана свои цели. На орбите одной из них обнаружена повышенная энергетическая активность, а это означает, что у аборигенов развиты космические технологии, а для этого необходимо какое-то топливо. Возможно, они создали что-то искусственным путем, потому что сканирование не дает каких бы то ни было интересных результатов. Но факт есть факт: они летают в космос, и их разработки могут оказаться для нас интересными. Ты же знаешь, Империю трясет из-за смены горючего. Там теперь жуткая безработица, и в первых ее рядах мы – космонавты, или даже больше нетиру, те, кто летает в глубокий космос. Для других отраслей Император ввел систему перехода уже давно, и на большинство из них это никак не повлияло. Но не на космоплавание… То горючее, которое можно использовать для дальних полетов, занимает больше места на корабле, чем все полезные помещения! Это, конечно, абсолютно нерентабельно. При всем при этом космонавтика это жизнь Тота. Для него все потеряет смысл, если он уже не сможет летать…

– Но как же с кристаллами? Я слышал, что остался лишь неприкосновенный запас для возвращения домой?

– Да, это так. Но здесь дело в другом: капитан хочет протестировать сагала. Наших запасов хватит на несколько небольших прыжков. Инженеры уже заканчивают подготовку генераторов к новому топливу. Риск, конечно, огромный, но в случае неудачи у нас есть шанс на починку поврежденного оборудования или, вообще, на альтернативный вид энергии, используемый на той планете. Кто знает, может их опыт окажется нам полезным, все-таки их наука развивалась не под влиянием Имперской школы!

Глава 8. Скорбь.

Через несколько дней, окончательно восстановив силы, Хорахте решил навестить догонов. Пережитый страх тянул к ним, потому что казалось, только они в состоянии его понять. Догонов поселили в голове Сфинкса, переделав для этого одно из развлекательных мест.

Заглянув к Амма, Ра в нерешительности остановился на пороге. На него повеяло безысходностью и отчаянием. Стены и потолок, задрапированные в черную ткань, мрачно нависали над маленьким чернокожим человеком, словно тень сидящим на полу посреди просторной комнаты. Плечи Амма дрожали, а вокруг него белели шарики скомканной бумаги. Ра поднял один из них и осторожно развернул. Листок был исчеркан странными каракулями. Фалконец вопросительно взглянул на Амма.

– Я не умею рисовать, – выдавил тот, а затем взвизгнул резко и высоко так, что Ра вздрогнул. – У меня нет даже их портрета! Ни одной даже самой крошечной картинки, что напоминало бы мне о них. Ничего. А я не умею рисовать!

Он упал на пол и зарыдал, словно ребенок.

– Но ведь ты любил их не только за внешность, – растерянно сказал Ра, садясь на корточки рядом с догоном. – Почему же сейчас тебя больше расстраивает, то, что никогда не было главным? Тебе не обязательно воспроизводить их облик, чтобы помнить о них. Ведь если бы они вдруг изменились, ты бы не разлюбил их, не правда ли?

Амма, словно затравленный зверек, с надеждой взглянул на Ра.

– Ты пытаешься воссоздать их хотя бы на бумаге. Но, пойми, даже если величайший художник в точности скопирует их черты, это все равно их не вернет. А то, что нарисовал ты – это твоя скорбь. Твоя память о них… И не важно, как они выглядели. Они навсегда останутся здесь.

Кончиками пальцев Ра дотронулся до груди догона, но Амма схватил его руку и с благодарностью ее поцеловал.

– Спасибо тебе… Я почти сошел с ума с этими рисунками, – прошептал он и дрожащими руками потянулся за скомканными шариками. Собрав их в кучку, он принялся их бережно расправлять. – Да, моя семья навсегда останется в моем сердце!..

– Мне очень жаль, – сказал Ра. – Жаль, что все произошло так нелепо. Я ведь хотел остаться на Догоне. Я влюбился в твою могущественную планету. Подобной ей нет во всей Вселенной. Но что случилось – то случилось. Это может исправить лишь Время. Знаешь, со временем, Догон восстановит сам себя, и твои потомки, рано или поздно, смогут вернуться домой.

– Ты думаешь это возможно?

– Я уверен. Главное, чтобы время не стерло память о нем.

– Время?.. – Амма развернул плечи и поднялся с пола. – Да, да, дорогой Ра, ты прав! Это наша миссия! Это наша обязанность – сохранить память о Догоне, и не дать ей исчезнуть! Я найду способ, как это сделать!

– Сфинкс сейчас летит к новой системе. Она не так далеко от вашей, и, возможно, оттуда вы все еще увидите свет своей Дигитарии[1]. Жители тех планет умеют летать к звездам. Они помогут вам.

– Твои советы, о великий Ра, бесценны! Ты вернул меня к жизни. Указал мне дорогу. Навеки я твой должник! И если когда-нибудь тебе потребуется моя помощь… я буду счастлив!

Влажное от слез лицо догона светилось. В его воспаленных глазах сверкнули молнии уверенности.

– Что ж, Амма, возможно мне и пригодится твоя поддержка… однажды. Ведь я тоже собираюсь остаться.

– Ты – остаться? Но почему? Хотя нет, не отвечай. Кто я такой, чтобы задавать тебе вопросы? Я счастлив иметь такого друга… такого мудрого советчика, как ты.

И Ра впервые увидел перед собой склоненную в почтительности голову…

Возвращаясь к себе, он чувствовал непонятное волнение. Он не ожидал ничего подобного, но, что бы там ни было, он уже не один. Теперь уже не так страшно остаться. А Маат… вряд ли она решится. Что ж, по крайней мере, почтительная энергетика догонов хоть немного восполнит отсутствие любви Дикой Кошки.

В раздумьях фалконец пришел к Маат. Она еще спала, улыбаясь чему-то во сне. Ра прилег рядом и не мог оторвать взгляд от прекрасного смуглого лица. Лица, которое было для него совершенно чужим и странным, но которое стало краше всего на свете… Тыльной стороной ладони он нежно погладил ее по щеке, затем его рука осторожно, едва касаясь кожи, скользнула к шее, груди, очерчивая лилию ее тела. Кровь застучала в висках, когда пальцы ощутили мягкую влажность лона. Маат тяжело задышала, ее руки обвили пернатую шею, и она прижалась к разгоряченному телу Ра, полностью отдаваясь его ласкам…

Фалконец словно насыщался энергией живительного источника. Духовные чистота и любовь усиливали остроту наслаждений, делая их полными и осмысленными в отличие от ощущений, полученных в распутных оргиях. Маат счастливо улыбалась.

– Я хотела бы просыпаться так каждое утро, – мечтательно прошептала она.

– Все в твоих руках, любовь моя, – металлическим басом произнес Ра. – Ты знаешь все мои желания.

Маат тяжело вздохнула и села в изголовье кровати, подобрав колени.

– Я ничего не могу с собой поделать. Наверное, я не стою твоей любви, если я боюсь в ней признаться.

– Да, это сделало бы все намного проще, но я не хочу тебя торопить. Поступай, как знаешь. Мне дороги наши отношения, и я не хочу испортить все, из-за общественного признания. Ты же знаешь, мне наплевать на всех. Пусть думают, что хотят. И чем хуже думают, тем лучше для меня.

Хорахте раскатисто расхохотался, обнимая Маат за плечи.

– Не буду скрывать, мне проще быть грязным фалконцем, чем избранником самой обворожительной женщиной во Вселенной, из-за которой идут буйные споры среди мужского населения Сфинкса.

– Да скажешь тоже! – смущенно откликнулась Маат.

– И это абсолютная правда, дорогая моя, – вздохнул Ра, немного грустно усмехнувшись и поглаживая руку Маат. – Единственная проблема, что мне с каждым днем становится тяжелее и тяжелее скрывать правду. Не то чтобы я не любитель соврать, совсем наоборот! Дело в том, что темная сторона моей жизни тянет меня слишком сильно, и я не могу найти этому противовес. Шу постоянно жалуется, что я их совсем забыл, и мне труднее и труднее придумывать оправдания, почему я их бросил…

– Да, я знаю, он со мной тоже говорил по этому поводу. Интересовался, не появился ли у тебя кто-то … Кажется, он ревнует, – Маат хрюкнула. – До меня дошли грязные слухи про вас с Шу.

– Не обращай внимания, – равнодушно отозвался Ра. – Шу прекрасно справляется и без меня. Да и я без них пока тоже не страдаю. Видать хорошо я погулял… а может из-за тебя… Не знаю. Меня к ним не тянет. Но если ты не хочешь обнародовать реальную причину, то я должен там хоть раз появиться. Иначе становится слишком сложно врать.

Маат взглянула в глаза фалконца.

– Нет, я не могу… считай меня ханжой, трусом… кем угодно; но я не могу признаться не только капитану, но даже и Шу!

– Тогда выбора нет. Сегодня мне придется пойти туда. Хотя бы ненадолго.

Маат уткнулась головой в подушку. Она молчала. Как можно спокойно относиться к тому, что ее любовник решил поучаствовать в оргии и ничего не предпринять…

– Я пойду с тобой.

– Что? – Ра чуть не упал с кровати. – Со мной?

– Да, – твердо ответила Маат. – Но не обольщайся слишком сильно! Да, я приду, но переоденусь, чтобы меня никто не узнал. Мы побудем там немного, а потом исчезнем.

– Не знаю, получится ли. Ты отдаешь себе отчет, что там с тобой может произойти?

– За это не переживай. Справлюсь.

– Боюсь, ты сразу же себя выдашь! Да и Шу тебя узнает…

– Не успеет! Кажется… у меня появилась идея!

Глава 9. Убийство.

Странные чувства охватили Ра Хорахте. Знакомый запах перегара, пота и похоти перемешанный с дурманящим ароматом благовоний, словно туманом обволакивал его разум. Фалконец глубоко и медленно вздохнул, позволяя каждой клеточке его тела насладиться блаженным ароматом. Но еще совсем недавно столь приятный запах сейчас вызвал у него тошноту и раздражение. Он огляделся. За время его отсутствия многое изменилось. Кровать, святая святых, ушла далеко на задний план, а центральное место теперь занимал роскошный позолоченный трон, обитый ярко-красной тканью. С обеих его сторон выросли круглые подиумы, где танцовщицы вытворяли умопомрачительные трюки со своим телом. Но, как и раньше, повсюду, словно муравьи в муравейнике, копошились тела, отдаваясь беспрерывным усладам.

– Я взял на себя смелость изменить здесь кое-что. Надеюсь, тебе нравится? – словно извиняясь, произнес Шу.

Ра, молча, кивнул. Он не хотел терять власть над собой и пытался не раствориться в отравляющем угаре. Муравейник загудел, распадаясь, и тела, меняя направление, «полились», создавая живую дорогу к своему Гуру. Каждый из них жаждал на сегодня стать его приближенным. Женщины и мужчины опускались на колени, приветствуя Хорахте интимными поцелуями, и их прикосновения пронизывали фалконца словно электричество. Не в состоянии больше сопротивляться, Ра резким движением притянул голову очередной пассии к своей плоти, так что девушка поперхнулась, схватившись за горло, и в тот же миг его семя, пульсируя, полилось на ее ярко–рыжие волосы. Девушку сразу же вытеснили с дороги приветствующих, чтобы прикоснуться к пульсирующей плоти, все еще налитой высокородной кровью.

Хорахте вздохнул. Лучше бы Маат рассказала об их отношениях. Оказывается, он не так силен, чтобы противостоять этим соблазнам. Он сел на трон, а у его ног возлегли его подданные, которые, казалось, никогда не теряли желание. Ра чувствовал, что больше не может этого выдержать: если он сейчас же не уйдет отсюда, то опять надолго смешается с бесформенной грудой тел, изощряющихся в любовных утехах, и, конечно, потеряет ее… Тут его взгляд жадно впился в смуглое полуобнаженное тело одной из подавальщиц, угощающих адептов вином и сладким пивом. Закутанная в легкую вуаль девушка медленно подошла к Гуру, и вино из ее кувшина полилось в протянутый золоченный бокал, обдавая брызгами все вокруг.

Свободной рукой Ра потянул ее к себе, заставив вино литься на голые тела у подножья трона, но подавальщица, подхватив кувшин, поманила Ра за собой, и они пошли через зал, вместе разливая остатки напитка в протянутые кубки. Опьяненные личным вниманием Гуру адепты даже не заметили подвоха.

– Ты обворожительна, – прошептал Ра, нагнувшись к самому уху завуалированной девушки. – Я едва сдерживаю себя!

– Что ж, сдерживаться не обязательно, – насмешливым тоном ответила та. – Мы можем продолжить это у меня. Я даже не стану переодеваться, если хочешь.

Они исчезли, никому и ничего не объясняя.

А на следующее утро, словно едкий запах нечистот, Сфинкс заполнила новость об убийстве во время оргии.

Ошеломленный этим известием, Ра пришел попрощаться с жертвой. Его сердце провалилось в пятки, когда он увидел рыжие волосы… Он не видел ее лица, но волосы, они напомнили ему тогда львиную гриву… А теперь… она мертва. И не просто мертва… Эта несчастная, скорее всего, встретила смерть, как избавление…

Имхехтеп, неизвестно откуда оказавшийся рядом с фалконцем, сверлил его пронизывающим взглядом.

– Ты здесь не замешан? – спросил он, и голос его звучал холодно и отрешенно.

– Ты о чем, Хех?

– Повторю еще раз, парень: ты не замешан в этом убийстве? Хотя бы косвенно?

Фалконец от неожиданности шагнул назад.

– С чего ты это взял? Я понятия не имею, что произошло! И уж точно не принимал в этом участия.

– И кто-то может подтвердить это?

– Имхехтеп, ты допрашиваешь меня?

– Я тебя просто спрашиваю, парень. Допрашивать тебя будет капитан и асгарды. По Сфинксу ходят грязные слухи. А у нее во рту и на волосах нашли следы твоей спермы. Так что, пока не найдут настоящего убийцу… эти слухи будут витать вокруг тебя беспрестанно! Не знаю, парень, может ты кому-то и здесь перешел дорогу?

– Мне жаль эту девочку. Я помню… я видел ее вчера вечером. Точнее… ее волосы… А завистники – они всегда есть. Хотя порой ты о них и понятия не имеешь!

– Что ж, хоть и так. Если бы я был на твоем месте, я бы хорошенько подумал, кто может подтвердить твое алиби. А теперь иди к капитану. Он тебя повсюду ищет… Я не должен бы говорить этого, но «ее», – Имхехтеп кивнул на тело жертвы, – нашли в твоей кровати.

Ра вскинул голову.

– В резиденции? – с ужасом спросил он.

– Нет, нет, сынок, ты что! – удивленный реакцией фалконца, Имхехтеп встряхнул головой. – Там, откуда я тебя однажды вытащил полуживого…

Слабое чувство облегчения не смогло убрать тяжелый камень с души фалконца. Он любил секс, в разных его проявлениях, но никогда не смешивал его с насилием. «Те, кто не может принести удовлетворения партнеру, приносят боль от своей немощи», – говорил он и выставлял их из своих игрищ. Кто-то отплатил ему за это? Ра не знал, о чем думать. Конечно, Маат легко могла бы снять с него все подозрения, но вряд ли она захочет признаться в их отношениях. В конце концов, прямых свидетельств против него не существует.

На мостике его встретило ледяное молчание. Шу красный сидел перед приборами, низко опустив голову, а Маат виновато отвернулась в сторону.

– Ты меня звал? – спросил Ра, уверенно глядя на капитана.

– Да, – Джехути, нисколько не смущаясь, грозно ответил ему взглядом. – Не буду тратить слов попусту. Я предупреждал, что не стану терпеть твои выходки. И я был терпелив, поскольку у тебя оказалось много защитников, чьим мнением я дорожу. Но, как оказалось, зря! Ты устроил балаган на Сфинксе! Ты превратил мой дом в место для разврата! И что теперь? Зверское убийство? Убийство ни в чем неповинной девушки, которая находилась под моей защитой! Теперь команда потеряла свою целостность. И все из-за тебя!

– Но…

– Не перебивай. Я допускаю, что сам ты этого не делал. Но случилось это по твоей вине, ты не можешь этого отрицать! Не было бы твоего притона – не было бы убийства.

– Дорогой, этого мы не можем знать наверняка, – вмешалась вошедшая следом за Ра Сешет. – Это могло произойти, где угодно!

Тот недовольно взглянул на жену.

– Ты всегда его защищаешь, и смотри, к чему это привело! Какая у меня будет репутация, когда в Империи узнают о случившемся?!

– А что тебя расстраивает больше? Смерть девушки, или что подумает Император? – Сешет не собиралась отступать ни на шаг.

– Ты не представляешь, о чем говоришь! Сейчас меня больше всего волнует, что на корабле появился убийца. Каждый может стать его жертвой. Я почему-то уверен, что это еще только начало.

– Охранные службы работают в усиленном режиме. А сообщество фалконца мы закрыли до конца расследования, – сказала Маат, старательно отворачиваясь от взгляда Ра.

– Хорошо, и я настаиваю на ограничении свободы Хорахте, – не принимающим возражений тоном сказал капитан.

– Но дорогой, это будет несправедливо. Его вина не доказана. Маат, ты последовательница закона, подтверди это!

– Я не могу сидеть просто так! – раскатисто пробасил Ра, стараясь сдерживать эмоции. – Я должен увидеть своих людей и поддержать их. Я не могу закрыться в безопасной резиденции с такими серьезными обвинениями. Я должен найти, того, кто прикрывает свою мерзость моим именем! – Хорахте вызывающе взглянул на капитана и отвернулся. – Вы можете остановить меня только силой!

Тот сердито усмехнулся.

– Думаешь, ты в том положении, чтобы ставить условия?

– Я думаю, что попал в дерьмо и не хочу сидеть там вечно!

Капитан отвернулся.

– Лучше, если ты больше не покинешь резиденцию, – сказал он глухо и отрывисто. – Иначе мне придется высадить тебя на первой обитаемой планете!

– Ваша воля, – гордо ответил Хорахте. – Но я не собираюсь сидеть, сложа руки!

Но ни Ра, ни охранные службы так и не нашли никаких зацепок. Слухи вокруг фалконца усиливались. Кто-то верил им, кто-то нет, но все это усердно обсуждали. Сам он часто навещал своих «подданных», но встречались они на нейтральной территории. Они говорили, выдвигали предположения, вспоминали какие-нибудь незначительные странности в тот злополучный день, но никто не видел ничего существенного.

Хорахте решил не отчаиваться, а выжидать. Рано или поздно преступник все равно себя выдаст. Ведь в ограниченном мире любой, хочет он этого или нет, оказывается под пристальным вниманием.

Маат тоже чувствовала себя отвратительно, потому что не могла пересилить себя и помочь своему любимому. Она ненавидела себя за это, но Ра, казалось, ее малодушие не задевало.

– Ты для меня главнее всей Вселенной, и если мне надо будет ее разрушить, чтобы удержать тебя рядом, я, не задумываясь, сделаю это, – успокаивал он ее. – А что мне какие-то подозрения? Я и так собирался оставить Сфинкс. Это в интересах Джехути найти убийцу. Ведь когда это случится в другой раз, на меня ему уже ничего не скинуть.

Но Ра ошибался. «Другой раз» не заставил себя долго ждать, и появилась вторая жертва. Напуганные первым убийством нетиру обращали внимание на все, и отсутствие одной из приближенных к Ра пассии заметили очень быстро. Система обнаружила поломку одной из камер наблюдения прежде, чем появилось сообщение о пропаже девушки. И хоть это случилось далеко от жилых кварталов, помощь пришла буквально в считанные мгновенья. Как и над первой жертвой, над ней хорошо поиздевались, но умереть она еще не успела. Правда и шансов выжить у нее не оставалось.

Имхехтеп зеленый от злости ворвался к Ра в спальню.

– Ты, подлый притворщик! Я дождусь тебя, и тогда посмотрим, что ты придумаешь в свое оправдание! – гремел он, словно раскат грома, поднимаясь по винтовой лестнице, но осекся на полуслове. Он остановился, словно запнулся о какую-то невидимую преграду. Растрепанный Ра, услышав шум, поднялся в кровати, а рядом с ним смущенно прикрывала себя одеялом… Маат.

– В чем дело, уважаемый Имхехтеп? – спросила она металлическим тоном, словно отчитывала нерадивого подчиненного. – Что дало вам право врываться сюда посреди ночи с громовыми проклятиями?

– Я не ожидал… – промямлил растерявшийся Хех. – Вы что, еще не в курсе?

– В курсе чего? – переспросил Ра, подозревая новую неприятность.

– Не знаю, что и сказать… Маат, детка, ты уверена, что Ра не отлучался никуда сегодня ночью?

– Ну, если кто-то может находиться в двух местах одновременно, то я начну сомневаться… – издевательски прошипела она. – Выйди-ка отсюда, я оденусь. Поговорим в гостиной. Раз уж ты так ворвался, то, определенно, произошло что-то серьезное.

Ра встал с кровати, нисколько не стесняясь своей наготы, и любезно указал Имхехтепу на дверь, в то время как тот быстро оглядел тело фалконца.

– Я пойду с ним, – сказал он Маат, одновременно накидывая на плечи расписную тунику. – Не нравится мне все это. А ты присоединяйся скорее.

– Ох и удивили вы старика, ничего не скажешь! Предупреждать надо! Уж чего-чего, а такого я не ожидал… Ну да дело молодое… – Имхехтеп игриво подмигнул спустившейся к ним Маат и тяжело вздохнул, вспоминая, зачем он, вообще, сюда пришел. – Да, девочка, ты совершенно права. Случилось очень неприятная история. Новое убийство, если коротко…

Ра резко вскинул голову, а Маат схватила его за руку.

– Но сейчас-то Ра не должны подозревать? Когда это произошло? – спросила она, стараясь оставаться спокойной.

– Только что. Тело нашли очень быстро. Даже странно, что преступник сумел сбежать. А вот то, что подозрений на Ра нет, здесь вы круто ошибаетесь!

– Но Имхехтеп! Ты же сам видел, чем мы занимались. Отзанимались точнее… На это тоже требуется какое-то время. Я пришла сюда сразу же после вахты. Ра никуда не выходил. Это все легко проверить, ведь вокруг резиденции наставили камер! Да и мое слово не последнее!

– Я уже это понял, дорогуша. Но улики тоже не шуточные. У девушки в одежде застряли перья твоего героя. С чего бы это? А под ногтями кожа опять с характерными для фалконцев признаками. Это даже дурак заметит. Я же и прибежал сюда совершенно уверенный, что это твоих рук дело, Хорахте. Ты уж прости старика. Погорячился. Но кто-то определенно наточил на тебя зуб. Теперь, я начинаю подозревать, что и девушек убивают специально, чтобы направить подозрения на тебя. Что за урод у нас появился, скажите, пожалуйста!?

Ра тяжело дышал. Он не мог прийти в себя от досады и раздражения, хотя и понимал, что злиться на доктора не следует.

– Да, жаль, что девчоночка ничего нам сообщить не успеет. А то бы…

– Что ты имеешь в виду, не успеет сообщить? – встрепенулся Ра.

– Он просто хотел сказать, что не успела, – поправила Маат.

– Нет, я, что хотел сказать, то и сказал. В маразм я еще не впал, дорогая моя помощница капитана. Девица-то ведь не совсем мертва. Но и выжить ей все одно не удастся. Она лежит в реанимации под серьезной охраной…

– Так что ты мне про убийство говоришь? Если она жива – мы должны ее поставить на ноги. Или мы не доктора? Пошли, я хочу посмотреть на нее.

– Я думаю, мы уже не успеем ее застать. Хотя, если хочешь… но это дело безнадежное, – Имхехтеп как-то странно отвел от Ра взгляд. – Да что тебе сейчас волноваться? Ведь алиби у тебя железное. Правда, кожу под ногтями объяснить будет не просто… Хотя опять же, шрамов от ногтей у тебя нет…

– О чем ты говоришь, старый пень! – раздражение Хорахте достигло предела. – Причем здесь алиби? Надо вылечить эту несчастную…

– Как знаешь, как знаешь, но я уже…ммм… объявил, что она умерла. Не стоит обнадеживать людей понапрасну. Вот и ты засуетился! А что толку-то? Думаешь, я не все перепробовал? Или я, по-твоему, не достаточно хороший доктор?

– Я все равно хочу на нее взглянуть. Хуже уж точно не сделаю.

– Как скажешь, – пожал плечами Имхехтеп, – пойдем, посмотрим. Хуже, и в правду, уже не сделать. Бедняжка натерпелась по полной программе.

Он вдруг остановился в дверях и пристально посмотрел на Маат.
– Эх, ну и хитрецы же вы! О себе ведь ни словом, ни духом не обмолвились! А поймал я вас в самый, так сказать, неподходящий момент! И теперь я не усну, если не узнаю: это у вас серьезно? Давно вы уже спелись?
– Я не хотела бы об этом распространяться, – сказала Маат, отводя глаза в сторону. – Мне тяжело это объяснить… Пожалуйста, не рассказывай никому. Добавлю лишь то, что во время первого нападения, Ра тоже, как и сейчас, был со мной.
– Вот ведь как, скажите пожалуйста! Ну как знаешь, как знаешь… – доктор пожал плечами и поняв, что подробностей не получит, поспешил за фалконцем в лазарет.Ра не отходил от жертвы ни на шаг. Он знал Нехбет. Правда из-за своего постоянного дурманного состояния, едва ли мог добавить к ее имени что-либо еще. Возможно лишь только, что ее лицо он видел довольно часто. Но это дела не меняло.

11:01
27 Сентябрь 2017


MakBet

Участник

сообщений 99

36

почему-то никак не могла поставить сноску. ТОгда ломается форматирование. Поставлю здесь:

[1] Дигитария – у Догонов звезда, соответствующая Сириусу Б.

16:53
3 Октябрь 2017


MakBet

Участник

сообщений 99

37

Доброго времени суток, господа форумчане! Хотела поставить продолжение книги, но, полистав пару дней ваш сайт, у меня возникла другая идея. Сделать эту ветку не просто выкладкой романа, а интерактивной беседой. Правда, прежде чем к этому приступить, я бы хотела представиться. Всегда легче общаться с живым человеком, тем более на сайте я наткнулась на ваши фотографии, и теперь знаю, многих из вас в лицо. )))

Что ж, моя очередь.

Это я ))

Меня зовут Ольга Девос. Я замужем, у меня двое прекрасных детей. Люблю плавать. Вода расслабляет и снимает стресс. Говорю я на трех языках (русский, английский и голландский). Но, пишу только на русском. Люблю читать сама. Мои любимые писатели Дэн Симмонс, Айзек Азимов, братья Стругацкие и многие другие, но суть, думаю, понятна. Еще я обожаю читать литературу по альтернативной истории. Наверняка, многие из вас знают Эриха Вон Дэникена, Андрея Склярова (пусть земля ему будет пухом, а небо раем)… За время подготовки к роману, да и во время его написания их работы были для меня настольными книгами. Да что там говорить! Они постепенно сделали из меня убежденного сторонника палеоконтакта. Собственно, о том и роман.

Думаю, на первый раз достаточно? Слишком длинные монологи утомляют, да и никому не интересны. А если о чем-то забыла сказать, то спрашивайте. 

Да, попробую поставить свое фото. Но, сразу предупреждаю, я не любитель фоткаться. Если бы лет так 20 назад и кило так 20 меньше, я бы не возражала. Но теперь…  Я предпочитаю фотографировать )) Поэтому, фото искала, наверное, час.

20:43
3 Октябрь 2017


Cep

Постоялец

сообщений 699

38

Оля!

0:17
4 Октябрь 2017


retev4

Завсегдатай

сообщений 1009

39


это вам королева !

14:47
4 Октябрь 2017


MakBet

Участник

сообщений 99

40

Ой, даже не ожидала такой теплой реакции! Спасибо за цветы и музыку. Цветы я люблю, а с музыкой отдельный разговор. Именно в ней я черпаю вдохновенье. Правда, чем дольше пишу, тем тяжелее музыка становится.  

А свою аватарку я, по большому счету, ассоциирую не с фильмом, а со взглядом в прошлое. Мы не видим напрямую, что там было, но лишь предполагаем по тем фрагментам, что дожили до наших дней. Смотрим на все как бы из-за ширмы времени.


20:11
4 Октябрь 2017


Azerat

Старожил

сообщений 5475

41

MakBet  пишет:

Ну, все относительно. Ура и Ра - оно, конечно, складно, но вряд ли Ра что-то об этом знал

Герой вашего романа никакого отношения не имеет к истинному РА (Богу Света) – это понятно. Но, мисс Макбет, зачем брать столь известное имя и рисовать на его основе совершенно не тот образ, искажая тем самым истинный смысл Имени, в основе которого заложен более чем глубокий смысл?! Вы обсмеяли Алогизму, а могли бы задуматься над той долей истины, что содержится в ее словах. Брать имена Богов и рисовать вполне себе примитивное бытие, на уровне человеческого, и есть ни что иное, как графомания. Подобных дешевых сюжетов, ненесущих никакой мистической и хоть сколь малой сакральной ценности, на данный момент более чем предостаточно. Так, скажите, зачем плодить подобные сюжеты, добавляя к имеющейся куче бездарных произведений еще одно? Сколько людей прочитает ваш роман, но, что самое главное, что они вынесут из тех образов, что вы там нарисовали? Как думаете, кем и как был придуман образ ужасного сатаны, в которого теперь чуть ли не поголовно верит вся человеческая масса? И что из этого, в итоге, обрело человечество? Оно перестало понимать истинный смысл древних писаний, ибо исказив смысл, человечество  утратило способность говорить и мыслить на языке Богов! А далее, вместо понимания сути вещей, человек придумал свое нелепое, до безобразия скудоумное представление об устройстве мира, написав при этом тонны около научной макулатуры, думая, что открывает для себя истину. Но, не только рукописи не горят, но и те образы, что плодит  человечество умом своим, пребывая во тьме невежества, просто так с тонкого плана не исчезают! И весь этот смрад, рано или поздно, вырвется из недр земли и подымится на поверхность, заслоняя собой Солнце, чтобы предстать  перед лицом своих никчемных создателей.

Конечно, пишите все, что пожелаете, и не слушайте никого, как вам тут столь учтиво советуют. Да и в самом деле, зачем вам кого-то слушать? Разве вы не для себя пишите? Только зачем вам читатели, мисс Макбет? Но, почему бы вам не придумать воистину красивую сказку, наполненную исключительно прекрасными образами светлых героев? Разве есть на земле хоть одно растение, которое бы не тянулось к свету и теплу? И разве есть  хоть одно живое существо, которое мечтало бы обрести муки ада? Так почему человек сочиняет столь отвратные образы, наполняя подобным хламом пространство вокруг себя?! Ну что же это за глупец такой, что никак понять не может, что все, что сам вокруг себя он посеет, все сам потом до последней капли и пожнет.

20:17
4 Октябрь 2017


Azerat

Старожил

сообщений 5475

42

2:00
5 Октябрь 2017


Alogizma

Старожил

сообщений 4825

43

По моему скромному мнению Стругацкие - обычные конъюнктурщики, по художественному уровню никак их с Азимовым сравнивать нельзя. Да и по содержанию и идеям. С сюжетами у них вообще очень слабо. Сюжетов или совсем нет, или настолько затасканные, шаблонные, что просто стыдно за них. А уж приёмы у них самые дешёвые. В общем, это не литература, их просто на безрыбье читали, так как в то время особо фантастики не издавали. Но меня даже в мои школьные годы коробило очень многое в их так наз. “произведениях”.

А вот Шекли, Саймак, Станислав Лем, да хотя бы и Чапек, Воннегут - это высший класс. Нынешняя фантастическая литература выродилась до фэнтази. Мысли там совсем мало. Так что, увы, читать фантастику я уже не вижу  смысла.

Рекомендовано к прочтению

16:26
5 Октябрь 2017


retev4

Завсегдатай

сообщений 1009

44

зря вы буксуете на неё она прямой потомок по крови того что описано в романе 

17:45
5 Октябрь 2017


Gudrun

Старожил

сообщений 3157

45

..ретев4 скажи а чей прямой потомок по крови..

Ответ в тему: Нетиру - Сошедшие со звезд.

ПРИМЕЧАНИЕ: Новые сообщения модерируются перед появлением

Имя гостя (обязательно):

E-MAIL (обязательно):

Guest URL (required)

Защита от спама: напишите результат вычисления!
37 + 31       (обязательно)

Ваш ответ: