Переход в Новую Эру Водолея 2012 - 2022 год :: Эзотерика и Непознанное :: Космос и Вселенная :: Мониторинг Окружающей Среды

Записи ушедшего за грань (3)

Автор Ari-Navna - 13 февраля, 2010  |  Просмотров: 1,923

Размещаю еще одну часть записей Антона - ушедшего за грань этой физической жизни.
Хочу продолжить с вами рассуждать о теме смерти и бессмертия.
Смерть мы воспринимаем, как прекращение всех функций нашего физического тела. А умирает ли человек? И кто такой человек? Тело? Или сознание? А может нечто большее?
Так что в нас смертно и что бессмертно? Сознание? Душа? Где наше бессмертие? И знаем ли мы свое бессмертие?
………………………………………………..
- В режим восприятия Мира Уставших Душ попадают люди, замечу, в основном - умершие люди, с верхним пределом насыщения страданиями, или сверх насыщения. Так что ты попал в этот Мир в силу количества перенесенных тобой бед и полученных от них страданий.
Антон замолчал, видно, ждал, когда я досмотрю “фильм”. Потом как-то погрустнел, свет изнутри его померк, и он произнес, то ли с сожалением, то ли с завистью:
- Тебе повезло, Димка, ты и физически остался жить и “прорвался” в Мир Уставших Душ. Ты убил в себе страх смерти. А это такое существенное приобретение для живого человека, что ему просто нет цены. Не говоря уже о всех сопутствующих возможностях и привилегиях.
И тут меня озарило:
- Так вы мертвые? Антон, Женька, вы уже не живете в телах физических!?
Антон гордо выпрямился и глаза его заблестели стеклянным блеском. Я бы назвал это слезами, если бы речь шла о живом человеке.
- Нет. Мы живые. Ты видишь? Мы живые.
- Только не для обычных людей, - совсем печально добавил Женька, - нас не видят друзья, нас не видят родные. И вообще - никто из людей. Мы хотим с ними поговорить, но они нас не слышат.
- Ладно ты, Женька, - криво улыбнулся Антон, - зато у нас много других преимуществ. Мы когда-нибудь увидим своих родных, куда бы они ни попали после смерти физической. Запомни, Димка, одну самую большую привилегию обитателей Мира Уставших Душ: мы можем путешествовать везде - по всей проявленной и непроявленной Реальности, по всей бесконечности Первотворца.
Он сказал это так торжественно и значимо, что я интуитивно понял, что это очень важная привилегия.
- Мы - любимцы Бога, - радостно уточнил Женька, - нам многое позволено.
А я вдруг вспомнил одно когда-то слышанное выражение: “Любимцы Бога умирают молодыми”. Вспомнил без страха.
- “Какая смерть? Смерти нет! Есть только трансформация” - прокомментировал “голос”.
- Антон, Женька, а я? А мне позволено путешествовать по мирам? - опомнившись от раздумий о смерти, забеспокоился, заглядывая им в глаза, боясь получить отрицательный ответ.
- Конечно, пожал плечами Женька, - только у тебя возникнут определенного рода неудобства, хитро прищурившись ответил он, - теперь спать ты не будешь: сон как таковой, какой он у тебя был, пока ты не “вломился” в режим восприятия Мира Уставших Душ, пропадет. Согласись, странно если живой человек не спит?
- В эти тонкости мы его еще успеем посвятить, - опять рубанув ладонью воздух, - командовал Антон, - давай решать его насущные вопросы. А то и так его сегодня “грузанули” по полной программе. Скоро наступит утро и мы полетим выручать твою сестренку Дашку. Ей еще рано умирать.
- Полетим?
- Да, полетим,- не замечая моего изумления, деловым тоном Антон продолжал:
- Тебе, Димка, придется выделить из тела свой энергетический дубль тебя. Можно, конечно, тебе и в физическом теле пойти в реанимацию и вылечить ее, но там начнутся расспросы разные: “В реанимацию нельзя посторонним… А зачем? А чего?” Мы тебя, конечно, потом научим, как составлять программы для чужого сознания, как этим сознанием манипулировать в экстренных случаях, но не сейчас. Хотя мы и умеем делать паузы во времени, но не до бесконечности! Это нам еще неподвластно. Скоро будет рассвет. Смотри сюда, Димка, и запоминай: сестренка твоя заболела, потому что получила очень большую дозу облучения низкочастотной отрицательной энергии, и обстоятельства “сами собой” сложились так, что страшная болезнь сформировалась и нашла причины для заболевания. Я полагаю, ты не будешь спрашивать, кто стал генераторам “отрицаловки”?
Я опустил голову, “выдавил” из себя:
- Нет.
Антон спешил, и ему, по-моему, не было дела до моих эмоций:
- Люди боятся радиации, а ведь эта энергия, которую ты сейчас, приобретя сверхъестественные способности, будешь видеть, намного опаснее и коварнее радиации, потому что это психическая энергия. И она разумная. Так, Женька, я сейчас для наглядности немного выделю “отрицаловки”, а ты приготовься тут же уничтожить ее, как участвуя в военных действиях, распоряжался Антон.
Он сконцентрировался, поднеся ладони к области сердца, и немного раздвинул их. И вдруг с ним начала происходить какая-то страшная метаморфоза: свет внутри него потемнел, превратился в зловеще-красный с черными прожилками, лицо исказилось и приобрело уродливые формы…
Мне стало жутко, и я невольно отшатнулся от Антона.
- Смотри, смотри, - строго приказал Женька, не отворачивайся, - то же самое происходило и с твоим энергетическим телом, когда ты бил отчима.
Из груди Антона стал выделяться черный дым. Он выходил клубами и разрастался. Но Антон сжимал его ладонями и не давал этому дыму распространяться дальше.
- Женька! - крикнул Антон, и Женька, приблизив руки к этому черному сгустку, начал атаковать его, белыми искристыми потоками, вырывавшимися из середины ладоней. Сгусток волновался и увертывался от серебристых лучей, но постепенно распался на фрагменты и исчез, растворившись.
Антон облегченно вздохнул, расслабился, и свет изнутри засветился еще ярче, чем был до этого неприятного эксперимента. Я заметил, что светлая энергия волновалась над макушкой его головы и, закручиваясь спирально, поглощалась Антоном, из-за чего свечение его и увеличивалось.
- Я понял, - с перепугу, с большим рвением и энтузиазмом, скороговоркой комментировал увиденное: - Я стал генератором отрицательной злой энергии, а эта - показал я пальцем на макушку головы Антона, - светлая, божественная энергия. Она хорошая, добрая и целительная… А та черная - от дьявола.
И тут вдруг так громко зазвучал в моей голове “голос”, что мне показалось, что она сейчас разорвется:
- Нет силы не от Бога! Все их не дано знать человеку, но узнавать их ему не воспрещено, как не воспрещено и пользоваться ими, если человек не злоупотребляет особым даром, данным ему Господом. Разве можно человеку запретить исследовать самого себя? Человек - это величайшее чудо, созданное Первотворцом по своему образу и подобию - бесконечно развивающийся пучок осознания, потенциально бессмертный и подлинно свободный.
Безмолвное знание наполняло меня пониманием, что вся энергия Первотворца изначально добрая и чистая…
- Да, да, Димка, - продолжая мои мысли, подсказывал Антон, - только эту энергию могут превратить в отрицательную и злую люди и те сущности, которые наделены сознанием. Это иногда похоже на то, как ты съедаешь, например, красивые вкусные фрукты, а превращаются они, пройдя через тебя… сам знаешь во что. Ладно, эти уроки о свойстве энергии оставим тоже на потом. А ну-ка вдохни глубоко и задержи дыхание… что ты чувствуешь?
- Горячий поток, откуда-то снизу, я уже чувствовал его один раз, - обрадовался я новым ощущением.
- Теперь выдохни и задержи дыхание.
- Холодная струя от головы и дальше: как водичка, - энтузиазм исследователя возрастал во мне.
- Так, Женька, потоки энергии он почувствовал, теперь нужно учить его выделить дубль, - рассуждал Антон, - получится ли у него с первого раза?
- Так у него ж уже опыт есть, - ответил Женька и показал на сломанный сук, который не выдержал моего “повешенья”.
У меня мелькнула шальная мысль, что для того, чтобы выделить энергетический дубль, мне нужно опять…
- Нет, не нужно. Слушай, - сказал Антон нетерпеливо и посмотрел на небо, - пошли в дом и ляг где-нибудь.
- Не хочу, - заупрямился я.
- Если твое тело будет валяться здесь, - кто-нибудь тебя найдет и подумает, что ты в отключке от того, что удавился. Да и холодно. Тело застудится. Куда потом возвращаться будешь? В больную физическую оболочку?
- Во времянке лягу. И закрою двери.
- Двери не нужно закрывать, - уже устало проговорил Антон, - только давай побыстрей перемещайся.
Силы у меня после прокачки потоков как будто утроились, я сорвался с места и через пару минут был во времянке и лежал на старом диване, привезенном еще с проданной квартиры. Ждал Антона с Женькой. У изголовья внезапно услышал:
- Мы уже возле тебя. Начинай выход. Распредели свое внимание сразу на трех вещах: начинай ритмично дышать - четыре секунды вдох, четыре секунды выдох, это нужно для гармонизации энергообмена и как высокого катализатора сдвига точки сборки. Поставь мысленно таймер продолжительности ритмического дыхания - пятнадцать минут. Так! Молодец, не напрягайся, расслабься! Теперь одновременно с ритмическим дыханием сосредоточься внутри головы, где-то посредине между ушей. Звук? Слышишь звук? Он будет возрастать. Не бойся! Закрой глаза. Смотри перед глазами. Прекращай мысленный диалог и смотри!
Темнота перед моими глазами взорвалась светом. После взрыва вспышки, который длился несколько мгновений, мир стал “укладываться” заново: плыло бесчисленное множество светящихся точек, затем - мириады линий, пронизывающие все вокруг и меня в том числе. Эти светящиеся линии стали собираться в пучки, клубки, спирали, капсулы, образовывая туннель, по которому я с невероятной скоростью “летел”. Все пульсировало, двигалось и звучало невероятными звуками. Тело мое растянулось, как резиновое, чувствовалось головокружение от беспорядочного, хаотичного движения светящихся капсул - то они носились перед самым носом, то словно удалялись на огромное расстояние. Меня кто-то перехватил и рывком выдернул из этого туннеля.
- Смотри на руки! - Грохотал голос Антона. - Собирай себя! Ощути свое тело!
Я с трудом “нашел” свои руки, поднял их к глазам, и пространство стало структурироваться и приобретать реальные очертания. Меня потянуло вверх под потолок, но кто-то крепко схватил меня, удержал… От него исходил поток, давящий силой. И я приобретал больший вес.
- Включай ориентацию, сконцентрируйся! - Отчаянно орал Антон, - Расплылся, как амеба!
Я внутренне собрался и мир мгновенно четко проявился и сфокусировался.
Огляделся: рядом стояли озабоченные и, кажется, злые Антон и Женя. Я лежал на диване… и стоял рядом. Я раздвоился.
- Да, ладно, Антон, - успокаивал своего спутника Женька, - Ведь ему тяжело выходить из живого тела. “Раздирает” его между двумя реальностями. Для первого раза хорошо и так, только вот ты обесточился. Менталку включай. Заодно ему, - махнул головой Женька в мою сторону, - урок будет.
- Усиливай мысль, - без предисловий начал руководить процессом Женька, пристально и озабоченно глядя на меня, - как бы вздохни и мысленно, силой своего внимания и воображения, ” увидь” энергетический кокон Земли и подключись к одному из его силовых потоков, как шланг подсоединяют в машину на бензоколонке. Делай мысленный запрос на видение энергетического кокона Земли. Так, видишь?
Я махнул головой, видя вокруг себя горизонтальные и вертикальные красно-зеленые светящиеся линии, пересекающиеся строго и пропорционально между собой. - Зацепи вниманием один из этих ” шлангов “, подсоедини его себе вначале в область промежности и дальше к той точке, где находиться пупок в теле физическом. Молодец! Накачивайся. Я скажу “стоп”, и ты мысленно отключишься от шланга, возвратишь его на место.
Мельком заметил, что то же самое делает Антон, но более быстро.
Вскоре мое новое тело значительно отяжелело, приземлилось и приобрело устойчивость.
- Все, стоп, стоп, Димка. Перемещаться не сможешь! Заземлишься надолго! - замахал обеими руками Женька, как бригадир на стройплощадке.
Я, наблюдая, как все проделывает Антон, вернул энергетический “шланг” обратно и так же, как он, восстановил одну из использованных мною энергетических потоков кокона Земли.
- Так, Димка, - подобрев, как насытившись вкусным и замечательным обедом, весело продолжил свою миссию Антон, - теперь давай в уме представляй последовательно от этого самого места, где мы находимся сейчас, дорогу до реанимации, где лежит твоя сестренка. А я ее буду сканировать.
Плавно двинулись с места. Антон и Женька, дотронувшись до моей руки, увлекли меня за собой по направлению к двери. Открыть ведь ее надо! Я хотел закричать об этом, но мои новые друзья уже просочились сквозь закрытую дверь, дернув в нее и меня. Я всего-то и почувствовал - легкое подавливание на тело.
Во, здорово! Не успел подумать я, как мы уже очутились возле реанимации и опять, не открывая дверь, “вошли” в нее. Ощущения менее приятные: наверное, потому, что она стеклянная, - оглянулся на дверь я.
Моим восторгам пришел конец, когда мы оказались возле Дашкиной постели:
- Господи! Что они с ней сделали! Это была уже почти не Дашка, а восковая кукла - вся исколотая, с торчащими из ключицы, из горла трубками, прикрепленными налепленным крест-накрест бело-желтым пластырем.
- Оставь эмоции, - мысленно передал мне приказ Антон; я хорошо в голове услышал его голос, но удивляться не стал, рассуждая: как это он сделал, ждал дальнейших его распоряжений.
- Мысленно сконцентрируйся на макушке головы… Так, прокачай нисходящий поток пару раз… Правильно, молодец! Сейчас, когда еще раз качнешь, останови поток в области груди, направь в обе руки. Почувствовал энергию в руках? Клади ладони Дашке на голову, - сказал Антон и кивнул Женьке. Оба они приготовили ладони: из них излучилась серебристая белая энергия.
Как только я прикоснулся к Дашкиной головке, что тут началось! Из глазок ее, из носика, из полуоткрытого ротика сначала тонкими струйками, а потом клубами стал выходить зловещий черный “дым”. Тельце ее вздрагивало, закрытые веки трепетали. Антон и Женька “атаковали” эту черную энергию.
Сражение длилось около часа.
Когда последняя струйка “отрицаловки” выползла, как змея из Дашкиного ротика, сестричка дернулась, прогнула спинку и обмякла.
Какая-то тетка в белом халате, что в этот момент зашла в палату и увидела Дашкины спазмы, с криком выбежала обратно:
- Лидия Петровна, Григорьева помирает, кажись!
Стукая дверьми и каблуками, в палату сбежалось много женщин в белых халатах. Последним прибежал невысокий, коренастый мужчина с бешеными глазами и белой шапкой набекрень, стал шарить глазами по приборам над Дашкиной головой и озабоченно тыкать трубкой ей в грудь, поправляя наушники.
Мы-то видели, что Дашка из восковой куклы стала превращаться в розовощекую девочку. Задышала ровней. Из правого глазика ее скатилась слезинка и, обмочив реснички, склеила их стрелочками.
- Лидия Петровна, отключаем аппарат, - приказал доктор с бешеным взглядом и добавил потом, задумчиво обхватив рукой подбородок:
- Произошло какое-то чудо!
Женщины в белых халатах стали, как по команде, переглядываться между собой. Враз все загалдели и заулыбались. Обступив Дашку, стали “колдовать” над ней, освобождая от страшных трубок и лейкопластыря.
Мне хотелось заплакать от счастья, но слез, естественно, не было: только поддавливало и щекотало в районе глаз. Взглянув на Антона и Женьку, я с благодарностью мысленно передал мое состояние счастья и трогательной нежности к ним. Они в ответ не в переносном, а в буквальном смысле засветились изнутри мягким белым светом - тоже от счастья!
Антон сдерживал улыбку, зажимая ее уголками губ, и, стараясь придать голосу деловой тон (в то время как глаза его сияли и искрили от радости), в приказном порядке распоряжался:
- Димка, с Дашкой все в порядке. Но расслабляться, однако, нечего. Светка сейчас доедет со своим любовником до места их постоянной дислокации и разместит денежки, украденные у вас так, что их уже никаким образом не вернешь!
И эту беду они мне помогут разрешить? - с восторгом подумал я. Ну никак не мог рассчитывать!
- Бог позволит, - значит, сможем, - подмигнул Женька и заулыбался. Потом под строгим взглядом Антона осекся, видно, поняв, что вальяжно произнес что-то недозволенное, и стал оправдываться:
- А что? Наше дело правое: мы ведь украденное забираем.
- Бога не тревожь, - понизив голос поучительно-назидательно сказал Антон Женьке, но смотря в мою сторону.
А! Мне сейчас все было нипочем, но не дурак, понял: “Кота бьют, а зятю знать дают”! Вот так делать не буду, понял: “На Бога надейся, а сам не плошай. Все возможности есть, только злоупотреблять ими не нужно”, - весело думал и уже наблюдал, как Антон подключается к энергоинформационному полю Земли и комментирует:
- Чудесно! Дорогу я знаю и где сейчас они - тоже вижу: в гостинице балдеют на полпути к Славкиному дому. Долетим туда - а там на месте решим, что будем дальше делать. Раков вареных едят, бессовестные. На сиротские деньги жируют.
Видно, этот увиденный момент с поеданием раков, придал Антону больше решительности. Дернув меня за руку, Антон стремительно увлек меня за собой. За нами поспевал и Женька.
Ох, и не нравилось мне это мгновенное перемещение: все кругом плыло и мельтешило до головокружения. Еще этот жужжащий звук…
Не успел я додумать мысль, что когда-нибудь привыкну к этому, как мельтешение разом прекратилось, и я увидел перед глазами злосчастную Славкину машину.
- Так, только злиться не надо, - успокаивал я сам себя.
Затем проникли через окно второго этажа гостиницы в женский туалет, где и увидел Светку, которая, задрав кофту, вытаскивала из широкого пояса (видно, специально сшитого для денег), пару стодолларовых купюр и испуганно оглядывалась на дверь.
Обтянув кофту, положила деньги в кошелек, а его, в свою очередь, в сумочку. Успокоилась. Глянула в зеркало над раковинами. Комично открыв рот и оттянув вниз подбородок, выколупала пальцем что-то из уголков глаз. Видом своим осталась все-таки не довольна, потому что опять засунула руку в сумочку и вытащила оттуда пудреницу, а за ней тюбик помады. Прищурив глаза, напудрила лицо и подвела помадой губы, грубо залезая за их естественный контур. Помада была красная, и Светка стала мне напоминать вампиршу из “ужастиков”.
Антона и Женьку Светкин макияж развеселил, и они, глядя на нее, ухахатывались.
Светка еще больше развеселила ребят, когда, закинув на руку сумочку, стала зеркалу строить глазки, на что Антон, посмеиваясь, заметил:
- Тренируется!
Потом она уже повернулась к выходу и сделала к нему один шаг… Но, отступив обратно, глянула снова в зеркало. Нахмурилась, втянула в себя живот, подбила, как подушки, руками вверх груди. Скособочившись, подтянула одну, а затем вторую бретельку в бюстгальтере. Втянула в себя живот еще раз и, победоносно тряхнув головой, зашагала из туалета.
- Нет, ребята, - прерываясь на смех, делал выводы Антон, - у нее явные комплексы по поводу своей внешности. Вот на этом мы и сыграем, - подняв палец вверх, принял какое-то решение, задумался, потер ладонь о ладонь, а потом произнес загадочную фразу:
- Поработаем купидонами!
Просачиваясь в зал гостиничного ресторанчика вслед за Светкой, Женька на ходу спросил у Антона:
- В кого Славика ее влюблять будем?
- Да хоть в кого, - иронично и спокойно ответил Антон. И, обведя зал рукой, задал вопрос нам:
-Так в кого? Вон их сколько.
Я сразу разгадал план Антона, но девушек и женщин рассматривать не стал. Мой взгляд остановился на Светке и Славке, сидящих за столом. Славка сидел, вытянув под столом крест-накрест сложенные ноги, лениво ковырялся зубочисткой в зубах и маслеными глазками смотрел на Светку. Она же держала тремя пальчиками тонкую ножку бокала шампанского, строя из себя светскую даму; улыбалась своему кавалеру одними уголочками губ и взирала на него томным взглядом. Идиллия! На первый взгляд… Как только ее Славка отводил от нее глаза и начинал смотреть по сторонам, Светка наблюдала за ним, как коршун за добычей, пронизывая воображаемый объект Славкиного внимания колючими зрачками, как потенциальную соперницу.
- Антон не ошибся в выборе плана! Она ревнует своего Славочку! Значит, действительно не уверена в себе. Я сам в этом сейчас убедился!
Пока ребята выбирали объект для осуществления нашего плана, а я наблюдал за Светкой и ее кавалером, от служебного входа через весь зал, размеренно постукивая каблучками, покачивая крутыми бедрами, к столику, где сидели наши подопечные, подошла обалденная, шикарная блондинка. Опустив длинные ресницы, держа наготове блокнот и ручку, бархатным, грудным голосом промурлыкала:
- Еще что-нибудь заказывать будете?
Славка и Светка минуту раздумывали, а ребята были уже тут как тут:
- На ловца и зверь бежит, подтягивайся, Димка! - “кипишил” Антон, делая зазывающие знаки.
- Ментальный вирус: Женька, ты - официантке, а я - Славке. Димка, смотри и учись! Генерируем мысль, что объект испытывает непреодолимое сексуальное влечение к субъекту. Накачиваем эту мысль энергией Земли в ее низшей дифференциации, выпускаем у себя луч с этой мыслью из надбровного центра и обматываем, как нитью, “точку сборки” человека. Пока обматываем, еще нагнетаем энергию. Ура! Процесс пошел! Теперь соединяем копчиковые центры Славки и официантки, тоже нагнетая туда энергию! Готово!
Я наблюдал, как Антон и Женька оперативно подключались к энергетическому кокону Земли, как через них до межбровья проходила тоненькая красная струйка энергии и выходила оттуда, как лазерный луч. Как они обматывали этой струйкой светящиеся точки внутри головы Славика, а потом официантки. Как сцепляли их двоих этими красными нитями…
И тут, как последствие этих быстрых манипуляций Антона и Женьки, у этих двоих началась реакция: Славка напрягся и сел ровнее на стуле, подгребая под себя ноги. Стал смотреть, не отрываясь, на блондинку, как на икону. У официантки дрогнули ресницы, и она, глянув на Славика, покраснела и нервно одернула свой белый фартушек, который был и так длиннее ее короткой юбки, задышала взволнованно и глубоко. Глухим, с придыхом, голосом смущенно повторила вопрос:
- Заказывать еще что-нибудь будете?
Славка, переведя взгляд на глубокий вырез кофточки официантки, выпалил:
- Будем, еще как будем!
Записав заказ, официантка кокетливо отбросила назад прядь белых волос, и уже, видно, справившись с собой, подарила Славке жгучий многообещающий взгляд, на одном каблучке повернулась на сто восемьдесят градусов и зашагала по залу, еще больше покачивая бедрами.
Славка дернулся и подался всем телом вслед за уходящей официанткой. Глаза его горели, как у голодного волка, увидавшего овечку.
В то время, пока Славка делал заказ красавице-официантке, которая стояла за Светкиной спиной, она копалась вилкой в тарелке и отстраненно о чем-то думала: видно, вычисляла, сколько Славкин заказ будет стоить.
Но когда Славка дернулся вслед официантке так, что подвинулся столик и загремела свернутая с мест посуда, Светка опомнилась и, оглядываясь, сразу разозлилась, а потом испугалась. Стала уговаривать Славку уйти из ресторана под предлогом, что у нее разболелась голова. Обещала всю еду и питье забрать в номер.
Куда там! Славка ее и слушать не хотел, пристально наблюдая за той дверью, за которой скрылась красавица-блондинка. От нетерпения он встал, откинув салфетку и бросив Светке безразличную фразу: “Ты, Свет, подожди”, - двинул к искомой двери и надолго скрылся за ней.
Светка прыгала на своем стуле, как на раскаленной сковороде, пересела на Славкино место, чтобы лучше видеть дверь, из которой Славка не вышел даже и через полчаса с того момента, как он за собой ее захлопнул.
Психовала, дергала из салфетницы салфетки, протирала ими вспотевший лоб и щеки, комкала их и бросала в тарелку. Оставаться вот так - брошенной на произвол судьбы Светке один на один со своей ревностью и уязвленным женским самолюбием, сидеть ничего не кушая, было просто даже неудобно и стыдновато. Ей казалось - все сидящие в зале только и делают, что наблюдают за ней и подшучивают над ее горем.
По залу сновали и другие официантки. Светка одну из них позвала:
- Мне нужно рассчитаться. Немедленно! - со злостью прорычала Светка, - вы слышали? Немедленно!
- Что вы так нервничаете? Округлила глаза девушка и чуть не выронила из рук поднос, отступив от Светки на один шаг.
- Где официантка, которая меня обслуживала - фифа с белыми патлами? - срывалась на крик Светка.
- Не скандальте, я сейчас её позову, - прижимая крепче к груди поднос, испуганно упрашивала официантка Светку и тоже скрылась за ненавистной Светке дверью, где было написано : “Посторонним вход воспрещён”.
Через пару минут эта дверь открылась, сердце у Светки ёкнуло. Но это был не её предатель Славочка и не блондинка, за которой он убежал. И даже не вторая официантка, а дородная женщина в синем костюме с пышной причёской. Эта дама подошла к Светке. Сразу было видно, что они со Светкой были чем-то неуловимо похожи. На груди у дамы с причёской висела табличка: “Администратор”. Я ещё подумал, что у этой дамы и у Светки даже цвет волос одинаковый.
- Вот ваш счёт, - строго отчеканивала администратор, - нечего так скандалить и пугать людей. Рассчитывайтесь.
- Где та блондинка - официантка, что меня обслуживала?
Администратор ехидно улыбнулась и вопросом на вопрос:
- Она занята. А зачем она вам?
По всему было понятно, что Светка нарвалась на такую же стерву, какой была сама, явно проигрывая в этой дуэли.
Дама с причёской хладнокровно и насмешливо ждала, пока Светка, пыхтя от злости, дёргала замок сумки, дрожащими руками отсчитывала деньги. И совсем уж “контрольным выстрелом” в затылок уходящей Светке издевательски-вежливо нараспев крикнула:
- Рады были вас обслужить! Приходите ещё! А про себя пробормотала: - “Понаехали тут наших мужиков отбивать”.
Светка выбежала из ресторана, как ошпаренная. Мы полетели за ней под команду Антона:
- Вперёд, неуловимые мстители.
- Ой, что сейчас будет! - претворял события Женька.
Светка прибежала в номер, но Славку там не застала: - Вещи на месте. Это уже хорошо, - вслух сама с собой разговаривая, потрошила шкаф, осматривая, всё ли цело или чего-то не хватает из положенного. Плюхнулась на кровать и разревелась в голос.
Я первый раз видел, как Светка плачет! Во, допекли! Мне её даже стало жалко.
- Не нужно быть добреньким, Димка, - сурово прокомментировал мои сожаления Антон. - Нужно быть добрым, а значит пресекать зло. Нужно дать почувствовать человеку, делающему зло, что оно как бешеный бык может развернуться обратной стороной и боднуть выпустившего его на волю.
- Моя покойная мамка говорила: “Не рой другому яму - сам в неё попадёшь.”
- Твоя мамка жива, - сверкнув глазами торжественно произнёс Антон.
- А вот ответ получишь потом, - предваряя мой вопрос о мамке, выставив вперёд ладонь как запрещающий знак на дороге сказал он. Светка ревела не долго: вскочила и как тот бешенный бык побежала искать Славика. Забыла сумку. Вернулась и опять побежала. Носилась по этажам гостиницы, расспрашивала о беглецах горничных: те только улыбались и пожимали плечами. Светка прижимала ухо к дверям, где слышала подозрительные звуки. Нам даже надоело метаться за нею. Женька, просканировав пространство, увлёк нас за собой и, указав на один из номеров, предложил:
- Подождём здесь. Они там.
И надо же было так случиться, что когда из номера выходила раскрасневшаяся блондинка-официантка, приглаживая волосы, вдруг из-за угла выбежала Светка, случайно (случайно ли? У меня на этот счёт большие сомнения!) залетев именно на этот этаж.
Светка прибавила скорости, как будто включив сзади реактивный двигатель, и пользуясь замешательством блондинки вломилась в номер, где ещё одевался Славка.
Светка набросилась на него, как разъярённая слониха, била Славку сумкой по чем попало.
Он сначала терпел, увёртываясь от ударов и подставляя руки, но когда она ему угодила по носу, вскрикнул и, видно, от боли, озверел тоже. Применив какой-то приём рукопашного боя, завернул ловко правую Светкину руку за спину и циничным, хладнокровным голосом попросил:
- Дай ключи от номера. Я уезжаю. Без тебя. Ты поняла?
Светка поняла - то ли под воздействием приёмчика, то ли сообразив, что весь этот концерт был бесполезным:
- Отпусти руку, ключи в сумке.
Вскоре мы увидели вытиравшую слёзы Светку, наблюдавшую из окна, как в фуру запрыгнул Славка, но не заводился.
- Передумай! Передумай! - сжимая кулаки выла Светка. - Господи, помоги!
- Ишь, когда Господа вспомнила, - съязвил Антон.
А через некоторое время Славка подавал руку, помогая сесть в кабину, блондинке- официантке.
Светка взвыла ещё сильней…
- Полетели отсюда. Не люблю истерик, - буркнул Антон. - Дело сделано. Светка припрётся как миленькая в кафешку с покаянием… и с украденными деньгами.
- Точно припрётся? - переспросил я.
- Будь спок, Димыч, - как поставив печать, заключил Антон. А Женька покачал головой, подтверждая. Их уверенность передалась и мне. И я успокоился.
Мне на этот раз не показалось таким неприятным быстрое перемещение в пространстве. И жужжание для меня звучало, как музыка.
Очнувшись уже в физическом теле, разминая замлевшие руки и ноги, по которым бегали мурашки, я не увидел своих новых друзей и забеспокоился. Стал мысленно и криком звать их. И только, то ли в голове, то ли рядом прозвучал голос Антона:
- Мы ещё вернёмся, Димка, отдыхай!
Я мысленно стал благодарить их и Господа. Вспомнил и читал забытые молитвы, которым меня учила мама. Так до вечера. А вечером пошёл на чудесную поляну.
……………………………………………………………………………………….
Тишина. Изредка прошуршит мягко сова, задумчиво пошепчется лес, мудро глядя на одинокого человека, сидящего на поляне. Что он забыл тут, в ночном лесу? Ведь это человек. Не Человек, а человек. Различия огромны. Тысячелетняя память лесов навсегда отпечатала образ Человека, живущего одной с ним душой. Затем Человек стал просто человеком, а для человека лес - враг, таящий неведомое.
Но этот? Он не боится. И какое сияние окружает голову этого человека! Лес насторожился. Что это?
Человек поднял голову, блестящие глаза его посмотрели на сверкающее звёздами небо и увидели Истину. И произошло истинное возрождение. Новое рождение. Умер “старый” человек, а родился новый Человек - Мыслитель, Чародей. Лес поздравил его молча и торжественно. А потом, радуясь за новорожденного Человека, зашептали листья, шуршали ветви, травы. Голоса зверей и птиц объединились в один голос: “Ты восстал из мёртвых и стал живым!”
Человек встал и пружинно разогнулся. Он почувствовал, он услышал… - так я узнал силу любви и веры, силу мысли и воли. Так произошло моё возрождение из мёртвых душой и телом. Так я стал Человеком. И я сказал: “Я живу, я буду жить всегда, и всё возможно!” Теперь я знаю, что возродило меня, - любовь и Бог, две величайшие силы Вселенной, слившиеся в одну.
- Обидно, отчаянно сожалел я,- что реалии нашей действительности очень жестоки. Что люди забыли про любовь! Жалко, что человек выродился в машину по приобретению денег и материальных благ. Для романтичных, нежных, ищущих любви душ в мире обычных, “нормальных” людей здесь нет места. В этом мире только грубая гонка по замкнутому кругу: деньги, деньги, деньги… И так всегда. Деньги превратились в идола. Я не спорю, деньги - великая вещь, но это не цель, а средство. Ведь стимул к действию Первотворца - любовь. Я теперь знаю эту Истину. Почему люди стесняются этого слова? Они заживо становятся мёртвыми. Без любви…
“Голос”, который некоторое время оставил меня, видно, поразмышлять самому, подтвердил - “И по причине умножения беззакония во многих охладеет любовь. Претерпевший же до конца спасётся”. Люди забыли эти слова Сына Господа…
- Как сказать это людям? Как крикнуть, чтобы услышали. Услышали все! И вернулись. Вернулись из мёртвых и ожили! - орал я на весь лес, выплёскивая наружу мой невероятный протест против такого несправедливого уклада этой людской обыденной жизни, которую они считают правильной, нормальной, рациональной, адекватной… Почему так ограничили себя, обобрали, обокрали… и сами не понимают этого? Когда они оживут?
- Это будет ещё не скоро, - печально ответил мне Антон за моей спиной. Я не удивился и не испугался его внезапному появлению. Ещё я знал, что рядом и Женька.
- Ты так кричал, - осторожно заговорил Женька после долгой паузы, выжидая, пока улягутся мои эмоции, - что твой крик был слышен не только на Земле, но и во всех Мирах.
- Все даже вздрогнули, - улыбаясь ,по-доброму продолжил Антон.
- Кстати, о Мирах, - решив поддержать попытку друзей развеять мою тоску и отчаянье, бодреньким голосом наигранно упрекал: - вы ведь обещали мне путешествие.
Друзья, принимая мою игру, с готовностью и наперебой стали предлагать:
- Антон, давай его в Мир Вейная, а?
- Нет, Женька, не с этого нужно начинать. Это потом. Может сразу маханём в Матричный Мир? - перечил Женьке Антон и сразу же опроверг себя, - нет, ещё испугается.
- Может, в прошлое ? В Атлантиду, в Лемурию?
- А давай, Женька, в наше любимое местечко!
- Точно! В Драконий Двор! К Пашке Князеву! Мы даже не выйдем из режима восприятия Мира Уставших Душ.
“Голос” тут же стал ненавязчиво комментировать:
- Драконий Двор - корпорация тайных кланов, возглавляемая неким Патриархом. Включает в себя защиту различных интересов этих кланов, контроль иномирья: разведку, контрразведку. Двор чудес, реликтов и артефактов. Крайняя сейфовая дверь в иные Миры, стерегущая свой секрет от всех подпланов и чужеродных порталов, не из режима восприятия Мира Уставших Душ…
- Хочу в Драконий Двор! - не дослушав рассказа “голоса”, и не дождавшись решения ребят, заявил я.
Антон одобрительно кивнул головой, потом спохватился:
- А ты сегодня тело кормил?
- Собаку кормил, себя - нет.
- Ну ты даёшь!
- Забыл. Мне так было хорошо и без еды, что забыл.
- Нет, брат, так вот не пойдёт, качая головой упрекал меня Женька, - ты должен найти баланс, а то потеряешь физическую оболочку. Ты не понимаешь своего преимущества существования в двух режимах восприятия.
И глаза его заволокла дымка грусти:
- Ты не представляешь, как тебе повезло.
Я послушно, но без аппетита поел. Вообще не разбирая, что, собственно, ем (очень спешил), чем позабавил Антона и Женьку. Уложил своё тело “спать”, совершая головокружительный прыжок из него. На сей раз это получилось намного удачнее.
Туннель вынес нас… О-о-о! Это была сказка! Какой мир! Фантастика! Похож на Землю, но всё чётче и ярче. Причудливые холмы, подёрнутый золотистой пеленой изумрудно-рябинового цвета лес. Жалкое сравнение с листьями сентября. В лазоревом небе летали настоящие драконы.
Как птицы, восхищаясь подумал я и загляделся на них.
- Познакомься, Дима, - это Павел Князев, - тронув за руку, представил мне кого-то Антон.
Глаза наши встретились. Я кивнул смущённо тому, кого Антон назвал Павлом Князевым.
Цепкий взгляд… Подумал я, и совсем смутился, и растерялся… И (о, ужас!) ляпнул глупость :
- А вы… ты… Ты живой?
Павел вопросительно посмотрел на Антона и Женьку. Я понял, что между ними произошёл мысленный диалог, после чего глаза Павла уже смотрели на меня снисходительно-мягко:
- Я скоро расскажу тебе свою историю. Если тебе это будет интересно. Мне самому порой кажется, что она даже очень удивительная. Хотя я уже почти перестал чему бы-то ни было удивляться.
Вздохнул. Мне показалось, что вздохнул Павел устало, может, даже с сожалением.
Прошли через вымощенный камнем двор, где отрабатывали приёмы сражения мечами какие-то средневековые рыцари в кольчугах и латах. Завернули на площадь, где шёл турнир… опять же смахивающий на средневековый: с настоящими конями, рыцарями и наставленными копьями. Всё бы ничего, но вокруг “болели” за них не только люди, а вернее совсем не люди: существа, похожие на ящериц, но с умными глазами, мало того - разговаривающие наравне с людьми. Туда-сюда сновали маленькие человечки с непропорционально большими головами, которые, как малые дети старались пробраться сквозь толпу, увидеть поближе зрелище. При каждом возгласе толпы подпрыгивали и взлетали хрупкие девушки со стрекозьими крыльями. Я даже слышал стрекот этих крыльев, а ещё они расправляясь, отсвечивали и лучились всеми цветами радуги. Красиво…
Ребята подталкивали меня дальше. Я, с трудом отрываясь с места и оборачиваясь шёл. Да! Шёл!
- В этом Мире плотность энергии большая, - пояснил Женька, - и качество у неё иное. Вот и ходим.
С площади сошли на тропинку, которая вела в лес. Тропинка была из золотистого песка, который поблёскивал на солнце, загораясь искорками то тут, то там. К лесу она становилась уже, и вот мы уже продирались сквозь спутанную листву.
- Всё почти так, как на Земле - походя удивлялся я.
Лес поредел и раскрыл поляну, на которой стояла бревенчатая избушка с крышей из щепы и маленькими окнами. Окна изнутри были тёмными, сразу не поймёшь - со стёклами или без.
Павел толкнул тяжёлую дубовую дверь с коваными железными навесами и пригласил:
- Заходите.
Дверь была низкой, пришлось нагнуть голову, чтобы войти.
Зайдя со света в полумрак, царивший в доме, сразу и не разглядеть обстановки. Поморгав, стал различать предметы: широкая деревянная кровать, грубо сработанные, но добротные стол и лавки - тоже из дерева. Вот и всё. Комната казалась пустоватой и от этого просторной. Пахло смолой и травами.
- Как у нас в кафешке, вспомнил я.
Присели. Ребята разговорились, весело вспоминая совместные похождения, путешествия и потасовки с какими-то лазутчиками. Юморили и подтрунивали друг над другом.
Я рассеянно слушал, стараясь вникнуть в суть их историй.
Иногда они пальцами раздвигали пространство - получался светящийся экран. Прямо в воздухе! На экранах были слайды или сюжетные “ролики”, героями которых были то ли Антон и Женька, то ли Павел и Антон, то ли поодиночке и ещё разные действующие лица. Все истории были для меня лично фантастическими, а для них - обыденными, но забавными. Они тыкали в экраны пальцами и самые повторяющиеся слова в этом просмотре были “а помнишь?” или, “ребята, а это помните…?”
-Кстати, это вот начало моего пребывания в Драконьем Дворе, - обратился Павел Князев ко мне, указывая на один из слайдов.
- Так, всё-таки, - осмелел я, - как ты оказался здесь? Ты обещал рассказать.
- С самого начала? - уточнил Павел.
- Да, мне всё интересно. Я новичок в Мире Уставших Душ.
- Это я уже знаю. Знаю даже про сломанный сук, - подмигнул ребятам Павел и засмеялся.
Мне уже было не то что смешно, а даже очень радостно вспоминать об этом.
- Ладно, сначала, так сначала. Слушай. И не только слушай, но и смотри. Ловким движением Павел свернул экран и совместил его с моей “точкой сборки”, и рассказ его теперь выглядел для меня, как кино с озвучиванием. Я слушал его и смотрел историю Павла Князева.
-Это утро начиналось, как всегда в последние три дня: с жуткой головной боли, отвратительного настроения, с явными признаками чёрной меланхолии и апатии. А ещё со скрипа в разных частях не размятого тела. Мне казалось, что это самое тело таким вот утренним скрипом мягко намекает на то, что моё трёхдневное изучение мудрости “зелёного змия” может чревато отразиться на его дальнейшей профпригодности.
“Ну и фиг с ним” - задушил я без всякой жалости свой внутренний голос, почему-то напоминающий тенорок здоровенного дядьки в белом докторском халате, уже который месяц вещающего с экрана телевизора о быстром и качественном избавлении от алкогольной и иных форм зависимости.
Подавив стон, разогнулся на диване. Тренированный взгляд тотчас отыскал гранёный стакан, доверху налитый прозрачной жидкостью именуемой простым русским словом “водка”. “Зелёный змий” радостно высунул похмельную морду из стакана и, как показалось, даже умилительно завилял хвостом, горя желанием избавить меня от утренних страданий.
Я поднатужился и рывком, делающим честь даже тяжелоатлету-олимпийцу, схватил стакан и “принял на грудь”. Крякнул, внутри как будто зажёгся маленький ядерный реактор. Мир вокруг подобрел, самочувствие улучшилось. Подход “к снаряду” прошёл успешно.
Глубоко вздохнув, направился в ванную совершать утренний моцион - попросту говоря, посмотреть на свою помятую морд… то есть лицо и сравнить это сегодняшнее лицо со вчерашним. Таким сравнением перед зеркальцем каждое утро я решал две задачи: во-первых, узнавал подробности и нюансы вчерашних похождений (что пил, с кем пил и т.д.) во-вторых, подбодрить своего зеркального двойника, вслух очередной раз сказать: “а ты ещё ничего… ну и что, что похож немного на орангутанга. Такие нынче в моде.”
“Да-а-а”, - протянул я, вглядываясь в заросшего наглого субъекта, который строил мне глупые рожи по ту сторону зеркала, - “Нас вино зовёт вперёд, слышишь, конь копытом бъёт.” Прекрасный образчик усердного служителя стакана и селёдочного хвоста. Хорошо, хоть курить не начал.
Успокоенный последней мыслью, я смочил ладони холодной водой и протёр ими морд… то есть лицо. Гордый от того, что даже в такие дни не забываю о гигиене, направился на кухню, где точно помнил: в холодильнике должна лежать пачка пельменей. Есть хотелось не особо, но режим есть режим.
Мой одинокий холостяцкий завтрак был прерван внезапным и бесцеремонным образом - длинным звонком в дверь. Чутко прислушиваясь, я продолжал поглощать пельмени, в душе надеясь, что у утреннего визитёра устанет палец, и он уйдёт. Но, похоже, таящийся за дверью тип обладал не только стальными пальцами, но и железным упорством, так как звонок верещал и верещал.
Тяжко вздохнув, я прошаркал к двери, настырный обладатель стального пальца начинал надоедать моим потрёпанным нервам. Скроив зверскую рожу, резко распахнул дверь… Визитёров было двое: низенький румяный толстячок, лысый, как Котовский, сразу же ослепил меня широчайшей улыбкой. За ним маячил двухметровый субъект с рожей мрачной и очень многозначительной.
- Павел Алексеевич? - мягкий бархатный голос толстячка был отечески ласков, а весёлые глазки участливо оббежали мою фигуру, цепко замечая все детали.
- Ну и что? - мрачно буркнул я.
- Что, ну и что? - вопросом на вопрос ответил толстячок.
- Я говорю, ну и что, что я Павел Алексеевич?
- А то, - ещё больше расцвёл толстячок, - что это просто замечательно. Мы с коллегой к вам по очень важному делу. Вы не против, если мы зайдём? С этой фразой толстячок, как ртутный шарик, ловко просочился в мою прихожую, а затем на кухню. За ним вломился его “коллега”, оттеснив меня могучей грудью и закрыв дверь. Ситуация начинала меня забавлять. Незваные гости работали очень чётко, даже на мой придирчивый взгляд. Через пару секунд я уже сидел на табуретке возле своего кухонного стола, на своей собственной кухне, глядя как маленький лысый проныра ловко кидает себе в рот мои пельмени. Хмурый детина памятником застыл в дверях.
- Сударь, - сообщил издевательско-вежливым голосом я толстенькому наглецу, - если вы не заметили, то это мои пельмени. А ещё вы говорили о каком-то важном деле.
- Ах, да! - спохватился толстячок, - меня зовут Можо, моего напарника - Христофор. Мы имеем официальное сообщение, что вам выпала честь, - выпятив живот и для многозначительности подняв вверх вилку с наколотой пельменей, - поступить на службу в Драконий Двор!
- Что-о? - довольно глупо переспросил я.
Толстячок, видя, что я не понял торжественности и важности момента, грустно вздохнул, переглянувшись с Христофором, кинул пельмень себе за плечо. Раздалось чавканье, пельмень исчез в воздухе. У меня дёрнулось левое веко.
- Это Юсс. Сущность.
- А-а … - всё равно ничего не поняв, но для проформы спросил я, - а-а, зачем она вам?
- А зачем вам собаки? Охранник! - сказал Можо таким тоном, каким сказал бы любой хозяин, который гордится своей породистой собакой, и кинул сущности ещё один пельмень.
Не дожидаясь, когда я справлюсь со своим недоумением, он продолжил, почему-то фамильярно перейдя на “ты”.
- А сейчас, Паша, мы будем вдумчиво и подробно говорить, а ты постарайся сделать вид, что шевелишь мозгами. Христофор…
Павел Князев продолжал свой рассказ, но я отвлёкся на свои мысли:
-Эта ситуация мне что-то напоминает: ах, да! Неожиданный звонок в дверь, отчим со своим другом собутыльником, “важное дело”, которое предложил обсудить отчим и кусок сала… Всё намного прозаичнее, но похоже! Странно…
-Дима, ты слушаешь или нет? - обиженно спросил Павел.
- Да, да, слушаю, - рассеянно ответил я и опять старался вникнуть в суть происходящей с Павлом невероятной истории.
- И ты представляешь, Дима, - продолжал Павел Князев, - я быстро рванул на кухню, резко открыл дверь и … кухни не было! Вместо кухни меня обволокло Тьмой: той Тьмой, что живёт и дышит. Такую тьму несёт ночь, успокаивая и расслабляя, заставляя человека впадать в сон и перенося его в иной мир, иногда мрачный, кошмарный, а иногда в сказочно- яркий. Мягкие лапы Чего-То с ловкостью профессионального вышибалы подтолкнули меня в спину, направляя в головокружительный полёт. Где-то далеко-далеко самым краем внезапно обострившихся чувств, я ощутил тихий зовущий голос, в котором, однако, сквозили властные ноты: Это он тянул моё бренное тело куда-то в неведомые фантасмагорические глубины Тьмы. Но никакого страха, никакого ужаса не ощущалось…
А потом я узрел Его - Огненного Дракона, Привратника, ждущего у края Миров. С невероятной скоростью мы столкнулись, и он проник прямо в мою душу, разорвав её огненной болью и оставив там свою печать. Боль ударила изнутри ослепительно- белым ярким взрывом, и я, наконец, потерял сознание…
Когда я очнулся (мгновенно, рывком), сразу же наткнулся на чей-то внимательный взгляд. Понял, что лежу, надо мной кто-то склонился. Лицо его как в тумане, но ясные пронзительные ястребиные глаза незнакомца видел отчётливо. Ни рукой, ни ногой не пошевельнуть, мысли, как вялые рыбы в засорившемся аквариуме, хреново - жутко. Глаза мои опять заволокло, как водой, и из этой воды стали возникать картинки, с нарастающей скоростью превращаясь в фильм: расчленённые тела моих боевых товарищей, оторванная голова со стеклянными глазами моего друга Сашки. Я собираю друзей по кускам… Боевики, взрывы…
-А-а-а-а! Нет! Не надо! Остановите! - мне казалось, что я кричу, но губы не шевелились!
- Отлично, Энцо, - услышал, как сквозь вату, Пятый очнулся. Помоги ему.
Жёсткая маленькая ладонь приподняла мою голову, в рот влили что-то кисловатое, но приятное. Сразу полегчало, мысли прояснились и я как будто даже воспарил над своим лежбищем. Ястребиные глаза холодно и насмешливо обозрели моё лицо:
- Уставшей душе нужен покой. Отдохни, пришелец. Добро пожаловать в Сиву.
Я заснул. Теперь это был не тёмный провал забытья, а целительный сон. Одно было понятно чётко: то, где я нахожусь, - это совсем не то, где я был раньше…
Проснулся, и перед глазами поплыли круги. Услужливая память молниеносно подсунула “запись” последних минут до сна. Мозг закипел, заработал, круги прошли, и я приподнялся посмотреть, где я нахожусь.
Помещение представляло собой довольно просторную комнату с бревенчатыми стенами, в которых кое-где были прорезаны небольшие оконца, напоминающие скорее бойницы. Если не считать добротной широкой кровати, на которой я возлежал, комната была пуста. В дальней от меня стене имелась дубовая дверь с толстым засовом и витиеватой бронзовой ручкой.
За стеной слышался спокойный шум листвы, птичье чириканье, стрекотанье кузнечиков. Солнце через бойницы протянуло к кровати золотистые щупальца.
- Ясно одно, думал я, откинувшись на подушки, я не дома, а где?
Встал и неверной походкой пошёл к выходу. Хлопнув дверью, вышел на крыльцо. Здесь в тени, под навесом, стоял небольшой деревянный столик и три плетёных кресла, в одном из которых восседал невысокий, но плотного телосложения старичок с весьма забавной физиономией записного добряка, с седой бородкой и ощетинившимися усами; стрижка ёжиком из седых волос на голове дополняла картину. Живые ясные голубые глаза добродушно окинули меня сочувственным взглядом.
Старичок встал и как родного обнял и поцеловал:
-Доброе утро, сударь, очень рад вашему выздоровлению. И рад приветствовать вас в Мире Уставших Душ, в подплане - Драконий Двор, в Доме Сива!
Обескураженный таким приветствием, скорее всего бессознательно, спросил:
- Это Земля?
Старичок освободил меня из своих объятий, долго и изучающе вглядывался в мои глаза, тихим голосом с долей сомнения, не очень-то, видно надеясь на моё мгновенное понимание, объяснил:
- Это не та Земля, на которой ты был раньше. Это её энергетический двойник - субатомный дубль Земли. А ещё есть её надсубатомный дубль…
А потом, окончательно сообразив о бесполезности своих разъяснений, махнул рукой:
- А, потом поймёшь! Это сейчас не главное. Пойдём-ка, сначала я тебя приведу в порядок, а потом совершим небольшую экскурсию…


14 комментариев к записи “Записи ушедшего за грань (3)”

  1. Я с удовольствием читаю каждую новую часть..Спасибо!

    Цитировать
  2. Я с удовольствием читаю каждую новую часть..Спасибо!

    Спасибо,Katena! С праздником! Любви!

    Цитировать
  3. Ari-Navna

    Ой, и Вас, и Вас!!!И побольше Света в душе!)))))

    Цитировать
  4. Благодарю за блог, Ari-Navna.Новый блог-новый отклик в душе.С праздником!

    Цитировать
  5. Благодарю за блог, Ari-Navna.Новый блог-новый отклик в душе.С праздником!

    Galina73! Спасибо! С праздником! Много любви-и в душе и к Вам!

    Цитировать
  6. Сегодня дочитал до конца этот блог (не было времени), словно самостоятельно пережил сюжет, замечательные мысли, в тему с моими понятиями о мироздании, жду продолжения!
    Не совсем понял, по моему сюжет пишет мать Антона, под диктовку Димы? Или у неё самостоятельный канал открылся?
    Тема сюжета прогоняет страх “заграничных разборок послесмертия” и утверждает мнение моих сомысленников, что гиены огненной нет, или не было, или уже нет!
    Но такие понятия явно не сочетаются со словом “Господь” это слово привязывает к рабскому началу религиозной основы, что не совсем вяжется с основной линией сюжета!!! АВТОРУ блога прошу высказать мнение по посту!

    Цитировать
  7. Тема сюжета прогоняет страх “заграничных разборок послесмертия” и утверждает мнение моих сомысленников, что гиены огненной нет, или не было, или уже нет!
    Но такие понятия явно не сочетаются со словом “Господь” это слово привязывает к рабскому началу религиозной основы, что не совсем вяжется с основной линией сюжета!!!

    Во первых, о том,от чьего имени писалась повесть:
    Писал Антон от имени героя повести - Димы.Дима рассказывает все, что чувствует,видит и в чем учавствует.Это повествование от имени первого лица.
    Дело вот в чем: мнгое,из того,что Антон написал - сбылось и продолжает сбываться…Вот что интересно…Он,видите,и смерть свою предугадал…Все,кто его знал - вот этому факту поражаются…
    А слово “Господь” - оно очень древнее, и раньше не обозначала рабовладельца…У него другой смысл:”Тот, кто создает”"Создатель”

    Цитировать
  8. А слово “Господь” - оно очень древнее, и раньше не обозначала рабовладельца…У него другой смысл:”Тот, кто создает””Создатель”

    Меня навели на понятия “Господь” буквально на днях мои друзья и вот как я это понимаю: Бог-Господин над нашими первоисходными, чистыми, изначальными мыслями, толчка на глади воды, от которого идут волны.
    Толчок Творческой Божественной мысли можно развить в вибрациях чистоты (написать стих о прекрасном) и тогда мы продолжая Творчество Господне остаёмся Созидателями, Сотворцами.
    В противном случае можно испохабить изначальный Господний толчёк мысли (написать стих на похабную тему) и стать рабами своих, повторяю “своих” мыслей или переплетением параллельных и последовательных мыслеформ.
    Вот явное отличие Творца от Господа Бога изначального, и раба Божьего не могущего владеть (продолжать)потоком истинных изначальных толчков божественных.

    Цитировать
  9. а что конкретно сбылось? -не совсем понял…
    PS: с нетерпением ждем продолжения.
    PSS:а с самим автором можно как-то пообщаться или хотя бы узнать о нем побольше?

    Цитировать
  10. PSS:а с самим автором можно как-то пообщаться или хотя бы узнать о нем побольше?

    ARI-NVNA, жаль не очень хочет выходить на контакт, видимо есть причины или боится нападения фанклубов

    Цитировать
  11. ARI-NVNA, жаль не очень хочет выходить на контакт, видимо есть причины или боится нападения фанклубов

    Нет,я никого и ничего не боюсь…просто приболела…

    Цитировать
  12. а что конкретно сбылось? -не совсем понял…
    PS: с нетерпением ждем продолжения.
    PSS:а с самим автором можно как-то пообщаться или хотя бы узнать о нем побольше?

    Конкретно? Очень много…почти все…, что написал покойный Антон, только Наташа, девушка его,выйшла через год замуж и родила не сына,а дочку…кроме фантастических событий посмертия-все сбылось…Антон погиб..а потом и Женька утоп и еще третий их друг,но о нем он не писал в записях,вот что фантастично для меня больше всего,а если захотите доказательств-это может и не хорошо,но можно предоставить…

    Цитировать
  13. не знаю на счет доказательств….но что-то в этом всем есть….
    Поправляйтесь!
    PS: хочется узнать побольше…

    Цитировать
  14. Не хочу обидеть автора,но истина дороже…Есть один нюанс,ВСЕ кого вы считаете живыми,тоже мертвые…только об этом не знают,просто не проснулись По-КА…Тех же,кого вы считаете мертвыми,просто усопшие,про “летаргический” сон наверное слышали?Они тоже думают По-КА,что умерли,именно пока думают…
    P.S.за само художественное произведение,респект… :pardon:

    Цитировать

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для публикации комментариев. Если Вы не зарегистрированы в сообществе, то это можно сделать тут.

Либо посетите наш форум и оставьте сообщение без регистрации.

Вы можете посмотреть наши интересные категории, если ещё их не посмотрели:
Избранное
Видео о конце света
Календарь майя - никаких тайн
Тайны и мифы
Космос и астрономия

Если забыли, Вы находитесь в статье: Записи ушедшего за грань (3)