Переход в Новую Эру Водолея 2012 - 2019 год :: Эзотерика и Непознанное :: Космос и Вселенная :: Мониторинг Окружающей Среды

Самураи ядерного века

Автор LtNemo - 5 июля, 2012  |  Просмотров: 4,391

11 марта 2011 г. - страница в японской истории, по трагичности сопоставимая разве что с ядерными бомбардировками полувековой давности. Можно спорить по поводу того, из-за чего у страны столь сложные отношения с атомом - вначале боевым, а теперь - и мирным. Но в случае с фукусимской катастрофой имела место ситуация, невиданная в истории. Один и тот же регион в течение нескольких часов подвергся мощнейшему в истории землетрясению, цунами высотой в десятки метров, и все это привело к ядерной аварии, последствия которой будут ощущаться еще десятилетиями. Но уже очевидно - дух этого народа не могут сломить даже подобные катаклизмы.

Уже легендой стало поведение в сложнейшей ситуации первых дней и недель небольшой группы персонала станции и ее владельца - энергетической компании TEPCO. Их называют “ядерными камикадзе”, или “50 фукусимцев”. Кстати, в прессе произошла некоторая путаница по поводу первоначального количества - речь шла и о 200, и о 400 ликвидаторах. На самом деле, цифры относятся к разным по удаленности по времени от момента катастрофы периодам. 15 марта 2011 на станции осталось действительно около полусотни сотрудников, проявивших наибольшую преданность директору станции Масао Ёсиде (кстати, к моменту аварии на Фукусиме работал не только штат TEPCO, но и рабочие подрядных компаний). Накануне эвакуации остального персонала, 14 марта, атомные ведомства Японии объявили о повышении дозы, допустимой для работы людей в чрезвычайной ситуации. до 250 миллизивертов (до этого - было 100), такая же норма была введена в свое время в СССР для чернобыльцев.

* 1 Гр = 1000 мЗв = 1 Зв

Поведение самой TEPCO в данной ситуации независимые наблюдатели объясняют разными соображениями. Одни говорят о том, что компания озаботилась здоровьем эвакуированных работников, другие - что таким образом подготавливалось тотальное бегство с оставлением станции на произвол судьбы. Последнее соображение вполне логично с учетом той степени неопределенности, которая сложилась на станции в первые дни после катастрофы, что подтвердил в своем первом интервью после 11 марта директор станции Масао Ёсида. Подлил масла в огонь и тогдашний японский премьер-министр Наото Кан, 17 марта собравшийся поднять допустимую дозу облучения до 500 мЗв. Причем. мотивировал он этот поступок тем, что в противном случае быстрая эффективная работа по ликвидации невозможна (и это оказалось правдой), а меры принять необходимо. Кан добавил загадочную фразу: “Уход всего персонала со станции приведёт к прямому вмешательству Соединённых Штатов для борьбы с ядерным кризисом”. Однако на специальном совещании с премьером министры обороны, экономики и здравоохранения консолидировано выступили против нового повышения, и оно не состоялось.

Все, кто в первые дни остался на станции или приехал туда добровольцем, не скрывали, что настроены на смерть или прямо на рабочем месте, или вскоре после завершения своей работы на Фукусиме. Хотя даже повышенная доза в 500 мЗв не вызывает непосредственно лучевой болезни, лишь изменяет состав крови и ускоряет утомляемость. Долгосрочное ее влияние достоверно не изучено. Тем не менее, как ни странно, основной угрозой жизни и здоровью ликвидаторов стала не радиация.

Всю первую неделю на станции гремели взрывы. Вначале, утром 12 марта, из-за утечки водорода взорвался внешний корпус первого реактора. Пострадали четверо ликвидаторов, которых отвезли в больницу, еще двое пропали без вести. 13 марта водород привел к взрыву на третьем реакторе - и ранения получили еще 11 работников. Еще через день взорвался по тем же причинам, что и предыдущие, второй энергоблок и, возможно, еще один взрыв произошел на третьем.  Также 15 марта взорвалось и загорелось хранилище отработанного ядерного топлива на 4 блоке. Ситуация усугубляется тем, что на 3, а, возможно (точной информации нет до сих пор) и на 4 блоке использовалось ядерное топлива с добавлением полония, который в сотни тысяч раз опаснее реактивного урана.

И все эти события происходят на фоне последствий цунами (часть помещений станции по-прежнему затоплены приливной волной), разрушений от первого толчка силой свыше 9 баллов, и постоянных сильных афтершоков. Каждый новый удар подземной стихии стихии заставляет ликвидаторов, опасаясь цунами, оставлять работу. Один из них так описывал эти дни: “Как только мы чувствовали афтершок, мы бросали всё и бежали на высокое место, даже не снимая масок”.  Вся промплощадка завалена различным хламом, где невозможно различить зараженный мусор от сравнительно безопасного, а добираться к разрушенным энергоблокам нужно через эти руины.

Единственное безопасное место на промплощадке Фукусимы 1 - специальное сейсмоизолированное здание, где расположился штаб операции, здесь же принимали скудную пищу и пытались спать на полу на свинцовых простынях ликвидаторы. Рацион весьма небогат - пачка галет с соком на завтрак, порция риса быстрого приготовления и банка консервов. Поскольку основные магистрали были повреждены катаклизмом, нормальная доставка продовольствия была налажена недели спустя. На обед времени нет, так как светлое время суток нужно использовать максимально (рабочий день начинается в 6 утра), а в спецодежде принять пищу не получится, ни физически, ни по соображениям радиационной безопасности - нужна деактивация.

Кстати, сам костюм весит порядка 60 кг.

Когда к такой нагрузке добавляется изнуряющая жара, установившаяся на улице и в помещениях станции, начинаются проблемы с сердцем (от чего умерли двое ликвидаторов), и физическим измождением. Без этого же снаряжения дозы радиации на том же первом блоке в отдельных местах могут убить в течение считанных минут (безопасный уровень превышен в 260 раз). С конца прошлого года TEPCO проводит программу использования специальных экзоскелетов, которые за счет сервомоторов, усиливающих функции основных суставов, принимают на себя тяжесть амуниции, и увеличивают естественную силу носителя вдвое.

Для этих же целей используются различные изолирующие покрытия, наносимые на строения и поверхности

Помимо физических нагрузок, чрезмерного напряжения и агрессивной окружающей среды, возникают у ликвидаторов и психологические проблемы. Большинство работников жили до катастрофы в ближайших окрестностях станции, и цунами не миновало стороной их жилища. Их семьи в лучшем случае оказались в эвакуационных центрах, в худшем – погибли. Рабочая вахта, когда персонал постоянно живет в трудных условиях на станции, длится в среднем неделю. Но и выезд к родным не дает должной моральной разгрузки. Ведь в тех же центрах живут и прочие эвакуированные японцы, многие из которых склонны экстраполировать вину TEPCO на всех ее сотрудников. Хотя в основной массе население страны ценит героические усилия простых тружеников, именно от бывших соседей им часто приходится слышать брань и обвинения (исследование профессора Такэси Танигавы)

Кроме того, часть ликвидаторов испытывает дистрессовый синдром. В прошлом – ужасные разрушения, гибель родных и знакомых, в настоящем – постоянное изнурение, тяжкая работа без просвета. Будущее тоже не сулит особых радостей – люди находятся в состоянии антисипаторного стресса, когда впереди все также беспросветно. Этому помогает и установка, в том числе от СМИ, что ликвидаторы постоянно находятся в смертельной опасности (хотя за все время было зафиксировано лишь 170 случаев превышения дозы в 100 мЗв, в том числе – 6 свыше новой нормы в 250 мЗв и лишь 2 – свыше 600 мЗв). Давит на ликвидаторов и судьба семей, которым придется искать себе новое место жительства, и то, что само устранение последствий аварии растянется на годы. В этих условиях человеку необходима профессиональная помощь психологов и психиатров, но TEPCO пока не до того.

По прошествии нескольких месяцев, по мере расчистки завалов и некоторой стабилизации ситуации, количество работающих на станции увеличилось до 4 000, и основная их масса – низкоквалифицированный персонал, грузчики, строители, водители. Первоначальный флер “атомных камикадзе” значительно поутих. Зарплата в 3 и более тысяч евро многим японцам показалась многим японцам достаточной, чтобы рискнуть здоровьем. И тех, кто потянулся на Фукусиму 1 за длинной иеной тут же окрестили “ядерными цыганами”.

Впрочем, масштаба трагедии это не уменьшает. Несмотря на то, что инженерам удается правдами и неправдами удерживать аварийные реакторы от подъема температуры, различные аварии происходят на станции постоянно, а на охлаждение топливных стержней уйдут годы. Скорей всего, изоляция источников заражения и рекультивация земель потребует еще большего времени. И тем, кто занимается ликвидацией последствий ядерной катастрофы, предстоит еще тяжкий труд в опасных и сложных условиях. И Япония им благодарна.


3 комментария к записи “Самураи ядерного века”

  1. Интересно!
    А есть ли среди этих самураев русские?
    Ведь было же обращение Японии к ликвидаторам Чернобыля.
    Все таки специалисты по таким авариям. Да и зарплата им предлагалась
    не хилая, за риск.

    Цитировать
  2. эх, если бы они послушались российских специалистов, все было бы ГОРАЗДО проще.

    Цитировать
  3. Достоверной статистики нет - но факт, что сколько-то народу из России и Украины туда поехало… Мотивация - типа мы тут и так и так помираем. а там хоть денег заработаем(((

    Цитировать

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для публикации комментариев. Если Вы не зарегистрированы в сообществе, то это можно сделать тут.

Либо посетите наш форум и оставьте сообщение без регистрации.

Вы можете посмотреть наши интересные категории, если ещё их не посмотрели:
Избранное
Видео о конце света
Календарь майя - никаких тайн
Тайны и мифы
Космос и астрономия

Если забыли, Вы находитесь в статье: Самураи ядерного века