Переход в Новую Эру Водолея 2012 - 2021 год :: Эзотерика и Непознанное :: Космос и Вселенная :: Мониторинг Окружающей Среды

Пьеса…

Автор Denis-2 - 14 июля, 2011  |  Просмотров: 553

А пьеса, похоже, удалась: думаю она реальна для постановки. Спасибо форуму, который помог преодолеть творческий кризис (взбодрил). Особая благодарность Ларисе: второе действие в некотором роде является ответом на ее блог “Мужчина и женщина”. На этом, пожалуй, и откланяюсь. Простите, если кого обидел.

Если у кого есть связи в элитной театральной тусовке, то с удовольствием приму помощь по продвижению пьесы на сцену. Как и раньше, а теперь в особенности, без “кумовства” здесь, сами понимаете, ни куда.

Denis-2, denissokolov@evang.ru

Денис Соколов

АНГЕЛ - ХРАНИТЕЛЬ

/ОБРАТНАЯ СТОРОНА КРЕСТА/

Пьеса в 2-х действиях.

Действующие лица.

Г а р о л ь д, - обаятельный юноша (28 лет).

Г а р о л ь д, (в прошлой жизни).

В и к а, - современная девушка (19 лет).

Н а т а л и, - мать Вики (38 лет).

К а т р и н, - бабушка Вики (58 лет).

У ч и т е л ь, - молодой мужчина, благонравной внешности.

У ч е н и к и, - (мужчины разного возраста, 7 чел.).

И р о д, - царь.

И р о д и а д а, - жена Ирода.

А х а з, - советник Ирода.

С л у г и,- (2 чел.).

Действие первое.

Сцена первая.

Самое обычное жилье рядового человека. Входят Катрин и Гарольд. Вокруг головы Гарольда изящно повязана голубая лента, придерживающая красивые волосы.

В глубине сцены, за полупрозрачным занавесом просматриваются очертания дворцового зала.

Г а р о л ь д. Это твоя квартира?

К а т р и н. Ты что, с ума сошел? Как я могла привести тебя к себе? Что сказали бы соседи?

Г а р о л ь д. Тебе что так важно их мнение?

К а т р и н. А тебе что безразлично, что о тебе думают другие?

Г а р о л ь д. Мне да. Какое мне до этого дело?

К а т р и н. Не прикидывайся: жить в обществе и быть свободным от него, к сожалению, невозможно.

Г а р о л ь д. А я и не живу в обществе.

К а т р и н. А где же ты тогда живешь?

Г а р о л ь д. Я не совсем верно выразился: живу я в нем, конечно, только ему не принадлежу.

К а т р и н. Понимаю… На это способны, наверное, только очень сильные личности. Я себя, к сожалению, к таковым не причисляю. Я, как ты сам теперь видишь, - слабая женщина.

Г а р о л ь д. Вот так сразу?

К а т р и н. Конечно. Если бы я была сильной, разве бы я клюнула на твои ухаживания?

Г а р о л ь д. Я за тобой вовсе не ухаживал.

К а т р и н. Ну на твои чары, какая разница?

Г а р о л ь д. Скажешь тоже.

К а т р и н. Ладно, не скромничай, прекрасно знаешь, что ты красавчик.

Г а р о л ь д. Но ты ведь тоже не урод.

К а т р и н. Брось издеваться.

Г а р о л ь д. Я и не издеваюсь. Я на самом деле считаю, что ты очень привлекательная женщина, только немного грустная.

К а т р и н. Поэтому ты и увязался за мной?

Г а р о л ь д. Ты так вульгарно выражаешься,… ну ладно, пусть будет - увязался.

К а т р и н. Просто я стараюсь быть современной, хотя это и бесполезно: я все равно не знаю вашего молодежного сленга.

Г а р о л ь д. Не переживай: я тоже им не пользуюсь. Я же сказал, что пошел за тобой, потому что ты была очень грустная, и мне захотелось увидеть, какая у тебя улыбка.

К а т р и н. Тебе что мало улыбаются хорошенькие девочки? Никогда не поверю.

Г а р о л ь д. Это не совсем одно и то же.

К а т р и н. А что же тебе тогда надо?

Г а р о л ь д. Знаешь, гораздо приятней зажигать улыбку в чьих-то грустных глазах.

К а т р и н. Ну прямо ангел свалился на мою голову. За что мне сегодня такая милость? А я было подумала, что ты какой-нибудь маньяк или грабитель.

Г а р о л ь д. Поэтому ты и решила укрыться от меня в церкви?

К а т р и н. А что? Пожалуй, это было вполне безопасное место. Ну, не в магазин же мне было забегать на самом деле?

Г а р о л ь д. А я уже решил, что ты очень набожная.

К а т р и н. Да нет. Я, конечно, знакома с Писаниями и в церковь иногда хожу, но святой меня явно назвать нельзя.

Г а р о л ь д. А крестик все же носишь. (Трогает крестик на груди Катрин.) Золотой?

К а т р и н. Золотой, золотой.

Г а р о л ь д. Ты видно богатая?

К а т р и н. Слушай, если я уж решилась, то, наверное, у меня хватит денег с тобой рассчитаться!

Г а р о л ь д. Я что-то не очень понимаю.

К а т и н. Не прикидывайтесь, юноша. Я же уже сказала, что решилась. И не вводите меня в краску: я в таких делах дама не опытная. Такое со мной в первый раз и, надеюсь, что в последний. Просто у меня сегодня, на самом деле, очень паршиво на душе.

Г а р о л ь д. А!.. Я, кажется, догадался: ты принимаешь меня за жигало!

К а т р и н. А кто же ты? Что ты тут делаешь со старой теткой?.. Ты, наверное – студент. Я читала в интернете: теперь некоторые студенты так подрабатывают. Не думай, я не какая-нибудь ханжа: если это кому-то надо, значит, наверное, имеет право на существование… хотя это все-таки безнравственно.

Г а р о л ь д. Ты ошибаешься: я совсем не за этим здесь.

К а т р и н. Тогда зачем?

Г а р о л ь д. Я же сказал: мне просто захотелось увидеть, как ты улыбаешься.

К а т р и н. И все?

Г а р о л ь д. И попробовать зафиксировать эту улыбку на твоем лице на всю жизнь.

К а т р и н. И что, по-твоему это возможно?

Г а р о л ь д. Я знаю, что да.

К а т р и н. Да, ты - большой оригинал! Правда с твоего лица улыбка, на самом деле, почему-то не сходит.

Г а р о л ь д. Ну вот видишь?

К а т р и н. Вижу. Только говорят, что смех без причины, признак, ну сам знаешь кого.

Г а р о л ь д. Смех без причины – самый лучший смех на земле. Так смеются дети.

К а т р и н. Ты считаешь, что нормальному человеку для радости не нужна причина?

Г а р о л ь д. Нормальному не нужна.

К а т р и н. Тогда получается, что все не нормальные.

Г а р о л ь д. Почти все.

К а т р и н. Ну, ты даешь! Значит, по-твоему, тот, кто весел без причины – нормальный, а кому для этого нужен повод – нет?

Г а р о л ь д. А что в этом удивительного? Ну, посуди сама: сначала ты ждешь гостей и радуешься, что они пришли, а через пару часов на седьмом небе от счастья, что они, наконец, уходят. Разве это нормально? Неужели нельзя было радоваться без этого? Ну, подумай: ведь не они же, на самом деле, принесли тебе эту радость? Получается, что она жила внутри тебя и, наверное, просто спала, а они только помогли ее разбудить.

К а т р и н. Помогли разбудить?.. Сначала своим приходом, а потом своим уходом?..

Г а р о л ь д. Именно так.

К а т р и н. Интересно… Ты считаешь, что в каждом живет его радость и, если она вдруг уснула, то каждый способен ее разбудить, если пожелает? И никто для этого человеку не нужен?!

Г а р о л ь д. И ни кто, и ни что.

К а т р и н. Любопытно… А она не может тебя совсем покинуть? Что делать если тебе и будить-то нечего, если радость из тебя просто ушла? Мне, например, кажется, что она во мне уже больше не живет.

Г а р о л ь д. Так не бывает. Просто она очень глубоко спряталась внутри и ты не умеешь ее оттуда извлечь.

К а т р и н. Странный ты такой и речи твои такие странные.

Г а р о л ь д. А ваши речи не странные?

К а т р и н. Чьи это ваши?

Г а р о л ь д. Да тех, кто живет на земле.

К а т р и н. А ты на ней не живешь?

Г а р о л ь д. Живу, но я же говорил, что не принадлежу вашему обществу.

К а т р и н (с сарказмом). У тебя что, какая-то своя партия?

Г а р о л ь д. Можно и так сказать.

К а т р и н. И сколько же в ней членов?

Г а р о л ь д. Я один.

К а т р и н. Бедненький, тебя можно только пожалеть.

Г а р о л ь д. Жалеть надо тех, кто потерял свое лицо в толпе. А мне нравится быть одному: по-моему, это просто прекрасно.

К а т р и н. А у тебя все в порядке с головой? Что-то у меня такое подозрение, что ты явно не в себе… Вроде ухоженный и чистенький… Слушай, а ты случайно наркотиков не употребляешь?

Г а р о л ь д. Нет, не употребляю.

К а т р и н. Ты только не обижайся: я слышала, что теперь даже богатенькие и преуспевающие пользуются какой-то дорогой дурью. Я сама в этом ничего не понимаю. Скажи честно: может ты колешься или нюхаешь что-нибудь?

Г а р о л ь д. Я же сказал, что нет. Мне и без этого хорошо.

К а т р и н. Ну ладно, прости: просто ты такой необычный.

Г а р о л ь д. Тебя удивляет, что мне нравится быть одному?

К а т р и н. Конечно. По-моему куда лучше держаться не отдельной хрупкой соломинкой, а крепким пучком. Ведь именно так всегда считалось.

Г а р о л ь д. Ага, веником, который направляет рука хозяина.

К а т р и н. Что ты имеешь ввиду?

Г а р о л ь д. У толпы всегда должен быть предводитель: иначе она просто не знает в какую сторону ей двигаться и от этого снова может рассыпаться, а это кому-то не выгодно.

К а т р и н. Кому не выгодно?

Г а р о л ь д. Ну тому, кто эту толпу собрал и хочет ею управлять.

К а т р и н. Ты хочешь сказать, что у людей должен быть вождь, руководитель. Но ведь это естественно и, мне кажется, просто необходимо.

Г а р о л ь д. Что необходимо? Чтобы слепой завел слепого в яму?

К а т р и н. А что, по-твоему, в истории никогда не существовало достойных лидеров?

Г а р о л ь д. По крайней мере почти все они впоследствии были смешаны с грязью, а созданные ими системы и империи все равно рухнули, потому что были построены на песке. Или ты можешь привести другие примеры?

К а т р и н. Могу! Ну, хотя бы тот же Иисус.

Г а р о л ь д. Пример явно неудачный. Он был не лидером толпы, а скорее ее разрушителем. Именно поэтому Его имя было смешано с грязью даже еще при жизни.

К а т р и н. Но зато потом тщательно отмыто!

Г а р о л ь д. Так тщательно, что Его теперь просто невозможно стало узнать.

К а т р и н. Невозможно узнать?… Ты на самом деле так считаешь?

Г а р о л ь д. Уверен! Иначе просто невозможно объяснить, почему две тысячи лет назад толпа хором кричала «Распни!», а сегодня все дружно кричат «Слава!»? Что это Он такой неудобный и мешающий всем при жизни, стал вдруг таким любимым и желанным после смерти? Или ты полагаешь, что люди стали сознательнее и лучше?

К а т р и н (со вздохом). Да нет, я так не думаю.

Г а р о л ь д. А отчего тогда? Что теперь Его все любят, словно стодолларовую купюру?

К а т р и н. Пожалуй это на самом деле странно…

Г а р о л ь д. А ты никогда не задумывалась о том, что может быть на самом деле все было не совсем так, как это принято считать? Что и сам Иисус был другим, ну не совсем таким, как его рисуют.

К а т р и н. Теперь об этом трудно судить, и каким Он был на самом деле, кто знает? Ведь это было так давно.

Г а р о л ь д. Ошибаешься, все это происходило и происходит сейчас. И для каждого родившегося на земле так будет всегда.

К а т р и н (с сарказмом). Вот прямо сейчас и происходит?

Г а р о л ь д. Да, прямо сейчас и здесь! И ты сама, если захочешь, можешь восстановить все события.

К а т р и н. Каким же это образом? Ведь можно сказать, что до нас дошли всего лишь жалкие обрывки той далекой истории.

Г а р о л ь д. Это не беда: утерянные страницы Евангелия каждый может восстановить из собственного сердца, если, конечно, оно имеется.

К а т р и н. Ну скажешь тоже! Лично я вряд ли на такое способна.

Г а р о л ь д. Не стоит себя так недооценивать. Почему Булгакову, например, можно, а тебе нет? Женское сердце более чувствительно.

К а т р и н. Ну здесь я с тобой, пожалуй, соглашусь.

Г а р о л ь д. Так зачем же тогда дело стало?

К а т р и н. Вообще-то я люблю Булгакова. Ты имеешь в виду «Мастера и Маргариту»?

Г а р о л ь д. Да, потому что именно там сказано, что все повествования об Иисусе, мягко говоря, не соответствуют действительности. Ну вспомни, как Он сам говорит об одном из наиболее грамотных своих учеников.

К а т р и н. Ты имеешь ввиду Матфея?

Г а р о л ь д. Да, именно его. Помнишь? - «Ходит, ходит один с козлиным пергаментом и непрерывно пишет. Но я однажды заглянул в этот пергамент и ужаснулся. Решительно ничего из того, что там написано, я не говорил. Я его умолял: сожги ты бога ради свой пергамент! Но он вырвал его у меня из рук и убежал».

К а т р и н (задумчиво). Решительно ничего не говорил… Ну это, я думаю, все-таки авторское преувеличение. В художественной литературе это вполне допустимо.

Г а р о л ь д. Я тоже так считаю. Но дыма без огня не бывает, и отделить зерна от плевел было бы все же не плохо.

К а т р и н. Ты знаешь, если честно, я однажды пыталась этим заняться.

Г а р о л ь д. Ну и как?

К а т р и н. Да ничего хорошего: потом такой кавардак в голове случился, аж самой страшно стало.

Г а р о л ь д. И что же тебя так напугало?

К а т р и н. Ладно, наверное, не стоит сейчас об этом.

Г а р о л ь д. Стоит, стоит: говори, раз уж начала.

К а т р и н. Ну хорошо: я вдруг однажды подумала, а что если никакого непорочно зачатья на самом деле не было?

Г а р о л ь д. Так, так… А ну продолжи эту мысль.

К а т р и н. Нет, в самом деле: я просто не могу себе такого представить. Ведь я кое-что в этом смыслю: и некоторым образом это даже было частью моей профессии.

Г а р о л ь д. Тогда тем более интересно.

К а т р и н. Ну ведь даже если предположить, что женщине удалось каким-то образом родить ребенка без участия мужчины, то это должна была бы быть только девочка и уж никак не мальчик.

Г а р о л ь д (хлопая в ладоши). Ну что ж, браво-браво современной науке!

К а т р и н. Не смейся, сам-то ты как об этом думаешь?

Г а р о л ь д. Я думаю, что если бы даже непорочное зачатие на самом деле и существовало, то для пользы дела этот факт следовало бы скрыть, и считать, что Иисус родился самым обычным способом.

К а т р и н. Почему?

Г а р о л ь д. Насколько я понимаю, все верующие стремятся уподобиться Христу.

К а т р и н. Ну что-то вроде того.

Г а р о л ь д. Тогда представь: если бы люди считали, что Он достиг всего сам, а не получил от рождения или в подарок, то какой бы мощный стимул для работы над собой имели. А так что? Все видят себя маленькими людишками, которым никогда не достичь высоты аватара: и считают, что как бы они ни старались, все равно будут лишь жалкой Его пародией.

К а т р и н. А ты что же считаешь, что любой человек может стать Христом.

Г а р о л ь д. А разве не сам Он сказал: «Усовершенствовавшись, станет всякий, как Учитель его»? Христос - ведь это не имя, а должность – главная должность, до которой обязан дослужиться на земле человек!

К а т р и н (с недоумением). Христос – это должность… до которой обязан дослужиться человек?

Г а р о л ь д. Иначе он просто зря прожил свою жизнь.

К а т р и н. Да, в оригинальности тебе не откажешь. (Задумчиво глядя в сторону занавеса.) Но, возможно ты и прав.

Полупрозрачный занавес открывается. Теперь хорошо виден дворцовый зал.

На сцене появляется царь Ирод.

Ирод (вслух повторяет слова Иисуса). Если бы Я не пришёл и не говорил им, то они не имели бы греха, а теперь не имеют извинения во грехе своём 125.(Пауза. Вздох, похожий на стон.) Зачем я говорил с ним? Ужели чтобы голос его теперь в ушах звучал и ударял в виски моею собственною кровью? (Повторяет тяжело.) Во грехе своём…125

Прикладывает руку ко лбу, говорит со стоном.

Темно в глазах. (Кричит.) Подать огня!

Подходит к зеркалу, делает гримасу, помогая рукой

Теперь же не имеют извинения…125

Падает в кресло, закрывает глаза, прикладывает руку ко лбу, как при головной боли… Открывает глаза, видит стоящих в дверях слуг со свечами.

Зачем вы здесь?

Слуга. Огня просил ты, царь.

Ирод. Да не огня! (Кричит.) Вина вели подать! Горит внутри. Поди, распорядись.

Входит Иродиада.

Иродиада. Откуда шум такой кругом и беготня? Зачем ты всю прислугу всполошил? Случилось что?

Ирод (зло). Всех всполошил, тебя не звал! Оставь! К себе иди. Оставьте все меня!

Слуга вносит вино.

Слуга. Куда вино поставить, господин?

Ирод (кричит). Вон ступай!

Испуганный слуга уходит. Входит Ахаз.

Ахаз. Везде волнение такое во дворце. Что так разгневало тебя, великий царь?

Ирод. Тебе бы легче было, если б пел я иль смеялся как дурак во время похорон? Коль с делом ты пришёл, то дело говори. Порадуешь или добавишь яду и в без того отравленную чашу?

Ахаз. Ты царь, тебе судить.

Ирод. Ну, говори же!

Ахаз. Должно знать тебе, что тело распятого Иисуса похищено из гроба и, полагаю, тайно захоронено, но где, никто не знает.

Ирод. И что с того? Давай же не тяни!

Ахаз. И многие, узнав, что тела нет во гробе, кричат теперь, что он воскрес из мёртвых и что сбылось пророчество Священного Писания, что истинно он Царь был иудейский, злодейски убиенный, что он воистину сын Бога и послан был самим Всевышним как Спаситель. И есть такие, кто ещё вчера кричал «Распни», теперь же до небес его поднять готовы и на колени пасть пред ним. И с каждым часом всё сильней волнение в народе, и кажется, что все уверовать готовы, что он и в самом деле был Мессией… И мать его вдруг стала говорить о будто бы зачатье непорочном от небес.

Ирод (раздражённо). Сама додумалась, иль надоумил кто её? Чья здесь рука, что хочет нож вонзить мне в спину?.. Да, новость хороша. А вы на это всё смотрели безучастно?

Ахаз. Ведь я советовал тебе свою охрану возле гроба учинить.

Ирод. Охрану возле гроба самозванца?! Не много ль чести было б для него?!

Ахаз. Теперь без чести он нас всех оставил. И языки врагов твоих болтают, что видели его вознёсшимся на небо и слышали как будто, как оттуда он речи говорил, весь золотым сияньем окружённый.

Ирод (кричит). Так вырвите те языки и мне их принесите! Ужели ваши головы пусты настолько, что сами никакого принять решенья неспособны?

Найдите тело! И этим вы положите конец всем россказням и бреду, что толпа насочиняла. Всё обыщите, переройте всё и на земле и под водой, награду посулите, кто отыщет!

Чего стоите словно истуканы, когда уж гром над головой гремит, иль ждёте молнии смертельного удара?!

Иродиада. Давай… Они умом слабы, а ты? Одну уж глупость сотворил, добавь же к ней ещё десяток новых. А если не отыщешь тела, то в чей костёр ты масла подольёшь?

Глаза твои ужель настолько слепы стали, не видят, что зашло всё слишком далеко, и вряд ли можно путь найти обратный. Как будто сам не видел и не знаешь, как страшна толпа, соединённая одной идеей. Как вихрь она смести способна всё, и трон твой устоит едва ли, а устоит – шататься будет, словно зуб гнилой.

Ирод. Какой же твой совет?

Иродиада (ехидно). Ты мне советовал, тебе советов не давать. К себе пойду, как ты велел.

Ирод (хватает уходящую Иродиаду за руку). Да ты сама не знаешь, что здесь делать. На что способна обезумевшая чернь, и без тебя известно.

Иродиада. Глупец!

Ирод (резко обрывая Иродиаду). Не смей так говорить при посторонних. Не забывай, кто я!

Иродиада (кивком головы указывает на Ахаза). А ты распни его, если боишься. (Смеётся зло.) Ты всех убей, кого страшишься, иль в чьём присутствии свою ничтожность ощущаешь.

Ирод. Змея!

Иродиада. Змея мудра, а если уж укусит, попробуй лекаря сыскать, чтобы помочь сумел.

Ирод. Ну, говори, коль знаешь, не тяни.

Иродиада. Совет один: когда обратной нет дороги, идти вперёд. Здесь много мудрости не надо. И если видишь ты брожение в народе, то без контроля не оставь стихию. Всему ты свой порядок учини, организуй и во главе движенья встань. Тогда толпою сможешь управлять и пользу извлечёшь ты из того, что поначалу бедствием казалось.

Ирод. Возглавить мне?! (Саркастический смех.) Тому, кто предал на распятье?

Иродиада. Зачем тебе. Своих людей пошли и главного назначь. Вон хоть его. (Указывает на Ахаза.) Он рад тебе служить.

И если хочешь ты повелевать народом, то с ним его же языком ты должен говорить и делать вид, как будто ты со всем согласен, о чём шумит он и чего желает.

Тот, кто один, глаза имеет – толпа слепа и ждёт поводыря.

Своих ты два-три слова, что выгодны тебе, к речам её добавишь – они и не заметят перемены. И сам почувствуешь, как камень, что угрожал тебе, вдруг глиной мягкой станет в руках твоих, и будешь ты ваять из глины той, что пожелаешь!

Порой, чтоб уцелеть, и волку надевать овечью шкуру надо.

Пауза.

Ирод (в задумчивости повторяет со злобой). Овечью шкуру… Да, сегодня это лучшая одежда для меня.

Пауза.

Ахаз (с сомненьем). Пойти распорядиться, чтобы искали тело, как ты велел?

Ирод зло, с выпученными глазами и страшной гримасой смотрит в сторону Ахаза, кисти рук сжаты в кулаки, всё тело напряжено.

Ирод (кричит истерично, растягивая слова).

Не-ет! Болва-ан!

Угрожающе гремят сильные раскаты грома. Ирод поднимает руку, как бы пытаясь защитить себя. Все в страхе, вздрагивая при каждом новом раскате, покидают сцену.

На опустевшей сцене продолжает греметь гром.

Полупрозрачный занавес закрывается

Г а р о л ь д. Ну ты даешь! Если честно, даже не ожидал от тебя. Да ты просто талант! Чего тогда прибеднялась.

К а т р и н (немного испуганно и удивленно глядя на закрывающийся занавес). Это все я?!

Г а р о л ь д. Ну а кто же?! Я вообще-то ни слова не промолвил. Гром у тебя особенно здорово получился: мне очень понравилось!

К а т р и н. Это ты на меня так повлиял, я бы сама ни за что не решилась… А меня не привлекут за ересь?

Г а р о л ь д. Я, нет. А другим тебе совершенно не обязательно рассказывать. Достаточно одного Булгакова, он уже дал людям необходимый толчок, потому так и популярен сегодня. Вообще-то я считаю, что тебя можно поздравить с первым смелым шагом.

К а т р и н. Ой! Я прямо сама не знаю, как это у меня получилось?

Г а р о л ь д. Ладно, трусиха! Для начала вполне достаточно. Расслабься. Давай мы лучше вернемся к нашим проблемам.е (Оглядываясь вокруг.) Чей это все-таки дом?

К а т р и н. Одной моей подруги. Она уехала за границу и оставила мне ключи, чтобы я поливала ее цветы. (Указывает на стоящее на бюро фото.) А вот, кстати, она: можешь полюбоваться, если интересно.

Г а р о л ь д. Очень симпатичная дама.

К а т р и н. Симпатичная?! У тебя очень своеобразное понятия о красоте. Ее всегда заглаза называли «летающей уродиной».

Г а р о л ь д. Почему?

К а т р и н. Однажды, когда она поливала свои цветы, она умудрилась свалиться с пятого этажа.

Г а р о л ь д. И что?

К а т р и н. К счастью, все обошлось: только пара синяков. Правда и красивее от этого она не стала.

Г а р о л ь д. Она и так красивая. Только у людей на земле не правильные представления о красоте и уродстве.

К а т р и н. Твои представления, как я поняла, с их не совпадают.

Г а р о л ь д. Нет, не совпадают.

К а т р и н. И я красива по-твоему?

Г а р о л ь д. Я же сказал, что да, и даже очень.

К а т р и н. Не смеши, так ты можешь вызвать у меня только саркастическую улыбку. И я не хочу, чтобы она, как ты того добиваешься, зафиксировалась у меня на всю жизнь.

Г а р от л ь д. Но если я действительно так считаю.

К а т р и н. Что, это лицо с морщинами и эти обвислые сиськи, все это красиво по-твоему?

Г а р о л ь д. Да.

К а т р и н. Ну, если ты говоришь, что не колешься и не нюхаешь, то ты, наверное, в детстве часто падал, и все больше головой.

Г а р о л ь д (весело смеясь). Слушай, это же я пришел тебя веселить, а не ты меня.

К а т р и н. Ну что в старости может быть красивого?! Я уже лишний раз даже в зеркало стараюсь на себя не смотреть.

Г а р о л ь д. Какая глупость!.. Ну, разве старый дуб не великолепен? А старая, поломанная бурей яблоня, которая, не смотря ни на что, продолжает приносить свои плоды на радость себе и вкушающим их, не прекрасна?!

К а т р и н. Что ты сравниваешь бездушное дерево и человека?

Г а р о л ь д. Неправда. У дерева тоже есть душа. И я не понимаю, какая разница, что это: дерево, человек или собака?

К а т р и н. Скажешь тоже – собака… Когда я вижу старую суку, которая почти волочит по земле свое обвисшее вымя, то мне становится просто не по себе. Я сразу начинаю думать о смерти и о бессмысленности всей нашей жизни… Ну скажи, разве есть в ней, на самом деле, какой-то смысл?

Г а р о л ь д. Смысл жизни не видят и не находят только глупцы.

К а т р и н. Значит весь мир состоит в основном из глупцов.

Г а р о л ь д. А вот эту мысль стоит зафиксировать. Поздравляю. Начинаешь делать успехи, так что ты еще вовсе не безнадежна.

К а т р и н. Спасибо… А ты знаешь, в чем смысл жизни?

Г а р о л ь д. Знаю, конечно.

К а т р и н. Ну так поделись.

Г а р о л ь д. Смысл жизни – в самой жизни.

К а т р и н. Так просто?!

Г а р о л ь д. Да, а зачем усложнять? Жизнь вечна, а мы временные. Вот и живи, раз наступил твой черед.

К а т р и н. Твой черед платить дань Создателю?

Г а р о л ь д. Ты представляешь человеческую жизнь, словно жизнь невольника.

К а т р и н. А что, разве это не так? Я слышала, что некоторые народы, когда человек рождается – плачут, а когда умирает – радуются, что он отмучился.

Г а р о л ь д. Просто надо научиться смотреть на мир другими глазами.

К а т р и н (с издевкой). Ну а какими же глазами ты смотришь на старую суку, волочащую свое брюхо по земле. Или она по твоим понятиям тоже красивая?

Г а р о л ь д. Очень! Только представь, сколько щенков выносило это брюхо, и выкормили эти соски! Разве можно смотреть на это без симпатии и уважения?

К а т р и н (перехватив взгляд Гарольда). Можешь не смотреть на мою грудь: я выносила только одного щенка, правда он высосал из меня сил за десятерых.

Г а р о л ь д. У тебя только один ребенок?

К а т р и н. Да, одна единственная дочь, да и то я ее на днях чуть не лишилась.

Г а р о л ь д. А что случилось? Где она сейчас?

К а т р и н. В больнице.

Г а р о л ь д. В больнице? Она что не здорова?

К а т р и н. Она пыталась покончить с собой.

Г а р о л ь д. Теперь понимаю почему у тебя было такое выражение на лице… А что же с ней случилось? Отчего жизнь стала ей так не мила?

К а т р и н. Да все от того же: от недостатка любви.

Г а р о л ь д. Она что очень одинока, как у вас обычно говорят?

К а т р и н. Был муж, да объелся груш. Есть дочь-студентка, но у них в последнее время совершенно испортились отношения.

Г а р о л ь д. И что: никто не сумел ей помочь?

К а т р и н. Получается никто.

Г а р о л ь д. И ты?

К а т р и н (с раздражением). Слушай, умник. Я что, по-твоему, должна была искать ей мужиков? Она и сама их прекрасно находила, да только счастья это не принесло.

Г а р о л ь д. Чего же она хотела от своих избранников?

К а т р и н. Да того же, что и все: любви!.. любви и простого человеческого тепла.

Г а р о л ь д. Да. С любовью в мире теперь большие проблемы.

К а т р и н. А не скажешь почему, профессор? Что-то похоже, что ее на земле с каждым годом все меньше и меньше.

Г а р о л ь д. Потому что все хотят ее брать и мало кто хочет давать. Все только и делают, что ищут любовь, потому ее и не находят. Она словно рыба в маленьком пруду. Ее уже давно всю выловили и съели, но люди все продолжают и продолжают забрасывать свои сети.

К а т р и н. Очень поэтично, конечно, но не плохо бы пояснить: что-то до меня не очень доходит.

Г а р о л ь д. Люди просто разучились любить. Они совершенно забыли, что для того, чтобы любовь получить, ее кто-то должен для этого дать. Потому все ваши влюбленные чаще всего похожи на нищих попрошаек, которые клянчат любовь друг у друга, а жалкие крохи своей собственной держат за семью замками.

К а т р и н. Зато ты, как я посмотрю, у нас любвиобильный. Все у тебя красивые, все у тебя хорошо. Ты что любишь все и всех?

Г а р о л ь д. Я – да.

К а т р и н. Врешь, в святого играешь.

Г а р о л ь д. Зачем мне врать? Разве я жду какой-нибудь награды от тебя?

По выражению лица Катрин видно, что ее посетила какая-то оригинальная мысль.

К а т р и н. Знаешь, если ты такой хороший и такой любящий, то сделай доброе дело.

Г а р о л ь д. Чего ты хочешь?

К а т р и н. Помоги моей дочери… Ведь ты же хочешь, чтобы я улыбалась?.. Я обещаю тебе, что одарю тебя самой искренней и лучезарной улыбкой, если ты сделаешь чудо: выведешь ее из этой проклятой депрессии! Я уже убедилась, что врачи на это не способны.

Г а р о л ь д. Хорошо, я сделаю это для тебя.

К а т р и н. Ты не шутишь?!

Г а р о л ь д. Нет, не шучу.

К а т р и н. А ты что, на самом деле все можешь?

Г а р о л ь д. Почти все.

К а т р и н. Ну а это будет для тебя не сложно?

Г а р о л ь д. Нет, это совсем простое задание. Я даже самостоятельно возьму на себя дополнительную нагрузку.

К а т р и н. Какую?

Г а р о л ь д (загадочно). Секрет. Потом узнаешь.

К а т р и н. Смотри, только не наломай дров.

Г а р о л ь д. Не беспокойся: хуже точно не будет

К а т р и н. Ну здесь ты, наверное прав. Куда уж хуже?

Г а р о л ь д. А в какой больнице твоя дочь?

Катрин достает из сумочки какую-то бумажку, протягивает Гарольду.

К а т р и н. На, здесь все написано… Вот возьми еще на всякий случай, здесь мой телефон и адрес.

Гарольд забирает листок.

Г а р о л ь д. Ну тогда я пошел?

К а т р и н (не решительно). Подожди,… ты разве не поможешь мне полить цветы? У нее целая оранжерея на балконе, а лейка такая тяжелая.

Г а р о л ь д. Прости. Конечно. Я просто не подумал.

К а т р и н (с саркастичной улыбкой). Ой, какая же я все-таки дура! Надо же, решила переспать с молодым красавцем! Совсем сошла с ума на старости лет!

Г а р о л ь д. Если тебе это очень нужно, то я могу. Мне не трудно, честное слово.

К а т р и н. Слушай, альтруист! Бери лейку. Я вижу, что тебе просто энергию девать не куда.

Г а р о л ь д. Давай.

К а т р и н (подавая лейку). Держи.

Гарольд берет лейку, но Катрин не выпускает ее из своих рук.

К а т р и н (глядя Гарольду в глаза). А скажи: я, правда, еще ничего?

Г а р о л ь д. Да ты вообще классная! Даже не сомневайся!

К а т р и н. На самом деле?

Г а рн о л ь д. Конечно!

К а т р и н (немного смущенно). А ты поцеловать меня можешь?.. Только ты ничего не подумай.

Г а р о л ь д. Да я ничего и не думаю. Конечно, могу. Даже хочу! Я и сам думал попросить разрешения, но только стеснялся.

К а т р и н. Врешь?

Г а р о л ь д. Ну ни сколько.

К а т р и н. Только это будет дружеский поцелуй.

Г а р о л ь д. Конечно дружеский.

Целуются.

Занавес.

Сцена вторая.

Обычная квартира. Вика перебирает старые письма и фотографии. Слышен звонок в дверь. Вика подходит, открывает. На пороге стоит Гарольд с красивым букетом цветов.

В и к а. Ты кто?

Г а р о л ь д. Гарольд.

В и к а. И все? Так просто?

Г а р о л ь д. А что ты хотела бы еще услышать?

В и к а. Ну, мне кажется, что это по-всякому маловато.

Г а р о л ь д. Тогда добавь информации сама.

В и к а. Каким же образом?

Г а р о л ь д. Глаза ведь у тебя есть и они, к тому же, вон какие красивые.

В и к а. Это что, теперь так модно приставать к незнакомым девушкам?

Г а р о л ь д. Я не пристаю.

В и к а. Да? А мне так показалось, что ты уже подбиваешь клинья.

Г а р о л ь д. Никогда не слышал такого выражения.

В и к а. Ты что, наверное, с луны свалился?

Г а р о л ь д. А что это значит: подбивать клинья?

В и к а. Придется объяснить убогому. Это значит, я тебе понравилась, и ты от меня чего-то хочешь.

Г а р о л ь д. Ну то, что понравилась, я и не скрывал по-моему. Но от тебя я ничего не хочу.

В и к а . Да?

Г а р о л ь д. Совершенно ничего.

В и к а. Неужели? А цветы кому принес?… А, хотя подожди, я, кажется, догадалась!… Ведь у мня через два дня день рождения. Ты, наверное, из службы доставки? (Разглядывая цветы.) Симпатичный букетик. Это что, Алекс решил преподнести заранее? Если это он, то можешь отнести обратно.

Г а р о л ь д. Да подожди, не тараторь, дай сказать…Я не из службы доставки.

В и к а. Тогда кому цветы?

Г а р о л ь . Твоей маме.

В и к а . Маме?

Г а р о л ь д. Да.

В и к а. Но оно сейчас в больнице.

Г а р о л ь д. Вот и давай ее навестим.

В и к а . А ты что, знаешь мою маму.

Г а р о л ь д. Нет, не знаю.

В и к а . Слушай, а ты случайно не сумасшедший?

Г а р о л ь д. Вообще-то некоторые утверждают, что это именно так.

В и к а. И много этих некоторых?

Г а р о л ь д. Да почти все.

В и к а . Ну, тогда кажется что и я готова к ним присоединиться.

Г а р о л ь д. Присоединяйся, мне все равно.

В и к а. Тебе все равно, что нормальные люди держат тебя за психа?

Г а р о л ь д. А с чего ты взяла, что они нормальные?

В и к а. Да, а сам ты так, конечно, не считаешь?

Г а р о л ь д. Нет не считаю.

В и к а . Ну и напрасно. Где большинство, там и правда. Так устроен мир, или ты первый раз об этом слышишь?

Г а р о л ь д. Что? Что мир так устроен, или что где большинство, там и правда?

В и к а. И то, и другое.

Г а р о л ь д. Я думаю, что не стоит все сваливать в одну кучу.

В и к а . Это почему?

Г а р о л ь д. Потому, что мир действительно именно так и устроен, но вот то, что большинство право, это иногда не так… даже почти всегда не так.

В и к а. Значит, если все считают тебя идиотом, то они ошибаются?

Г а р о л ь д. Скорее всего – да. Что в этом удивительного? Толпа сумасшедших однажды уже распяла одного нормального человека.

В и к а. Уж не тебя ли?!

Г а р о л ь д. Меня. А как ты догадалась?

В и к а (с издевкой). Ну, это же сразу видно: достаточно одного спинного мозга, чтобы это понять.

Г а р о л ь д. На самом деле тогда распяли одного моего хорошего друга и Учителя, и никто даже не обратил внимания, что я тоже висел на обратной стороне его креста.

В и к а (иронично). Очень впечатляет!.. А ты забавный…

Г а р о л ь д. Слушай, может ты все-таки пригласишь меня войти? А то, боюсь, как бы твои соседи не начали собираться на бесплатный спектакль.

В и к а. Слушай, псих, а если я это сделаю, то завтра не обнаружу свою голову тумбочке?

Г а р о л ь д. Я же сказал, что у тебя очень красивые глаза. Для чего же их прятать в таком неподходящем месте?

В и к а. Ладно, придурок, проходи.

Гарольд входит. Вика запирает дверь.

Г а р о л ь д (иронично). Интересно: если я придурок, то зачет же ты все-таки меня впустила?

В и к а. А ты не обидишься?

Г р о л ь д. Я никогда не обижаюсь, грех обижаться на больных людей.

В и к а. Ах, это значит я – больная?! Да, да, я слышала: в сумасшедших домах все считают себя нормальными, а врачей идиотами… Я могу тебе сказать, почему впустила тебя. Но, если ты это услышишь, то на сей раз тебе точно придется обидеться.

Г а р о л ь д. Я не умею обижаться: пробовал, но ничего не получается. Наверное просто способностей к этому нет… И почему же ты все-таки меня впустила?

В и к а. В одном старом фильме, не помню каком, кто-то очень здорово сказал: «Приходите, приходите: нам без дураков скучно». Скучно мне, понял?!

Вика с любопытством уставилась на Гарольда, ожидая его реакцию.

Г а р о л ь д. Мне кажется, что все совсем наоборот: скучно с дураками. Ты об этом не задумывалась?

В и к а . Только с дураками?

Г а р о л ь д. Ну еще, наверное, если сам дурак.

В и к а. Да? А мне почему-то скучно даже с умниками… Вот у нас в колледже, как начнет профессор какую-нибудь тягомотину рассказывать, так сразу или волком выть хочется, или в сон бросает.

Г па р о л ь д. А кто тебе сказал, что профессора – умники?

В и к а. А кто же они, по-твоему?

Г а р о л ь д. Обыкновенные дипломированные балбесы.

В и к а (с доброй улыбкой). Ой, слушай, здесь я с тобой абсолютно согласна. Может ты и не очень (вертит пальцем у виска) того?

Г а р о л ь д. Ну вот, видишь, и у нас нашлись точки соприкосновения.

В и к а (с сарказмом). Скажите пожалуйста, даже не ожидала… (Доброжелательно.) Слушай, псих, а твоя болезнь не заразная?

Г а р о л ь д. Вообще-то заразная: только надо очень постараться, что бы ее подцепить. По крайней мере, за последние две тысячи лет подобных случаев было зафиксировано очень немного.

В и к а. Значит, мне не надо надевать марлевую повязку?

Г а р о л ь д. Нет, она не передается, как это теперь говорят, воздушно-капельным путем.

В и к а (с любопытной, немного ироничной улыбкой). Значит с тобой даже можно целоваться?

Г а р о л ь д. Можно. А ты что, хочешь меня поцеловать?

В и к а. Хочу.

Г а р о л ь д. Молодец! Ты всегда такая смелая?

В и к а (немного смущенно). Нет… Прости, даже не знаю, как это вырвалось. По-моему у меня просто поехала крыша.

Г а р о л ь д. Да нет, просто ты начала становиться настоящей.

В и к а. А какая же я до этого, по-твоему, была.

Г а р о л ь д. Как все.

В и к а. А все, какие?

Г а р о л ь д (с доброй улыбкой). Как ты была.

В и к а. Да, интересно… Правда я на самом деле чувствую, что становлюсь с тобой какая-то другая.

Г а р о л ь д. Я очень рад за тебя.

В и к а. А это не страшно, быть другой?

Г а р о л ь д. Только сначала.

В и к а. А потом?

Г а р о л ь д. Потом здорово! Так здорово, что и описать невозможно!

Глаза Гарольда сияют, на лице обворожительная улыбка.

Г а р о л ь д. Ну, смелей!

Вика подходит к Гарольду, смотрит в глаза… Целует. Звучит музыка. Вика и Гарольд начинают кружиться под звуки вальса.

В и к а (вальсируя). А ты научишь меня быть другой?

Г а р о л ь д. Этому не надо учить. Ты и есть другая, только забыла об этом: всего только и надо, что вспомнить.

В и к а . Да? Все оказывается так просто?!

Г а р о л ь д. А в жизни все очень просто, это люди привыкли все усложнять непонятно для чего, и сами же потом от этого страдают.

В и к а. Я хочу быстрее вспомнить, что я другая. Помоги мне, пожалуйста.

Г а р о л ь д. Если ты в это по настоящему поверила, значит уже вспомнила.

Музыка заканчивается.

В и к а. Господи, почему у тебя все так просто?.. Почему мне так хорошо с тобой?.. И почему я не боюсь об этом говорить?.. А вдруг я уже другая?… Слушай, мне что-то немного страшно.

Г а р о л ь д. Не бойся: я с тобой. Я никуда не уйду, пока твой страх не пройдет.

В и к а (огорченно). А потом, что, тебе надо будет обязательно уйти?

Г а р о л ь д. Потом тебе будет хорошо и без меня. Обещаю.

В и к а (грустно). Не надо… Я знаю, что счастье никогда не может быть вечным, только давай сегодня не будем об том вспоминать.

Г а р о л ь д. Когда-то я тоже думал, что за счастье, как у вас говорят, надо бороться.

В и к а. А разве это не так?

Г а р о л ь д. Знаешь, когда-то я тоже был таким, как ты: все время хотел отыскать счастье, но никак не мог этого сделать. Иногда мне казалось, что вот оно – уже почти у меня в руках, но оно почему-то всегда ускользало. Но я продолжал упорно идти за ним и твердо верил, что все равно обязательно его найду.

В и к а. Ну и чем же это закончилось?

Г а р о л ь д. Все стали смеяться над моими бесплодными попытками и, подтрунивая, говорили: «Ну что, нашел ты свое счастье? Как найдешь, принеси и покажи его нам!»

В и к а. Люди всегда такие жестокие… Ну и что же было потом?

Г а р о л ь д. Тогда я начал делать вид, будто нашел его.

В и к а. Это как?

Г а р о л ь д. Ну стал вести себя так, как будто оно у меня уже есть.

В и к а. А сейчас ты не притворяешься, оно действительно у тебя есть?

Г а р о л ь д. Нет, сейчас не притворяюсь. Разве ты не чувствуешь, что я делюсь им с тобой? Если бы его у меня не было, то как бы я мог это делать?

В и к а. Наверное, ты прав, я на самом деле это чувствую. Ну и как же тебе все-таки удалось его отыскать?

Г а р о л ь д. Я же сказал, что стал себя вести так, будто уже его нашел.

В и к а. И что из того?

Г а р о л ь д. Произошло чудо! Если раньше я только шел за счастьем и все время спрашивал: «Где же ты?», то теперь оно все время идет за мной, и мне стало просто невозможно от него укрыться. Оно словно преследует меня и все время спрашивает: «Где ты, Гарольд?!»

В и к а. Вот это да! Здорово!.. А ты думаешь, все так могут?

Г а р о л ь д. Абсолютно все!

В и к а. У тебя очень красивое имя и сам ты тоже очень красивый. Если честно, мне даже не верится, что ты мог быть когда-то другим, не таким, как теперь.

Г а р о л ь д. Был самым обыкновенным.

В и к а. Нет, я тебе не верю. Я даже представить такое не могу: ты словно принц из прекрасной детской сказки. Пожалуйста, не разрушай моих представлений.

Г а р о л ь д (глядя в зеркало). Да, ты так считаешь? (Кривляясь и приподнимая пальцем нос.) Вообще-то, похож немного на принца. Ладно, здесь я, пожалуй, с тобой соглашусь: а то даже как-то неприлично тебе все время возражать, это может добавить тебе комплексов. И все-таки я не всегда был таким.

В и к а. А я все равно не верю!

Г а р о л ь д (указывая рукой). Да вон же я, смотри!

Вика замечает, что в глубине сцены, за полупрозрачным занавесом развивается другое действие. Занавес открывается.

На сцене высокий обаятельный мужчина средних лет. Он одет в длинный балахон, подпоясанный веревкой. К нему подходит симпатичный парень. В парне не трудно узнать Гарольда: те же черты лица, вокруг головы точно такая же голубая лента, придерживающая вьющиеся волосы.

В и к а (пораженно). Это на самом деле ты?!

Смотрит словно зачарованная.

Г а р о л ь д. Прости, Учитель, что в час сей беспокою тебя, и время твоё и слова твои, что цены не имеют, сколь велики они, лишь мне одному посвятить прошу. При братьях о том спросить я не решаюсь.

У ч и т е л ь.. И время и слова мои не мне, но пославшему меня принадлежат. Через меня к нему ты обратился, могу ли отказать? Говори же.

Г а р о л ь д. Не знаю, в грехе ли каяться своём пришёл или сомненьем поделиться, но поведать жажду и понять.

У ч и т е л ь. Глупец тот, кто сомнений не имеет. Начни же, не робей.

Г а р о л ь д (подавляя волнение). Её Ревекка звали… Но я богиней называл её. Ворвавшись в жизнь мою однажды, всё изменила в ней. От суеты мирской, забот обыденных она оторвала меня и словно крылья мне дала, и ввысь меня позвала, и осветила землю всю волшебным светом, таким, что все красоты мира, те, что и не замечал я ране, видны мне сделались особо.

Глаза как будто бы мои открылись, но только не мои глаза то были, не те, что прежде. И чувствовать, и думать, и дышать я начал по-другому. И тело вроде бы моё, но только вот жилец в нём новый поселился.

С восторгом наблюдал я эту перемену, сердце пело, и радостью наполнилось существованье.

И этой радостью великой со всеми я готов был поделиться щедрою рукою, не скупясь. Ибо знал тогда, что не иссякнет радости моей источник. Внутри себя, его я силу ощущал, и имя знал ему – Любовь! Тогда казалось мне, что вечна эта радость.

Но всё ушло… внезапно, как и появилось.

Подумать можно, будто умерла моя Ревекка. Но нет, она жива и даже весела. Все так же поутру она зарю встречает звонкой песней, и та своею краскою волшебной рисует на щеках ее румянец. Но умер я! Точней сказать, не умер, а стал таким, как прежде. Куда ушла Любовь, не мог понять я. Я звал её и умолял вернуться, всё было тщетно.

И чем теперь явилась жизнь моя в сравненье с той, что я познал? Сном мрачным! Намного ли теперь живее я, чем те, что вечным сном уснули, чья плоть уже добычей тленья стала? И много вижу я вокруг таких же спящих или полумёртвых, без света и без радости в глазах. И жаль мне их, но и себя мне жаль…

У ч и т е л ь. За скорбью часто радость скрыта, но мы того не замечаем. Тебе удалось заглянуть в приоткрытую дверь Царствия Божия, а значит, ты убедился, что Оно есть!

Г а р о л ь д. Да, Учитель! Но почему закрылась эта дверь и не смог я войти в неё?

У ч и т е л ь. Через любовь к одному лишь человеку Царствие Божие увидеть ненадолго возможно, но войти в него могут только Любовью Истинной, Любовью Совершенной обладающие. Истинная Любовь, словно птица, коснулась крылом твоего сердца и оставила там свою метку, но не поселилась в нём, оттого что сердце твоё не было готово дать ей приюта. Но сердце с такой меткой вечно будет искать свою потерю и, пока не найдёт, не обретёт покоя.

Г а р о л ь д. Научи же, как вернуть мне эту птицу. Я чувствую, что сердце моё теперь готово принять её.

У ч и т е л ь. Важно, что ты знаешь, как она прекрасна. Что готов ты отдать, чтобы навсегда обрести её?

Г а р о л ь д. Ты сказал: «Навсегда!» Неужели это возможно?

У ч и т е л ь. Если бы не знал, то не говорил тебе.

Г а р о л ь д (с восторгом). Я всё готов отдать! Всё, что имею!

У ч и т е л ь. Значит, путь твой в Царствие Божие недолог. Теперь ведома тебе та Любовь, что делает нищего царём, и она укажет дорогу.

Появляется ученик средних лет, приятной наружности.

У ч е н и к (Гарольду). Ах, вот ты где! Там две красавицы пришли, тебя хотят увидеть.

Г а р о л ь д. Для чего?

У ч е н и к. Мне неизвестно, для чего глаза у юных дев порой сияют ярче, чем полночная луна, а дыхание наполняется ароматом всех цветов на свете, так, что с непривычки и голове недолго закружиться. Поди узнай, и мне потом расскажешь.

Г а р о л ь д. Я на минутку, только посмотрю.

Убегает. Все улыбаются ему в след.

Полупрозрачный занавес закрывается, действие за ним продолжается, но слов уже не слышно.

Г а р о л ь д. Ну что, убедилась?

В и к а. Вот это да?.. Скажи, а ты считаешь, что любовь должна быть вечной?

Г а р о л ь д. Она и так вечна.

В и к а. Но ты ведь разлюбил свою Ревекку?

Г а р о л ь д. Сейчас моя Ревекка – это ты.

В и к а. Моя бабушка точно назвала бы тебя кобелем.

Г а р о л ь д. Я думаю, что у тебя отличная бабушка, ты зря на нее наговариваешь.

В и к а. Откуда тебе знать?.. Нет, мне явно не повезло с предками!

Г а р о л ь д. Это мы подкорректируем, если ты мне немного поможешь. Ну, совсем чуть-чуть.

В и к а . Ладно, попробую, если ты считаешь, что это возможно. Хотя и уверена, что это будет очень сложно сделать.

Г а р о л ь д. Не беспокойся, у меня большой опыт. Я думаю, им просто не хватает любви.

В и к а. Мне тоже не хватает…

Г а р о л ь д. Разве сейчас ее в тебе нет?

В и к а (улыбаясь). Во мне, кажется есть… Теперь есть! (Глядя в глаза Гарольду.) А ты любишь меня?

Г а р о л ь д. Да.

В и к а. А потом ты не разлюбишь мня? Ну, когда познакомишься поближе?

Г а р о л ь д. Не беспокойся, это просто не возможно.

В и к а. Что значит не возможно? (С грустью.) По-моему всегда именно так и происходит.

Г а р о л ь д. Просто у нас разная любовь.

В и к а. А разве она не должна быть одна на двоих?

Г а р о л ь д. Вовсе нет. С чего ты это взяла?

В и к а. Так все говорят: вот я и думала, что так должно быть в идеале.

Г а р о л ь д. Но мы же с тобой договорились, что ты не будешь больше как все.

В и к а. Прости, я совсем забыла. Но все равно объясни.

Г а р о л ь д. У меня совсем не такая любовь, как у тебя. Ты полюбила меня, когда познакомилась, а я тебя любил, даже когда и не знал вовсе.

В и к а. Как можно любить того, кого не знаешь? За что?

Г а р о л ь д. Сначала надо полюбить, а потом будет за что. Обязательно будет!

В и к а. Ты на самом деле так думаешь?

Г а р о л ь д. Я в этом просто уверен.

В и к а. Тогда по твоей теории получается, что можно полюбить всех?

Г а р о л ь д. Абсолютно всех.

В и к а (задумчиво). Может быть, стоит попробовать?

Г а р о л ь д. Обязательно стоит! Разве тебе не известно, что это самая главная заповедь на свете? Ведь не чужие же люди друг другу на самом деле?!

В и к а. Я вообще-то тоже верующая.

Г а р о л ь д (с улыбкой). Давно?

В и к а (немного обиженно). Давно.

Г а р о л ь д. И сколько ты собираешься быть верующей?

В и к а. Как сколько? Всю жизнь!

Г а р о л ь . Это стыдно, всю жизнь быть только верующей.

В и к а. Почему?!

Г а р о л ь д. Как почему? Ведь должен же быть какой-то прогресс.

В и к а. О каком прогрессе ты говоришь?

Г а р о л ь д. О самом обыкновенном. Ну, во что ты, например, веришь?

В и к а. Как во что? В Бога, конечно!

Г а р о л ь д. Значит ты веришь, что он существует?

В и к а (с сомнением). Да,… верю.

Г а р о л ь д. А убедиться в этом не желаешь?

В и к а. Это как?

Г а р о л ь д. Ну а разве ты увидеть его не хочешь?

В и к а. Что ты такое говоришь? Его можно увидеть только после смерти.

Г а р о л ь д. Кто тебе такое сказал?

В и к а. Все так считают.

Г а р о л ь д. Опять все?… Ну, мы же с тобой договаривались!

В и к а. Ой, прости. Трудно так сразу перестроиться.

Г а р о л ь д. Ну надо постараться.

В и к а. А ты что на самом деле считаешь, что Бога можно увидеть при жизни?

Г а р о л ь д. Да не то что можно, даже нужно! Я бы даже сказал, что это просто необходимо.

В и к а. Почему ты так в этом уверен?

Г а р о л ь д. Потому что если не увидишь Бога при жизни, не увидишь и потом.

В и к а. А ты видел Его?

Г а р о л ь д. Да.

В и к а. Ну и какой же Он?

Г а р о л ь д. Ну ты смешная! Образ Его наблюдать невозможно из-за света, который из него исходит.

В и к а. Ну ты же как-то умудрился увидеть?

Г а р о л ь д. Это точно: один раз умудрился, теперь все время вижу.

В и к а. Ну так вот и расскажи.

Г а р о л ь д. Достаточно видеть Божественность, в которой он себя проявляет, Божественность, которой наполнено все вокруг…

В и к а. И ты ее видишь?

Г а р о л ь д. Но ведь, на самом далее, это совсем не трудно… Разве красота розы не божественна? А глазами ребенка не Бог на нас смотрит? (Улыбаясь снисходительно.) Или тебе еще места указать требуется, где искать Его надо?

Полупрозрачный занавес в глубине сцены снова открывается. На сцене Учитель беседует со своими учениками, среди которых и Гарольд.

1-й у ч е н и к. Ты братьями нас называешь и говоришь, что Отец у нас один, представь же нам Его.

У ч и т е л ь. Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего58, ибо Я и Отец – одно59. А спрашиваете потому, что не вошли вы ещё в Царствие Его и лице Его видеть не можете. Когда же войдёте и прибудет с вами Дух Святой, то примет Отец Мой и вас как детей своих.

2-й у ч е н и к. Сколько же детей у Отца Твоего, и сможет ли Он принять всех?

У ч и т е л ь. Нет нужды беспокоиться: в доме Отца Моего обителей много60, на всех входящих хватит.

И когда войдёте в Царствие, в тот день узнаете, что Я в Отце Моём, и вы во Мне и Я в вас 65. Тогда поймете, что Отец Мой – и ваш Отец тоже, и будете, как и Я, посланниками Его на земле.

Г а р о л ь д. Когда войдём в Царствие Божие и Дух Святой обретём, так ли понимать, что мы равны Тебе станем?

У ч и т е л ь. Ученик не бывает выше своего учителя но, усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его 66. Тот, кто напился из моих уст, станет как я. Я также, я стану им, и тайное откроется ему 67.

Вика с удивлением смотрит на Гарольда.

В и к а. Тот, кто напился из моих уст, станет таким как я: Я также стану им… Это что же получается, что каждый человек может уподобиться Христу?

Г а р о л ь д (иронично). Неужели сама догадалась?

В и к а. А ты считаешь, что такое на самом деле возможно?

Г а р о л ь д. Конечно, это тебе и в любой церкви могут подтвердить. Ведь это же и есть главная задача того, кто по-настоящему верит.

В и к а. Я что-то никогда ничего подобного не слышала.

Г а р о л ь д (с улыбкой). Имеющий уши да услышит. Мы все дети Божьи и одинаково равны перед Ним. Ведь и сам Учитель говорил об этом.

В и к а (с недоумением). Значит каждый может стать таким как Он? Даже не верится…

Г а р о л ь д. А братьями он кого называл? Вспомни: «В доме Отца Моего обителей много». Куда же Он по-твоему нас приглашал?

В и к а. Похоже что ты прав… Ведь все мы, на самом деле - Его дети

Г а р о л ь д. Ну не зря же Он любил повторять для слабослышащих: «Отец ваш Небесный».

В и к а. Ты будто открываешь мне глаза.

Г а р о л ь д. Тогда смотри, а то пропустишь самое интересное.

Вика и Гарольд вновь следят за происходящим на сцене действием.

Г а р о л ь д (Учителю). Но если так, то Ты, как и мы, - обыкновенный человек.

У ч и т е л ь (с восторженной, счастливой улыбкой подходит и обнимает Гарольда). Обыкновенный - не мое имя. Тот, кто проснулся для новой жизни, обыкновенным не будет вовеки. Пробудись – и уразумеешь. Ибо стоишь ты уже на пороге Царствия Божия, как на пороге своего нового рождения. Вера твоя помогла тебе.

3-й у ч е н и к. Укрепи же и нас в вере, Учитель, ибо все мы желаем

войти в Царствие Небесное, для того и идём за тобою, всё оставив.

У ч и т е л ь. Что есть вера, братья мои? Я желаю дать вам веру в самоё существование Царствия Божия, где всё пребывает в вечной радости и блаженстве, дабы вера та зажгла в вас огонь неугасимого желания найти и обрести его.

Верить – сладость незрелой моркови вкусить.

Проверить же – мёда испить!

Посему не только верить, но проверить на себе,

обрести и познать – вот к чему вас призываю.

Если вера твоя будет лишь костылём для инвалида – мало проку в ней. Я же даю сей костыль больному не для того, чтобы он весь свой век с ним по земле хромал, но чтобы здоровым сделался и вошёл в Царствие Божие при жизни своей земной18.

А здоровому костыли не требуются – пусть отдаст нуждающимся. Ибо в то, что познал, верить уже нет необходимости.

3- й у ч е н и к. Ты хочешь дать нам веру, но хочешь и отнять её. Как нам следует понимать слова твои?

У ч и т е л ь. Представь, что ты живёшь в пустыне, для жизни непригодной, и некто говорит: «Там за барханами есть благодатный край, где все в блаженстве пребывает, и в том краю живущий не ведает ни горя, ни нуды».

Но ты ответил: «Нет, не верю. Это лишь мираж, которым часто дразнит жаркая пустыня. Так и отец мой говорил, и дед».

Другой засомневался, но не променял своей норы и тени чахлого куста на то, что знать не мог наверняка. Страшил его пустыни трудный путь

Но третий же поверил и сказал: « Что мне терять в пустыне этой? Похожее на жизнь существованье?» И вера позвала его в дорогу. Он в путь отправился немедля и, все преодолев, нашел тот чудный край.

Воистину счастливая душа всегда с другим желает счастьем поделиться, и он пошел назад в пустыню, дабы братьям заветную дорогу указать и веру в них вселить такую, чтоб без сомнений позвала их в путь.

Его спросили братья: «Асам ты веришь в этот край чудесный?» И уши их услышали ответ. Кому же мало было лишь ушами слышать, ответ смогли прочесть в его глазах, их свет красноречивей говорил любого языка: «К чему мне верит в то, что знаю? Ведь я нашел тот благодатный край, что радостью и светом мою наполнил душу. И я живу в нем словно гость, на вечный праздник приглашенный, и вас желал бы видеть средь гостей. А веру ту, что так в пути мне помогала, всю без остатка вам я передать желаю. Познавший отпускает веру благодарно.

Ну что, яснее стало?

3-й у ч е н и к. Да, Учитель.

Г а р о л ь д. Не про себя ли эту притчу ты нам рассказал?

У ч и т е л ь (улыбаясь). А сам как думаешь?

Блаженны те, кто смогут увидеть лице Отца Небесного при жизни земной. Истинно говорю вам: есть некоторые из сидящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие18. И вера на том пути да будет им помощником.

2-й у ч е н и к. Все мы живём НАДЕЖДОЙ увидеть Царство Небесное. Дай же нам и заповеди для этого трудного пути, чтобы вместе с ВЕРОЙ вели нас.

У ч и т е л ь. Заповеди даются для тех, которые слухом слышат – и не разумеют, глазами смотрят – и не видят68. Ибо исполнение закона не может животворить, не приносит благодати и не делает праведником. На это способна только истинная вера, действующая Любовью69.

2-й у ч е н и к. Для чего же тогда дан закон?

У ч и т е л ь. Он дан для маловерных, в которых не вмещается Слово Божие70, дабы уберечь их от преступлений, покуда не обретут истинного разумения71. Вам дано знать тайны Отца Небесного72.

Вам единственную заповедь даю:

ЛЮБОВЬ!

На этой заповеди утверждается весь закон и пророки73. И все другие заповеди – дети её, а она – матерь их. И если матерь в тебе, то и все дети её в тебе. И по именам их знать нет нужды, когда они внутрь тебя живут, и они – суть твоя74.

Говорю же вам: возлюби Отца Твоего Небесного всем сердцем твоим и всею душою твоею, и всем разумением твоим. Возлюби ближнего твоего, как самого себя75.

Ибо, если не любишь ближнего, но говоришь,

что любишь Всевышнего, – ты лжёшь!

4-й у ч е н и к. Поясни же нам слова сии. Если эта заповедь так важна, то опасаемся, что не уразумеем до конца.

У ч и т е л ь. В лице Отца Твоего Небесного возлюби самою жизнь, как великий дар от Него, возлюби всем сущим в тебе от края и до края.

Возлюбить ближнего значит то: возлюбить всякое Творение Божие всем сердцем без лукавства. Потому говорю: любите врагов ваших76, ибо из камня, что бросите во врага своего, выйдет огонь и сожжёт вас. Благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклина-ющих и обижающих вас 76. Имейте к таковым снисхождение, потому как слепы они и оттого в сострадании и любви вашей нуждаются более, чем другие, ибо под масками своими боль и слёзы скрывают. Своей любовью пробуждайте в них любовь охладевшую.

И помните: кому вы более простили, более и возлюбит вас 77, а кому мало прощается, тот мало любит78. И если любите любящих вас и делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за это благодарность? И грешники то же делают79.

Пусть поселится в сердце вашем Любовь Истинная, Совершенная. Ибо будь ты даже первым праведником а свете и живи по Закону Божиему, и языком говори ангельским, и имей всякое познание и всю веру, но, если при этом любви не имеешь и таишь в сердце злобу, пусть даже к червяку ничтожному, то ты лишь медь звенящая, и нет в том никакой пользы твоей душе80, не войдёшь в Царствие Божие и другим дорогу указывать не достоин.

4-й у ч е н и к. А как отличить нам любовь ту, что люди любовью называют, от Истинной, и как увидеть её и приход её ощутить?

У ч и т е л ь. Когда поселится в сердце твоём любовь такая, что и укус змеи подарком свыше тебе казаться будет, то сам её признаешь. И сомневаться не придётся, когда ты самой любовью станешь, когда она заполнит тебя всего и будет её с избытком, что сдерживать боле не сможешь, и польётся она через край золотым потоком на всех и вся. Или, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой81.

Вы дети любви, любовью рождены, не вам ли любовью и стать должно?! А СТАТЬ ЛЮБОВЬЮ, ЗНАЧИТ СТАТЬ РАВНЫМ БОГУ,

ЗНАЧИТ БОГОМ СТАТЬ!

ИБО ЛЮБОВЬ И ЕСТЬ БОГ82!

И нет другой дороги в Царствие Его:

Человекам это невозможно,

Богу же всё возможно83.

Простирает руки к небу, говорит торжественно.

Отче праведный!

Я открыл им имя Твоё!84.

И если Любовь в них будет, то и Ты в них будешь и Я в них84, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе85.

5-й у ч е н и к. Ты человека Богом назвал, Учитель? Или понял я неверно слова твои?

У ч и т е л ь. Да! И не ослышался ты. К вам, которым Слово Божие обращаю, вас Богами и называю, так о том и в Писании сказано86. Воистину вы и есть Боги, только глаза ваши закрыты и не пробудились вы ещё, чтобы войти во славу свою. Посему сказано: встань, спящий, и воскресни из мёртвых, да прибудет с тобой Свет Истины Святой87.

3-й у ч е н и к.Так страшно делается, когда подумаешь, что можем расстаться с тобою, Учитель, и будем одни блуждать во мраке. Как не

сбиться нам с пути истинного?

У ч и т е л ь. С настоящим учителем путь короче, однако, не многим такая удача выпадает. Но пусть это не пугает идущего, ибо страх - всегда преграда на любом пути. Свет, что внутри тебя, дорогу укажет, Любовь Истинная, что в сердце твоём поселится, сама откроет нужную дверь.

Любовь Совершенная и Дух Святой приходят вместе, ибо они едино. Если в тебе Любовь, то и Дух Святой в тебе. Если в тебе Дух Святой, то и Любовь твоя Совершенна.

Пусть же малая искра любви, что притаилась в сердце каждого, ярким пламенем возгорится, и в этом пламени да сгорят все нечистоты, что оскверняют человека.

Замечает, что один из учеников пишет. Подходит и берет написанное.

Это хорошо, что грамоте обучен, но слова Истины сердцем услышать надо. Или хочешь ты всё запомнить слово в слово?

6-й ученик. Да, Учитель, ибо хочу всё, что говоришь ты, другим верно передать.

У ч и т е л ь. Не беспокойся об этом теперь. Когда сам уразумеешь, то уже не забудешь и другим всегда передать сможешь своим языком.

И даже если страницы Евангелия утеряны будут –

их можно восстановить из сердца.

Полупрозрачный занавес закрывается, действие за ним продолжается, но слов уже не слышно.

В и к а (очень растроганно). Тебя что потом, на самом деле распяли?

Г а р о л ь д. Не совсем так.

В и к а. Но ведь ты сказал, что тоже висел на обратной стороне креста?

Г а р о л ь д. Я сам это сделал.

В и к а. Что сам себя распял?!

Г а р о л ь д. Да.

В и к а. Для чего?!

Г а р о л ь д. Чтобы родиться заново. Разве ты еще не поняла?

Вика берет в свои ладони руку Гарольда, ласково гладит.

В и к а. Было очень больно?

Г а р о л ь д. Нет, не очень, но потерпеть, конечно, пришлось. Ломать и выбрасывать из себя старое, чтобы освободить место новому – всегда не просто. Зато теперь так здорово, что просто не передать!

В и к а. Как интересно…

Г а р о л ь д. Если хочешь, то ты можешь сама попробовать. Эта сторона креста всегда свободна для всех.

В и к а. У меня такое ощущение, что я уже созрела для этого. Мне кажется, что я только теперь начала что-то понимать.

Г а р о л ь д (обнимая Вику). Вот и хорошо. За этим я сюда и явился.

Занавес.

Действие второе.

Та же квартира. Появляются Гарольд и Натали. Чувствуется, что они вышли из спальни: Натали в домашнем халате, у Гарольда расстегнута рубашка.

В глубине сцены за полупрозрачным занавесом происходит какое-то действие.

Н а т а л и. Мы всего несколько дней знакомы, но мне кажется, что я целую вечность тебя знала… Надо же, такую стандартную фразу сейчас сказала, но смысл ее мне стал понятен только теперь.

Смотрит на Гарольда влюбленными глазами. Проводит руками по его груди и крепким мышцам живота.

Н а т а л и. Какой ты все-таки красивый!.. Господи, что я делаю? Ведь ты - на столько лет меня моложе!

Г а р о л ь д. Но этого почти не заметно.

Н а т а л и. Теперь да. Все говорят, что я помолодела лет на десять.

Г а р о л ь д. Вот видишь.

Н а т а л и (улыбаясь). Счастье почему-то так всех красит! Ты точно был мне послан богом. Видно не зря говорят, что браки совершаются на небесах.

Г а р о л ь д. А ты знаешь, что это на самом деле означает?

Н а т а л и. Конечно.

Г а р о л ь д. Думаю, что нет.

Н а т а л и. Ну и что же это, по-твоему?

Г а р о л ь д. Настоящий брак – это не союз двух разнополых или однополых людей с целью найти свою половинку.

В и к а. Но разве это не так?!

Г а р о л ь д. Нет, это – утопия.

Н а т а л и. Тогда объясни, как ты это понимаешь?

Г а р о л ь д. Твоя вторая половинка находится в тебе. Истинный брак это когда твое мужское и женское начала соединяются вместе.

Н а т а л и (с сарказмом). Потрясающе! Получается, что мой будущий муж живет внутри меня.

Г а р о л ь д. Именно так - твой небесный муж.

Н а т а л и (иронично). И мы с ним должны пожениться?

Г а р о л ь д. Было бы очень даже неплохо.

Н а т а л и. А земной муж мне, значит, уже не нужен?!

Г а р о л ь д. Почему? Можешь завести и земного, если, конечно, захочешь.

Н а т а л и (пародируя фразу из фильма «Иван Васильевич меняет профессию). Ага, значит выходит, что меня будет два мужа?!

Г а р о л ь д (подыгрывая). Выходит два.

Н а т а л и (продолжая пародировать). И оба Бунши?!

Г а р о л ь д (смеясь). Оба!

Н а т а л и. Интересно… Я конечно, слышала, что в каждом человеке присутствует его мужское и женское начало - его «ин» и «янь», но вот, что их необходимо соединять, как-то не приходилось.

Г а р о л ь д. Все когда-то слышишь впервые: даже самого себя.

Н а т а л и. И ты на самом деле считаешь, что эти две половины должны соединиться вместе?

Г а р о л ь д. Только в этом случае ты становишься цельным, и обретаешь божественную самодостаточность.

Н а т а л и. Божественную самодостаточность… То есть, как говорят поэты: «Ощущаешь свое сиротство, как блаженство»? Так что ли?

Г а р о л ь д. Ну вот видишь: ты и сама все знаешь.

Н а т а л и. Иными словами женщина внутри тебя должна выйти замуж за твоего собственного внутреннего мужчину?!

Г а р о л ь д. Абсолютно верно.

Н а т а л и (иронично). Такой оригинальный брак без детей.

Г а р о л ь д. Почему без детей?

Н а т а л и (с сарказмом). Ах, они даже способны родить ребенка?!

Г а р о л ь д. Конечно, иначе зачем бы им был нужен брак?

Н а т а л и. Ну ты даешь! Тогда уж объясни этот феномен природы, пожалуйста, а то в голове как-то не укладывается.

Г а р о л ь д. А что тут объяснять: этим ребенком будешь ты сама. Можно сказать, что ты просто родишься заново.

Н а т а л и. Значит, я буду уже не я, то есть стану абсолютно другой?

Г а р о л ь д. Да, совершенно другой.

Н а т а л и. Такой, что даже и узнать себя не смогу?!

Г а р о л ь д. Скорее всего нет. Только узнавать уже будет некому: ведь прежняя Натали просто исчезнет. Так что опасаться особо не чего.

Н а т а л и (задумчиво). Ты полагаешь, что именно это называется «небесным браком»?

Г а р о л ь д. Не полагаю, а просто знаю.

Н а т а л и. Если это на самом деле так, то думаю, что при этом должно происходить что-то очень интересное.

Г а р о л ь д. Необыкновенно интересное! В этом случае человек становится практически бесполым, или святым.

Н а т а л и. Что-то очень мудрено.

Г а р о л ь д. Что тут мудреного? Душа становится хозяином человеческого тела, а не наоборот. А душа, как известно, пола не имеет.

Н а т а л и (задумчиво). Душа, конечно, и на самом деле, по идее, не должна иметь пола, правда, я никогда не задумывалась об этом. И она же хозяин тела?… Ну, допустим… Но ведь человек – или человеческое тело, как ты говоришь, имеет еще и голову. Разве не разум должен быть главным?

Г а р о л ь д. Поверь, что нет.

Н а т а л и. А вдруг душа окажется, ну попросту говоря, плохой и, став хозяином, захочет творить зло, и получается что ум, в таком случае, даже будет не в состоянии этому помешать.

Г а р о л ь д. Душа не бывает плохой.

Н а т а л и. Любая?

Г а р о л ь д. Абсолютно любая.

Н а т а л и. Не уверена… Некоторых людей я, например, просто терпеть не могу, такими они мне кажутся негодяями.

Г а р о л ь д. Мы не любим тех, кого мы не знаем. Мы и себя порой не любим по той же причине.

Н а т а л и. Ну, думаю, себя-то я знаю: слава богу, не девочка уже.

Г а р о л ь д. Вот именно поэтому и не знаешь.

Н а т л и. Почему?

Г а р о л ь д. Потому что не девочка.

Н а т а л и. Ах, значит, когда я была девочкой, я себя знала, а теперь нет?!

Г а р о л ь д. Да. Только когда ты была очень маленькой девочкой, которая еще не умела ни говорить, ни думать. Именно поэтому тогда тобой управлял не ум, а душа, и лишь тогда ты и была по-настоящему счастлива, только этого, конечно не помнишь. Но разве это важно?

Н а т а л и (задумчиво). Это, конечно не важно, помнишь или нет: главное быть счастливой. Но все-таки, перебирая старые фотографии, хотелось бы иногда вспоминать прекрасные мгновения своей жизни.

Г а р о л ь д. Это совершенно ни к чему.

Н а т а л и. Почему?

Г а р о л ь д. Да потому если всем станет распоряжаться твоя душа, то вся твоя жизнь превратится в прекрасные мгновения. Так для чего же тогда жить не реальной жизнью, а какими-то воспоминаниями? Согласись, что это, по крайней мере, глупо.

Н а т а л и. Ну если так, то, пожалуй, это на самом деле безрассудно.

Г а р о ь д (с улыбкой). Нет не безрассудно, а именно глупо. А глупо из-за того, что так жить тебе велит именно рассудок: потому что правит он, а не душа.

Н а т а л и. Но ведь даже великие поэты учили нас «рассудку страсти подчинять».

Г а р о л ь д. Я заметил, что ты любишь стихи и, кстати, стихи хорошие… Наверное страсти стоит подчинять рассудку. Ну и что из этого?

Н а т а л и. Как что? Значит, главным все-таки должен быть ум, а не душа.

Г а р о л ь д. А по-твоему страсти, это - душа?

Н а т а л и. А разве нет?

Г а р о л ь д. Нет, хотя многие именно так и считают.

Н а т а л и. Ну, может быть это не совсем она, то все же это ее проявление, неужели ты станешь возражать.

Г а р о л ь д. Конечно стану. Ну, давай, приведи пример страстей, которые являются проявлением души.

Н а т а л и. Ну, любовные страсти, например.

Г а р о л ь д. То есть сексуальные?

Н а т а л и. Ну пусть так, если ты хочешь.

Г а р о л ь д (смеясь). Нет, это ты хочешь сексуальные страсти приписать душе.

Н а т а л и. А по-твоему как?

Г а р о л ь д. Ну если ты согласилась, что душа беспола, то о каком ее проявлении здесь идет речь?

Н а т а л и. Ну, хорошо. А как же быть с любовью матери к своему ребенку. Или это тоже не проявление души?

Г а р о л ь д (с улыбкой). Это проявление, никто не спорит.

Н а т а л и. Ну вот.

Г а р о л ь д. Но ведь это совсем другое. Разве можно сказать, что мать страстно любит свое дитя?

Н а т а л и. Конечно можно: она его не просто страстно любит, а можно сказать безумно.

Г а р о л ь д. Вот именно безумно, потому это и душа.

Н а т а л и. Я что-то не очень поняла.

Г а р о л ь д. А что тут непонятного? Если любишь не умом, то чем тогда?

Н а т а л и (с недоумением). Чем?

Г а р о л ь д. Ну сама подумай.

Н а т а л и. На самом деле получается, что душой: больше вроде нечем.

Г а р о л ь д. Получается так. И для такой любви ум не нужен. Для настоящей любви рассудок только помеха: именно поэтому об истинно любящих говорят, что они теряют голову.

Н а т а л и. С тобой трудно не согласиться: однако, люди почему-то все-таки предпочитают жить умом.

Г а р о л ь д. Ничего не поделаешь: к сожалению, это – их выбор.

Н а т а л и. И что же, по-твоему, получается, что человек не знает самого себя - не знает собственной души?!

Г а р о л ь д. Но так оно и есть на самом деле: можно прожить всю жизнь и лишь только скользить по ее поверхности, не познав глубины. Можно гордиться своим умом, любоваться или быть недовольным своим телом, но так и не заглянуть внутрь, чтобы узнать, кому все это принадлежит.

Н а т а л и. Ну хорошо, допустим, я не знаю свою собственную душу, но ведь я чувствую, как она страдает. И большинство людей, если будут честными, могут сказать то же самое. Только не говори, что это не так.

Г а р о л ь д. Что в этом удивительного? Душа страдает оттого, что заперта в клетку, а ум бросает ей пищу, которую она есть не в состоянии. Удивительно, как она вообще умудряется выживать в таких условиях?!

Н а т а л и. Так что же делать?

Г а р о л ь д. Найти свою душу и освободить из плена.

Н а т а л и. Наверное, это очень нелегко.

Г а р о л ь д. Конечно не легко, но это, пожалуй, единственное, что на самом деле стоит сделать. Если бы люди только могли знать, какое сокровище таится у них внутри, то немедля бросились бы на его поиски!

Н а т а л и. Ты считаешь, что найти свою душу – значит найти себя настоящего?

Г а р о л ь д. Можешь даже сказать, что это найти свое счастье.

Н а т а л и. И для этого нужно соединить в себе свое мужское и женское начала?

Г а р о л ь д. Они сами соединятся в процессе поиска.

Н а т а л и. И ты что, уже сделал это?

Г а р о л ь д. Да.

Н а т а л и. И ты что же теперь самодостаточный и счастливый?

Г а р о л ь д. А что, разве не похоже?

Н а т а л и (немного иронично). И бесполый?!

Г а р о л ь д. Абсолютно точно.

Н а т а л и. Слушай, бесполый, кому ты голову морочишь?! У меня еще никогда не было такого любовника. Я сейчас просто купаюсь в любви! (Со смущением.) Да и в постели все было на высшем уровне.

Г а р о л ь д. Ты просто не поняла. Когда ты соединяешь в себе обе своих сущности и становишься одним целым, то только тогда обретаешь силу и только тогда можешь любить по-настоящему.

Н а т а л и. Не пугай меня, пожалуйста!

Г а р о л ь д. А чего ты испугалась?

Н а т а л и. Я не хочу, чтобы ты был самодостаточным. Я хочу, чтобы тебе меня не хватало, как мне тебя.

Г а р о л ь д (улыбаясь). Это уже эгоизм. А там, где живет эгоизм, любовь долго обитать не может.

Н а т а л и. Так что получается, что тебе никто не нужен?

Г а р о л ь д. Лучше сказать, что мне нужны все.

Н а т а л и. Но всех ведь нельзя любить?!

Г а р о л ь д. Кто тебе сказал такую глупость?!

Н а т а л и. А разве это не так?

Г а р о л ь д. Совершенно не так.

Н а т а л и. Значит, ты любишь всех?!

Г а р о л ь д. Всех.

Н а т а л и. А меня ты любишь?

Г а р о л ь д. А почему я тебя должен не любить? Что ты мне такого сделала?

Н а т а л и. Да вообще-то плохого ничего. Но ведь не за это же любят?

Г а р о л ь д. Настоящая любовь скорее не за что-то, а вопреки чему-то.

Н а т а л и. Ты хочешь сказать, что можешь любить даже тех, кто не любит тебя, даже своих врагов?!

Г а р о л ь д. Врагов даже больше.

Н а т а л и. Шутишь?

Г а р о л ь д. Не совсем.

Н а т а л и. Да, я тоже слышала, что нужно уметь любить своих врагов, но ведь это так трудно…

Г а р о л ь д. Вовсе нет. Надо просто иметь к таким снисхождение. Ведь они на самом деле слепы, и потому в сострадании и любви нуждаются больше, чем другие: ведь под масками своими боль и слезы скрывают. И мы должны своей любовью пробуждать их охладевшую любовь.

Н а т а л и. И что, у тебя на всех хватает любви?… А ты не боишься, что она может у тебя просто закончиться?

Г а р о л ь д. Это не возможно.

Н а т а л и. Почему?

Г а р о л ь д. Потому что настоящая любовь – это неиссякаемый источник, это – чаша, всегда наполненная до краев!

Н а т а л и. Если я правильно понимаю, то тебе все равно кого любить,… ну если ты можешь любить всех?

Г а р о л ь д. Ну можно и так сказать, наверное.

Н а т а л и. Интересно ты рассуждаешь… (С грустью.) Значит, получается ты от меня, в конце концов, уйдешь?

Г а р о л ь д. От тебя – да, но из тебя – нет!

Н а т а л и. А нельзя, чтобы ты был и со мной и во мне?

Г а р о л ь д (шутливо). Ты что, хочешь родить от меня ребенка?

Н а т а л и. Не знаю, я еще не думала об этом. Просто я хочу, чтобы ты все время был со мной. Это не возможно?… Прости, что спрашиваю. Я и сама понимаю, что нет. Ты - вон какой красавец, а я,… что я?… Совершенно обыкновенная, да и к тому же на много лет тебя старше.

Г а р о л ь д. Обыкновенных людей не бывает. Да и дело совсем не в том, что ты сказала.

Н а т а л и. А в чем?

Г а р о л ь д. Ты хочешь чтобы я был только твоим?

Н а т а л и. Если честно, то хочу.

Г а р о л ь д. Но это не возможно, потому что я ни чей!

Н а т а л и. Ты уйдешь от меня к другой?

Г а р о л ь д. К другому.

Н а т а л и. Что это значит?!

Г а р о л ь д. Вчера я познакомился с одним таким печальным парнем,… я, думаю, что очень ему нужен.

Н а т а л и. С парнем?!!!

Г а р о л ь д. Да, с парнем.

Н а т а л и. Ты что, голубой?! Боже! У меня никогда не было голубых любовников! Если кому-нибудь рассказать, то ведь не поверят!

Г а р о л ь д. А ты не рассказывай. И я не голубой. Я же говорил, что я никакой.

Н а т а л и. Это что, в смысле бесполый что ли?

Г а р о л ь д. Ну что-то вроде.

Н а т а л и. Господи: «Никакой»!… «Ничей»!… Но всем почему-то такой нужный!

Г а р о л ь д (иронично). Так может быть именно из-за этого?

Н а т а л и. И как же ты собираешься утешать этого парня? Ты что, тоже ляжешь с ним в постель?

Г а р о л ь д. Я постараюсь обойтись без этого.

Н а т а л и. А если не получится?

Г а р о л ь д. Ну тогда придется.

Н а т а л и. А от кого это зависит?

Г а р о л ь д. Больше от него. Но, может быть, и я решу, что это необходимо.

Н а т а л и. А со мной как было?.. Впрочем, чего я спрашиваю? Я же сама все знаю.

Г а р о л ь д. Не переживай. С тобой все было просто замечательно.

Н а т а л и. Ты не врешь?

Г а р о л ь д. Ни капельки!

Н а т а л и. Спасибо тебе. Я на самом деле тебе очень благодарна.

Г а р о л ь д. А я тебе.

Н а т а л и. А мне-то за что?!

Г а р о л ь д. Ведь ты могла и не принять мою любовь. Что бы я тогда с ней делал? Время от времени я просто обязан ею длиться, иначе она меня может переполнить и просто разорвать.

Н а т а л и. Шутишь?

Г а р о л ь д (улыбаясь). Почти нет.

Н а т а л и. Ты на самом деле источаешь любовь! Это - правда… Я тоже хочу этому научиться.

Г а р о л ь д. Этому не надо учиться. Это от природы в тебе заложено. Только ты почему-то наглухо закрыла свою дверь и не выпускаешь золотую птицу из ее клетки. Всего только и надо, что снять эту дверь с петель и выбросить вон.

Н а т а л и. И только? Так просто?

Г а р о л ь д. Конечно! Попробуй, не бойся! И сама в этом убедишься. Ну, начни со своих близких: со своей матери, дочери.

Н а т а л и. Ох, лучше бы ты не задевал сегодня эту больную тему.

Г а р о л ь д. А что так?

Н а т а л и. С дочерью у меня очень большие проблемы, и боюсь, что они не разрешимы.

Г а р о л ь д. Ты считаешь, что причина в ней?

Н а т а л и. А ты, я думаю, считаешь, что во мне?

Г а р о л ь д. Конечно, ведь это твое собственное произведение. Что ж ты на него жалуешься?

Н а т а л и. Ты думаешь, что я ее плохо воспитала?

Г а р о л ь д. Если тебе не трудно, то не произноси пожалуйста при мне этого слова.

Н а т а л и. Какого?

Г а р о л ь д. Воспитала.

Н а т а л и. Почему?

Г а р о л ь д. Потому что то, что люди называют воспитанием, на самом деле является обыкновенным уродованием.

Н а т а л и. Но ведь родители обязаны учить своих детей, хотя бы для того, чтобы они могли выжить в этом мире.

Г а р о л ь д. В этом уродливом мире выживать могут тоже только уроды, поэтому вы и делаете их из своих детей.

Н а т а л и. То есть, по-твоему, мы вынуждены растить уродов, иначе им просто не прожить на этом свете?

Г а р о л ь д. Как это ни обидно, но люди должны признать, что это именно так.

Н а т а л и (задумчиво). Скорее всего, ты прав. Но это же просто ужасно!

Г а р о л ь д. Конечно. Это главная трагедия земли.

Н а т а л и. Но ведь должен же быть какой-то выход?

Г а р о л ь д. Ну, безвыходных положений не бывает.

Н а т а л и. И ты его, конечно, знаешь?

Г а р о л ь д. Знаю, а почему нет?

Н а т а л и. И этот выход, наверное, тоже элементарно простой?

Г а р о л ь д. Конечно.

Н а т а л и. У тебя все просто. Какой ты молодец!

Г а р о л ь д. А что тут сложного: если мир уродлив, значит его надо изменить.

Н а т а л и. А изменить мир, по-твоему, легко?

Г а р о л ь д. Не так уж трудно: измени себя, и мир изменится сам.

Н а т а л и. А себя изменить тоже не сложно?!

Г а р о л ь д. Нет, не сложно! Главное начать, а потом все пойдет само собой.

Н а т а л и. И с чего же, по-твоему, нужно начать?

Г а р о л ь д. (С улыбкой.) Надо перестать воспитывать детей.

Н а т а л и. Ну здесь, я думаю, с тобой мало кто согласится.

Г а р о л ь д. Конечно, людям трудно признать, что они сами еще не воспитаны, и вряд ли имеют право кого-то учить.

Н а т а л и. Ну и что же, по-твоему, людям делать со своими детьми?

Г а р о л ь д. Учиться у них: пусть дети их воспитывают. Ну, предоставьте им, на самом деле, такую возможность!

Н а т а л и. Что, по-твоему, детей совсем не стоит ничему учить?

Г а р о л ь д. Ну, зачем же впадать в такие крайности? (С улыбкой.) Учите их всякому ремеслу, как разводить огонь, строить дома… Но вот как жить в этих домах, пусть лучше они вас научат: поверь, они это могут гораздо лучше.

Н а т а л и. Но ведь так дети просто перестанут уважать своих родителей! Что же тогда начнется в мире?

Г а р о л ь д. Ничего страшного не начнется. Я бы сказал, что наоборот закончится.

Н а т а л и. Что закончится?

Г а р о л ь д. Узаконенное детское рабство - самое кабальное рабство из всех существующих.

Н а т а л и. Скажешь тоже – рабство?! Я думаю, даже сами дети с тобой вряд ли согласятся.

Г а р о л ь д. Они просто не осознают в каком положении находятся. Знаешь, какое первое правило успешного рабовладения?

Н а т а л и. Какое?

Г а р о л ь д. Раб не должен догадываться, что он раб. Сама подумай. Только за еду и одежду человек добрых полтора десятка лет, а то и больше, должен подчиняться и беспрекословно выполнять все дурацкие приказы и распоряжения. Разве, по-твоему, это не насилие и не рабство?

Н а т а л и. Но ведь не всегда же эти распоряжения такие дурацкие?

Г а р о л ь д (миролюбиво). Не всегда, конечно.

Н а т а л и. Значит, все-таки взрослые должны чему-то учить своих детей.

Г а р о л ь д. Но я же уже говорил, что должны. Только пусть при этом не забывают, что дети их могут научить гораздо большему!

Н а т а л и. Твои слова такие необычные. Кто ты на самом деле?!…

Г а р о л ь д. Хочешь, называй меня ангелом-хранителем.

Н а т а л и. Ну вообще-то на дьявола ты, конечно, не похож.

Г а р о л ь д. Уже хорошо! (Берет Натали за руку.) Иди сюда, я покажу тебе кто я.

Подводит ее к занавесу в глубине сцены. Занавес открывается.

Г а р о л ь д. Вон он я, смотри!…

Н а т а л и (глядя, куда он показал). Боже, как интересно!

Гарольд и Натали наблюдают за происходящими на сцене событиями.

Вокруг расстеленной на земле подстилки сидит Учитель с учениками. На подстилке разложена еда: хлеб, лук, яйца, стоит кувшин с вином.

Юноша, внешне похожий на Гарольда, подходит к трапезничающим.

Г а р о л ь д (обращаясь к Учителю). Там (показывает рукой) у дороги матерь твоя и братья твои.

У ч и т е л ь (Гарольду). Иди, отряхни пыль с одежд своих и садись, раздели с братьями твоими трапезу их. (Указывая на учеников.) Вот Матерь Моя и братья Мои, слушающие Слово Божие и исполняющие его44.

1-й у ч е н и к (удивленно). Не свято ли имя породивших тебя, не ты ли учил почитать отца своего? И не будь матери твоей, не был бы и ты теперь здесь, чем бы опечалил нас безмерно.

У ч и т е л ь. Я был до Авраама45, я был и до рождения матери моей. Лишь на землю мы ступаем посредством утробы материнской. И говорю вам: когда найдёте в себе Того, Который не рождён женщиной, то себя истинного обретете и будете царствовать над всем46.

1-й у ч е н и к. Что же есть рождение на земле, и кто тогда наш истинный родитель? Поясни нам слова твои, ибо уразуметь желаем, но не можем.

У ч и т е л ь. Один у нас истинный родитель – Отец Небесный. Можете называть Его и Матерью, ибо Он всё в лице едином.

1-й у ч е н и к. Но если так, то как нам тогда понимать об отце своём земном и о матери своей? И как им понимать о детях своих?

У ч и т е л ь. Люди, словно неведомые птицы, что появились на свет в курятнике. Отец и мать птенца тоже куры и песни поют куриные, и славят своих почитаемых кур, и в навозе роются, и летать не могут. Но все: и они, и родные их, и друзья их, и враги их – из птенца курицу вырастить желают.

Одни боятся устыдиться: что, если из птенцов вырастут орлы и соловьи, коими и они могли стать, но не стали по слабости духа, и потворствуя искушениям. Унизиться боятся перед детьми своими и власть над ними потерять. Если птица имеет крылья и может свободно летать в небе, то кто может управлять её полётом, кто может ей дорогу указать? Сама она свой путь выбирает, тот, что сердце ей подскажет. И нет того пути вернее, ибо через сердце Бог с нами разговаривает.

И иные страшатся собственных детей, когда видят, что чадо их -маленькая птица, а они всего лишь куры. И надламывают крылья, и вырывают орлиные перья, не давая летать, и сдавливают соловьиное горло, вынуждая хрипеть как курицу.

Иные делают это из благих побуждений. Они и рады бы видеть птенца летящим, да за жизнь его опасаются. Им и самим дано было, да не исполнили, и птенцу позволить не желают.

Говорю же вам: не торопитесь учить детей своих, ибо Бог даёт их вам, дабы они вас научили, как вернуть то, что имели, но потеряли47. И скрыто от вас, мудрых и разумных, то, что открыто младенцам48. Неужели, глядя в глаза их, сами не видите, что они имеют нечто, во много крат превосходящее все ваши накопленные знания и сокровища? И Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Небесного49.

Горе вам, что в слепоте своей затворяете вы врата в Царствие Божие для малых сих. И восстанут чада против родителей своих, ибо не захотят утолять жажду водой гнилою из пруда застоявшегося, когда глаза их чистый родник видеть будут. Не думайте, что Я пришёл принести мир на землю; не мир пришёл Я принести, но меч, ибо Я пришёл разделить человека с отцом его, и дочь с матерью её, и невестку со свекровью её50. Огонь пришёл Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся. И как Я томлюсь, пока сие свершится51!

Многие не разумеют меня, ибо народ сей ослепил глаза свои и окаменил сердце своё52. Ваши же блаженны очи, что видят, и уши ваши, что слышат53. К вам слова сии обращаю, но не ко всем, ибо хлеб, что вам даю – отрава для глупца. Тот, кто не возненавидел своего отца и свою мать, как я, не может быть моим учеником, и тот, кто не возлюбил своего отца и свою мать, как я, не может быть моим учеником, ибо пришли мы от Неба, но отец и мать поистине дали нам жизнь на земле54.

Для имеющих уши эти слова говорю. Что проку, если кто-то с родными своими раздор учинит, но Царствие Божие недоступным для него останется. Пусть тот не огорчает понапрасну сестёр и братьев своих и почитает отца и мать свою до поры. И пусть наступит та пора, когда душно станет ему в доме родителей, когда пища их не сможет насытить его, а вино их не сможет опьянить его55. Когда захочет он уйти из загона, в котором словно овцы из века в век предки его жить привыкли. Когда надоест ему жевать заране заготовленное сено, без вкуса и запаха жизни, и выйти пожелает он на свободу. И станут называть такого овцою заблудшею, но говорю вам:

Не бойтесь заблудиться, когда будете искать свой путь, лишь самые сильные способны на это. И тех, кто ушёл из стада, Пастырь любит более других, ибо только им дано найти заветную дорогу56.

2-й у ч е н и к. Прости, Учитель, но достойно ли сравнивать человека с животным неразумным?

У ч и т е л ь. И вправду недостойно. Ибо человек пал ниже! И нет вины скота в том, что он в загоне находится, ибо загон тот хозяин для него выстроил. Человек же, на свой позор, сотворил то, на что не способно ни одно живое существо: воздвиг тюрьму себе руками своими и сам себя в неё поместил.

И горе, что дети его рождаются в этой тюрьме. Они взрослеют и не знают другой жизни, кроме жизни отцов своих, и после видеть её не могут, ибо слепы стали глаза их от мрака заточения. И не видят они никого, кто бы жил по-другому, а потому считают, что их жизнь – единственный возможный способ существования. Ибо если глаза никогда не видели света, то как узнаешь, что ты во мраке57. И люди изо всех сил пытаются украсить свою тюрьму: кто дорогим убранством, кто красивой рабыней. Но нет от этого никакой пользы: из тюрьмы надо выйти!

Полупрозрачный занавес закрывается.

Гарольд и Натали возвращаются, подходят к столу.

Н а т а л и (задумчиво). Может быть, ты будешь удивлен, но я почти со всем этим согласна.

Г а р о л ь д. Я всегда считал, что ты очень способная.

Н а т а л и. Только вот о чем я думаю… Стоит ли обвинять людей в том, что они уродуют собственных детей?.. Ведь и мы сами тоже когда-то были детьми, и получается, нас тоже изуродовали собственные родители. А наших родителей – их родители, и эту цепочку можно продолжать бесконечно.

Г а р о л ь д. Ты права. И это, пожалуй, самая главная беда среди всех прочих.

Н а т а л и. Я не понимаю! Почему так происходит. Ну, спроси любого, и он скажет, что делает это из любви к своим детям.

Г а р о л ь д. Люди просто слепы. Они только играют в любовь, не замечая, того что на самом деле топчут ее своими ногами. Все говорят, что миром должна править любовь, но на деле стремятся управлять даже ею.

Н а т а л и. Наверное, это из-за того, что все боятся потерять от любви голову.

Г а р о л ь д. Ну и что за беда?… Это вовсе не потеря, а приобретение!

Н а т а л и. Но ведь потерять голову на самом деле так опасно.

Г а р о л ь д. Гораздо опаснее потерять свое сердце.

Н а т а л и. А ты на самом деле считаешь, что миром должен править не разум, а любовь?

Г а р о л ь д. Но ведь ты сама так думаешь. Зачем пытаешься себя обмануть? Ведь только любовь делает человека по-настоящему живым: она делает его Богом!

Н а т а л и. Богом?

Г а р о л ь д. Да, каждый человек именно таким и рождается. В результате любви двух сердец рождается дитя – маленькое Божество. Далее это Божество попадает в наши руки, и страшно подумать, что мы с ним делаем, кстати, как правило, из благих побуждений. И благодаря нашим неустанным «заботам», постепенно, малыш утрачивает божественные черты.

Н а т а л и (задумчиво). В этом страшно сознаваться, но наверное ты прав… Получается, что нас погубили собственные родители, а мы, в свою очередь, губим своих же детей.

Г а р о л ь д. Только не надо говорить, что нас погубили.

Н а т о л и. А разве не так?!

Г а р о л ь д. Не стоит уж так трагично: просто сбили с истинного пути.

Н а т а л и. Ты считаешь, что на него можно снова вернуться? Что все можно исправить?

Г а р о л ь д. Конечно! Было бы только желание. Жизнь устроена настолько здорово, она дает возможность каждому человеку родиться богом во второй раз!

Н а т а л и. Родиться во второй раз?!

Г а р о л ь д. Да. Разве ты не чувствуешь, что эти роды у тебя уже начались?

Н а т а л и. Нет, я ощущаю, что со мной что-то происходит: что-то очень значительное. Только я не могу понять, что это, и дать этому объяснение тоже не могу.

Г а р о л ь д. И не объясняй, а то опять выпадешь из своего сердца и снова окажешься в неразумной голове. Тогда придется все начинать сначала.

Н а т а л и. А ты считаешь, что у меня уже начались те роды, о которых ты говоришь?

Г а р о л ь д. Я вижу, что начались.

Н а т о л и. А это не опасно?

Г а р о л ь д. Не бойся: все будет нормально.

Н а т а л и (улыбаясь). Ты словно моя бабка-повитуха.

Г а р о л ь д. Ладно, пусть будет бабка. (Кривляясь, старушечьим голосом.) Тужься, тужься моя девочка.

Оба смеются.

Н а т о л и. Это такие необычные роды!

Г а р о л ь д. Не спорю. Я бы даже сказал, что они просто уникальные! Ведь получается, что здесь человек должен родить самого себя!

Н а т а л и. Я никогда не слышала подобных речей, но чувствую, что я их очень понимаю, и они приживаются в моей душе. Почему до тебя никто никогда такого не говорил?

Г а р о л ь д. Ну что ты?! Всегда говорили во все времена и на разных концах земли. Я только перевел эти речи на понятный тебе язык, вот и все. И моей заслуги здесь ровным счетом никакой. Я лишь простой переводчик древних истин.

Н а т а л и. Тогда у тебя просто классные переводы! По крайней мере, я их отлично понимаю. Но мне кажется, что ты слишком прибедняешься. Ты ведь не простой переводчик…

Г а р о л ь д. Не простой, не простой… Я знаю что перевожу, я сам через это прошел – вот в этом то и моя сила. Чтобы на новый язык правильно перевести стихи, надо обязательно самому быть поэтом, иначе получится просто холтура.

Н а т а л и. Ты знаешь, о чем я сейчас подумала?

Г а р о л ь д. Если честно, то знаю.

Н а т а л и. Бессовестный, мог бы притвориться, что не догадываешься.

Г а р о л ь д. Ну ладно, говори: может быть я ошибаюсь.

Н а т а л и. Если у меня вдруг будет от тебя ребенок, то я буду рожать.

. Г а р о л ь д. Ты это твердо решила?

Н а т а л и. Да.

Г а р о л ь д. А если бы это только от тебя зависело, то ты бы хотела, чтобы он у тебя был?

Н а т а л и. Хотела бы, очень бы хотела!

Г а р о л ь д. А какое имя ты бы ему дала?

Н а т а л и. А он что, у меня будет?!

Г а р о л ь д. Будет, если ты этого так хочешь.

Н а т а л и. А кто: мальчик или девочка?

Г а р о л ь д. Мальчик, очень красивый мальчик!

Натали в восторге обнимает Гарольда.

Н а т а л и. Как это здорово! Я такая счастливая!… А можно я назову его твоим именем, ты не против?

Г а р о л ь д. Нет, конечно.

Н а т а л и (проводя рукой по своему животу). Га-арольд… Я тебе обещаю, что буду у него учиться, я больше никогда не стану совершать прежних ошибок.

Прижимается к Гарольду.

Г а р о л ь д. Ой, что-то у тебя глаза влажные.

Н а т а л и. Это слезы счастья, не беспокойся.

Г а р о л ь д. Ты в порядке?

Н а т а л и. В полном порядке.

Г а р о л ь д. Тогда давай выпьем по чашечке кофе. Ты так хорошо его готовишь.

Н а т а л и. Шутишь?

Г а р о л ь д. Ни сколько.

Н а т а л и. Ладно. Пойду, поставлю чайник.

Отходит. Напевая, хлопочет возле плиты.

Н а т а л и. Никогда не думала, что можно быть такой счастливой.

Звучит музыка. Натали, танцуя и кружась, расставляет на столе приборы.

Н а т а л и (тряся пустой банкой). А кофе, оказывается, закончился.

Г а р о л ь д. Не беда. Будем пить чай.

Н а т а л и (заглядывая в заварочный чайник). Ой! Тут еще пол чайника старой заварки – жалко выливать.

Г а р о л ь д. И не надо – такой даже лучше бодрит.

Натали наливает в обе чашки старую заварку и кипяток. Садится за стол рядом с Гарольдом.

Г а р о л ь д (отхлебнув немного). Никогда не пил такого вкусного чая.

Н а т а л и (лукаво улыбаясь). Я теперь тоже, как ты, буду всегда всем довольна…

Г а р о л ь д. А сколько сейчас время?

Натали смотрит на часы.

Н а т а л и. О боже! Совсем с тобой обо всем забыла! Мама с Викой должны вернуться с минуты на минуту!

Г а р о л ь д. Ну и чего ты так испугалась?

Н а т а л и. Я не хочу, чтобы они тебя здесь увидели. Я ведь только совсем недавно вышла из больницы, они просто не поймут!

Слышен звонок в дверь.

Н а т а л и (взволнованно). Ну вот, это точно они! (Растерянно.) Что же теперь делать?!

Г а р о л ь д. Какая ты все-таки трусиха! Иди открывай, не бойся.

Н а т а л и. Нет! Ты что?! Это - не возможно! (С отчаяньем.) Ну, придумай что-нибудь, ведь ты же все можешь!

Г а р о л ь д (ласково проводя по ее голове). Открывай, не волнуйся: я уйду через окно.

Н а т а л и. Ты мне позвонишь?

Гарольд, молча улыбаясь, ласково смотрит на нее. Натали обнимает Гарольда, припадает к его лечу.

Н а т а л и (глядя в глаза). Ну, если мне опять вдруг станет плохо: ты ведь вернешься?

Г а р о л ь д. Теперь ты всегда будешь ощущать мое присутствие: так что на самом деле я никуда и не ухожу.

Снова слышны звонки в дверь.

Н а т а л и. Спасибо тебе. (Целует Гарольда в губы.) Иди… (дрогнувшим голосом) иди, а то я еще заплачу. Что я тогда скажу маме и дочери?… (Отпуская руки.) Иди…

Г а р о л ь д. Ну пока…

Берет Натали за руку, медленно отходит, постепенно выпуская ее руку из своей ладони.

Гарольд подходит к окну. Сильный ветер с улицы шевелит его волосы, он поправляет их рукой, не замечая, как ленточка с его головы падает на пол. Он перешагивает через подоконник. Исчезает.

Натали открывает дверь. Входят Вика и Катрин с очень довольными лицами. У Катрин новая прическа и платье, которое ей очень к лицу.

К а т р и н. Что так долго?

Н а т а л и. Ой простите! Я была в ванной, не слышала звонка.

К а т р и н (бодрым голосом). Можешь меня поздравить!

Н а т а л и. С чем, если не секрет?

К а т р и н. Я выхожу замуж!

Н а т а л и. Замуж?! За кого?!

К а т р и н (восторженно). Ты его не знаешь! Мы только неделю назад познакомились.

Н а т а л и (удивленно). Но кто он?

К а т р и н (кокетливо). Мужчина. И, причем, на целых шесть лет меня моложе!

Н а т а л и. Что это вдруг с тобой случилось?!

К а т р и н. А ты что, может, считаешь, что я уже стара для замужества?

Н а т а л и. Да, нет.

К а т р и н (весело). Считаешь, считаешь! По глазам вижу! Я и сама всего несколько дней назад так думала.

В и к а (матери). Ну, что ты наезжаешь на бабушку? (С доброй улыбкой.) Смотри, как она похорошела! И не узнать! (Глядя на Катрин.) Ты просто – молодец, бабуля!

К а т р и н (кокетливо). Не называй меня больше бабулей.

В и к а. Прости пожалуйста, больше не буду: тем более, что ты теперь на нее совершенно не похожа.

Подходит к столу.

В и к а. А кто здесь был? Чья это вторая чашка?

Н а т а л и (пародируя мать). Мужчина. И, причем, на целых десять лет меня моложе.

В и к а (с тревогой). Похоже, ты не шутишь… (Склонившись над столом.) Ой, чайник еще совсем горячий. Он что, только недавно ушел?

Н а т а л и. Да, буквально за минуту до вашего прихода.

В и к а. Что-то мы никого по дороге не встретили.

Н а т а л и (улыбаясь). Он ушел через окно: наверное, вас испугался.

В и к а (озабоченно). Мама, с тобой все нормально? Ты была сегодня у врача?

Н а т а л и. Все совершенно нормально. Даже слишком нормально! Не беспокойся. И врач мне больше не ужен!

В и к а. Тогда не шути так больше: все-таки мы живем на восемнадцатом этаже.

Н а т а л и (спохватившись). Господи, как же я об этом не подумала?!

Бросается к окну. Все следуют за ней.

Н а т а л и (высунувшись в окно). Там никого нет, слава богу!

В и к а. Он что действительно выпрыгнул в окно?

Н а т а л и (растерянно). Да…

Вика поднимает с пола голубую ленту, которой Гарольд подвязывал волосы, прикладывает к своей голове.

В и к а (многозначительно глядя на мать). Это он потерял?

Н а т а л и (растерянно). Да-а,… он подвязывал ей волосы.

В и к а. Тогда можно не волноваться: восемнадцатый этаж – для него не большая высота. Он может летать гораздо выше.

Натали берет ленту из рук дочери.

Н а т а л и. Он забыл свою ленточку,… может быть, он еще вернется?

В и к а. Я думаю, что он просто оставил ее нам на память.

К а т р и н. Нет, он не вернется… Похоже, что он уже сделал здесь все, что должен был сделать… В мире так много других окон, где его очень ждут.

Три женщины, обнявшись, смотрят в окно.

Занавес.

Примечание:

Крупным шрифтом в пьесе выделены выдержки из книги Дениса Соколова «Утерянные страницы Евангелия». Полный текст книги на сайте http://evang.ru/. Цифровые ссылки на жирном шрифте указывают на прилагаемые цитаты из евангельских текстов.

Перечень текстов, использованных при создании пьесы.

Мф. – От Матфея святое благовествование

Мк. – От Марка святое благовествование

Лк. – От Луки святое благовествование

Ин. – От Иоанна святое благовествование

Ф. – От Фомы святое благовествование

1 Ин. – Первое послание Иоанна (Новый Завет)

Рим. – Послание к Римлянам (Новый Завет)

1 Кор. – Первое послание к Коринфянам (Новый Завет)

Гал. – Послание к Галатам (Новый Завет)

Еф. – Послание к Ефесянам (Новый Завет)

…………………………………………………………………………………………………………………………………….

18 Мк.9:1 «истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие».

……………………………………………………………………………………………………………………………

44 Лк.8:21 «Он сказал им в ответ: матерь Моя и братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его».

45 Ин.8:58 «прежде нежели был Авраам, Я есмь».

46 Ф.16 «Когда вы увидите Того, Который не рожден женщиной, падите ниц и почитайте Его» Ф.1 «Пусть тот, кто ищет, не перестает искать до тех пор, пока не найдет… и он будет царствовать над всем».

47 Ф.4 «старый человек в его дни не замедлит спросить малого ребенка семи дней о месте жизни, и он будет жить».

48 Мф.11:25 «Господи неба и земли… Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам».

49 Мф.18:10 не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного.

50 Мф.10:34-35 Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее.

51 Лк.12:49-50 Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!… и как Я томлюсь, пока сие совершится!.

52 Ин.12:40 народ сей ослепил глаза свои и окаменил сердце свое.

53 Мф.13:16 Ваши же блаженны очи, что видят, и уши ваши, что слышат.

54 Ф.105 Тот, кто не возненавидел своего отца и свою мать, как я, не может быть моим учеником, и тот кто не возлюбил своего отца и свою мать, как я, не может быть моим учеником. Ибо моя мать… но поистине она дала мне жизнь.

55 Ф.33 Я встал посреди мира, и я явился им во плоти. Я нашёл всех их пьяными, я не нашёл никого из них жаждущими, и душа моя опечалилась за детей человеческих… Когда они отвергнут своё вино, тогда они покаются.

56Ф.111 Царствие подобно пастуху, у которого сто овец. Одна из них, самая большая, заблудилась. Он оставил девяносто девять и стал искать одну, пока не нашел ее. После того, как он потрудился, он сказал овце: Я люблю тебя больше, чем девяносто девять.

57 Лк.11:35 свет, который в тебе, не есть ли тьма?.

58 Ин.8:19 если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего.

59 Ин.10:30 Я и Отец – одно.

60 Ин.14:2 В доме Отца Моего обителей много.

……………………………………………………………………………………………………………………………

65 Ин.14:20 В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас.

66 Лк.6:40 Ученик не бывает выше своего учителя; но, и усовершенство-вавшись, будет всякий, как учитель его.

67 Ф.112 Тот, кто напился из моих уст, станет как я. Я также, я стану им, и тайное откроется ему.

68Мф.13:14 слухом услышите - и не уразумеете, и глазами смотреть будете - и не увидите.

69 Гал.3:21 если бы дан был закон, могущий животворить, то подлинно праведность была бы от закона… Гал.5:4-6 Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати… Ибо во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью.

70 Ин.8:37 слово Моё не вмещается в вас.

71 Гал.3:19,23 Для чего же закон? Он дан после по причине преступлений… до пришествия веры мы заключены были под стражею закона, до того времени, как надлежало открыться вере.

72 Лк.8:10 вам дано знать тайны Царствия Божия.

73Мф.22:37-40 возлюби Господа Бога твоего… сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки.

74 Рим.13:9-10 Ибо заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай чужого и все другие заключаются в сем слове: люби ближнего твоего, как самого себя. Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона.

75 Мф.22:37-39 возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим… возлюби ближнего твоего, как самого себя.

76 Лк.6:27-28 любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас.

77 Лк.7:41-43 который из них более возлюбит его?… тот, которому более простил.

78 Лк.7:47 кому мало прощается, тот мало любит.

79 Лк.6:32-33 И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают.

80 1Кор.13:1-2 Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто.

81 Ин.7:38 как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.

82 1.Ин.4:16 Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нём.

83 Мф.19:23-26 Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно… войти в Царство Божие. Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто может спастись? А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же всё возможно.

84 Ин.17:25-26 Отче праведный!… Я открыл им имя Твое и открою, да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них.

85 Ин.17:21 как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе.

86 Ин.10:34-35 не написано ли в законе вашем: Я сказал: вы боги? Если Он назвал богами тех, к которым было слово Божие, и не может нарушиться Писание.

87 Еф.5.14 Посему сказано: встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос.

…………………………………………………………………………………………………………………………….

125 Ин.15:22 Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем.


11 комментариев к записи “Пьеса…”

  1. Литературный кружок такой литературный.

    Цитировать
  2. мда….Уважаемый автор вы хотите стать всенародным любимцем, у вас талант. Но чесно признаться не читал, слишком много, нет времени, но я однозначно знаю что и АРДО и СВЕТЛАНА напишут только 2 слова, и писать не будут иначе че оспаривать то не читавши :D

    Цитировать
  3. Браво :bravo:

    у этой пьесы будет великое будущее,люди будут выходить с этого спектакля другими..столько людей живёт в скуке и унынии.. постараюсь помочь вам

    Цитировать
  4. я однозначно знаю что и АРДО и СВЕТЛАНА напишут только 2 слова

    :nea: :nea: :nea:

    Цитировать
  5. Denis-2, я прочитала!!! Очень, очень, очень понравилось!!! :nice: :flower:

    Жаль, что не поэт я, чтобы выразить тебе моё восхищение :blago:

    Такое ощущение… что ты все мои мысли… и всю меня там собрал….

    Потрясающе :flower: :flower: :flower:

    Цитировать
  6. Жаль, что не поэт я

    Жаль, что я не поэт,
    чтобы выразить тебе моё восхищение
    Такое ощущение…
    что ты все мои мысли… и всю меня там собрал….
    испытывая потрясение
    ты дал на всё мне ответ
    советую всем кто ещё не читал
    что-бы ваши мысли тоже зависли
    и далее буд-то бог вас над землей поднял

    :D :D :D

    Цитировать
  7. Арго… супер!!! :nice: :flower:

    Цитировать
  8. :bravo:
    как будто-бы внутри огонь проснулся
    и в радости, слезой, лицо умылось.
    оказывается это - я давно уж знал,
    но только щас души глаза открылись.
    :nice:

    з.ы. Пиши есчё :)

    Цитировать
  9. а пьесу поставить надо … я её уже “видел” когда читал.

    Цитировать
  10. когда подаришь ты себе любовь
    к всему, что подарил тебе творец.
    тогда в душе твоей, проснутся вновь
    все радости, и бедам всем конец.

    Цитировать

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для публикации комментариев. Если Вы не зарегистрированы в сообществе, то это можно сделать тут.

Либо посетите наш форум и оставьте сообщение без регистрации.

Вы можете посмотреть наши интересные категории, если ещё их не посмотрели:
Избранное
Видео о конце света
Календарь майя - никаких тайн
Тайны и мифы
Космос и астрономия

Если забыли, Вы находитесь в статье: Пьеса…