Переход в Новую Эру Водолея 2012 - 2022 год :: Эзотерика и Непознанное :: Космос и Вселенная :: Мониторинг Окружающей Среды

Форум : Журнал Новый мир. Досуг.

Вы должны войти, прежде чем оставлять сообщения

Поиск в форумах:


 




Журнал Новый мир. Досуг.

ПользовательСообщение

12:02
24 Июнь 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

46

Правители Толлана решили не терять времени на то, чтобы умилостивить богов, которые, как они сочли из знамений, вероятно, чрезвычайно разгневались на их столицу. Поэтому они подготовили большое жертвоприношение военнопленных, но, когда первую жертву положили на алтарь, произошла еще более ужасная катастрофа. Во время жертвоприношения у народа науа было принято вспарывать пленнику грудь, чтобы извлечь из нее сердце, но руководивший этой церемонией жрец не увидел этого органа в груди. Кроме того, в венах жертвы не было крови. От трупа стал исходить такой смердящий запах, что началась ужасная эпидемия, вызвавшая смерть тысяч тольтеков. Нечестивый монарх Уэмак, который навлек все эти страдания на свой народ, повстречался в лесу с Тлалоками, или богами воды, и стал смиренно просить эти божества пощадить его и не отнимать богатство и высокое положение. Но боги почувствовали отвращение к нему, так как в его желаниях звучало бессердечие и эгоизм, и ушли, пригрозив народу тольтеков шестью годами бедствий.
(нет сердца, нет крови, есть запах - прямо терминатор)
Следующей зимой в стране случился столь жестокий мороз, что вымерзли все посевы и растения. Затем началось лето с изнуряющей жарой, такой сильной и удушающей, что высохли реки и стали плавиться камни. После жары обрушились сильные ливни с ураганами, которые затопили улицы и дороги, и по всей стране пронеслись ужасные бури. Огромное количество мерзких гадов наводнили долину, истребляя то, что осталось после гибельного мороза и жары, и забираясь в дома людей. На следующий год страшная засуха стала причиной смерти тысяч людей от голода, а наступившая вслед за этим зима снова была на редкость суровой. Подобно тучам, спустились стаи саранчи, а град и грозы довершили бедствие. Во время этих испытаний умерло девять десятых всего народа, и всякое стремление к искусству прекратилось из-за борьбы за выживание.
(прямо казни египетские и откровение «Иоанна Богослова»)
Когда закончились страдания, неправедный Уэмак решил жить честно и стал усердно трудиться на благо народа и править им надлежащим образом. Но он объявил, что его преемником должен стать незаконнорожденный сын Акшитль, и в дальнейшем решил отречься от трона в пользу этого юноши. У тольтеков, как и у большинства первобытных народов, царей считали богами и на попытку возвести на трон кого-то не царской крови смотрели как на серьезное оскорбление богов. Последовал бунт, но двух его вождей купили обещаниями выгодных должностей. Акшитль взошел на трон и в течение какого-то времени правил мудро. Но вскоре, как и его отец, он предался беспутству и стал подавать дурной пример своим придворным и жрецам, а дух порока передался всем его подданным и пронизал все слои общества. Пороки жителей столицы и чудовищные преступления, совершаемые царскими фаворитами, вызвали такое возмущение в отдаленных провинциях, что, в конце концов, они подняли открытый мятеж, а наместник восточных провинций Уэуэцин объединился с двумя другими недовольными правителями и пошел на город Толлан во главе сильной армии. Акшитль не смог собрать армию достаточно мощную, чтобы отразить мятежников, и был вынужден прибегнуть к уловке, подкупив их богатыми подарками, и таким образом получил передышку. Но судьба Толлана уже висела на волоске. Орды грубых диких чичимеков, пользуясь распрями внутри государства тольтеков, вторглись в район озера Анауак или Мексику и поселились на его плодородной земле. Конец был близок!

Так как гнев богов усилился, вместо того чтобы уменьшиться, чтобы умилостивить их, в Теотиуакане, священном городе тольтеков, собралось большое количество мудрецов этого царства. Пока они совещались, явился великан и ринулся прямо в их гущу. Хватая их своими костлявыми руками, он швырял их на землю и выбивал мозги. Так он лишил жизни очень многих, а когда охваченные паникой люди подумали, что уже избавились от него, вернулся в другом обличье и перебил еще больше народу. Вновь вселяющее ужас чудовище появилось уже в виде прекрасного ребенка. Люди, очарованные его красотой, подбежали, чтобы рассмотреть поближе, и обнаружили, что его голова представляет собой гниющую массу, зловоние от которой было ядовито, так что многие умерли на месте. Дьявол, который наслал это бедствие на тольтеков, наконец, снизошел до того, чтобы сообщить, что боги больше не будут слушать мольбы и полны решимости извести их под корень, а затем посоветовал им искать спасения в бегстве.
К этому времени основные семьи Толлана уже покинули страну, найдя себе убежище в соседних государствах. И снова Уэуэцин стал угрожать Толлану, и благодаря почти сверхчеловеческим усилиям старый царь Уэмак, возвратившийся из своего уединения, собрал армию, достаточную для того, чтобы встать лицом к лицу с врагом. Мать Акшитля призвала на службу женщин города и создала из них отряд амазонок. Во главе всех встал Акшитль, который разделил свои вооруженные силы, послав одну часть на войну под командованием своего верховного главнокомандующего, а из другой части образовал резерв, который возглавил сам. В течение трех лет царь защищал Толлан от объединенных сил мятежников и полудиких чичимеков. В конце концов тольтеки, почти обескровленные, после последней отчаянной битвы бежали в болота близ озера Тецкоко и под защиту горных твердынь. Другие их города были разрушены, и империи тольтеков пришел конец.
Тем временем грубые чичимеки с севера, которые в течение многих лет вели постоянную войну с тольтеками, удивились, что враги больше не рыскают возле их границ. Чтобы выяснить причину такого подозрительного затишья, они послали шпионов на территорию тольтеков. Шпионы вернулись с поразительной вестью: владения тольтеков на расстоянии шестисот миль от границы чичимеков представляют собой безжизненную местность, их города разрушены и пусты, а жители разбежались. Царь чичимеков Шолотль созвал в свою столицу вождей и, ознакомив их с тем, что сообщили шпионы, предложил совершить поход с целью присоединить к себе покинутые земли. В этом переселении участвовали не менее 3 202 000 человек, и только 1 600 000 остались на территории чичимеков.
(класс, правда? Если чичимеки не знали о происходившем на территории тольтеков на глубину 750 км, то с кем воевали тольтеки? С какими бескровными уродами?)

Чичимеки заняли большую часть разрушенных городов, многие из которых они отстроили заново. Оставшиеся тольтеки стали мирными подданными и благодаря своему умению торговать и знанию ремесел скопили значительные богатства. Но от них потребовали платить дань, что категорически отказался делать Науйотль, тольтекский правитель Кольуакана. Но он потерпел поражение и был убит, и в конце концов установилась верховная власть чичимеков.

В легенде ацтеков повествуется о том, как приблизительно в 1325 году ацтеки искали убежища у западного берега озера Тецкоко на острове, среди болот которого они нашли камень, на котором сорок лет тому назад один из их жрецов принес в жертву царевича по имени Копал, захваченного ими в плен. В заполненной землей расщелине этого грубого алтаря вырос кактус, и на нем появился царственный орел, сжимающий в своих когтях змею. Увидев в этом добрый знак и побуждаемый сверхъестественным порывом, который он не смог объяснить, высокопоставленный жрец нырнул в близлежащую заводь, где встретился с Тлалоком, богом вод. 

После разговора с божеством жрец получил у него разрешение основать на этом месте город, который из скромного поселения вырос до столицы под названием Мехико-Теночтитлан.


11:49
16 Июль 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

47

начнём новый цикл мифологии. на этот раз - мифологии смерти

11:52
16 Июль 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

48

1.      «Досуг». Мифы

 

Я буду давать свои комментарии по тексту красным цветом.

   

В пещере Мустье (Франция) неандертальский юноша был помещен в могилу в позе спящего. Сон и смерть всегда сближались в мифах народов мира, например, в греческой мифологии Гиннос (сон) и Танатос (смерть) — братья-близнецы, сыновья Ночи; считалось, что во время сна жизнь (или воплощающая жизнь душа) покидает тело.  Более того,  тщательные исследования костных останков  в Шанидаре и других захоронениях неандертальцев показали, что трупы первоначально расчленяли при  помощи кремневых орудий. Сначала думали, что первобытные пещерные люди,  троглодиты, были каннибалами (ритуалы поедания умерших известны у разных народов),  но кости не были раз-

дроблены — из них не извлекался мозг для поедания. Это значит, что перед нами именно ритуалы, а не инстинктивные действия — неандертальцы реагировали на труп  как на источник опасности  для коллектива и расчленяли его.

Ритуал против зомби

 

 

В мифах множества народов Старого и Нового Света проводником душ на тот свет является собака. Существует не менее распространенный вариант мифа о собаке, которая, напротив, сторожит вход в загробный мир и выход с того света (самый известный из этих сторожевых псов — греческий Кербер, или Цербер). Если у людей Старого Света и  Нового Света — индейцев американского континента — есть одинаковые мифологические сюжеты,  можно полагать, что эти мифы сформировались

еще до заселения Америки — десять тысяч лет назад. Вход в Дантов ад располагался в «сумрачном лесу». Некоторые оленеводы Камчатки оставляли на съедение собакам своих мертвецов, которых они боялись, как и все первобытные люди.

Ритуал против зомби

 

В разных мифах собаки удостаиваются собственного загробного мира  — потустороннего селения собак.  Индейцы тлинкиты вериг, что туда могут попадать и люди, но только те, кто жестоко обращался с животными, убивал их бесцельно, а также злодеи — колдуны и самоубийцы. Индейцы монтанья рассказывали, что однажды человек приплыл на лодке в селение духов-собак. Те дали ему костей вместо мяса: ведь и люди кормят собак костями. Если человек погрызет кость — он сам превратится в собаку (нельзя есть пищу иного мира).

Оборотни

 

    Коряки на Крайнем Северо-Востоке России снабжали умершего костями для собак, которые сторожат вход в загробный мир. Собаки, запряженные в нарты, везли покойника к погребальному костру. Труп расчленяли на части, чтобы уничтожить болезнь — причину смерти, иначе она может переселиться в новорожденного, в которого должен вселиться дух покойного. Вокруг прогоревшего костра разбрасывали  ветви ивы и ольхи, что должно символизировать глухой лес — иной мир, в котором оказывался умерший. Покидали место сожжения, запутывая следы, чтобы покойник не нашел по ним пути назад. Проводили на  дороге линию, которая должна изображать реку, через которую не сможет перебраться покойник. Место умершего в жилище старались тут  же занять, а если оно остается свободным, то на него помещали куклу из травы, чтобы дух не вернулся на место покойника.

Линия – контрольно-следовая полоса. Ритуал против оборотней.

 

Черту — реку проводят, возвращаясь с похорон, и чукчи. Кроме того, они кидают назад мелкие камешки, которые должны символизировать горы, а также бросают пучок травы в сосуд с водой: трава означает лес, вода —озеро, которые преградят путь умершему, если дух попробует преследовать

живых.

В русской волшебной сказке сходные действия совершают дети, спасающиеся от преследующей их Бабы-яги: добрый советчик велит им бросить хлеб собакам, стерегущим избушку Яги (лепешку следует припасать для адского пса Кербера и в греческом мифе), а также бросить наземь полотенце и гребень — они превратятся в реку и лес. В русском традиционном погребальном обряде  принято было выбрасывать в реку, чтобы смерть ушла прочь, уплыла по воде, горшок, где была вода для обмывания

умершего, гребень, которым его расчесывали, и солому, на  которой он лежал.

Ритуал с травой в колодце до сих пор применяется многими против сглаза, мне лично приходилось вычищать свой колодец. Что такое вычерпать 100 – 150 вёдер представляете?

11:55
16 Июль 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

49

 

О том, чтобы умерший не мог найти дорогу назад, заботятся в самом начале погребального обряда. У коряков тщательно закрывают его лицо, чтобы он не видел пути, обряжают его в последний путь не так, как живого: шапку надевают задом наперед, варежку с правой руки надевают на левую, неправильно снаряжают оленей для погребальной упряжки и т. п.  Наконец, выносят умершего не через дверь, а через специально проделанное отверстие в стене жилища; у чукчей такое отверстие заделывают после похорон, а возле отверстия приносят в жертву щенка — сторожа.

Обряд против зомби

 

   В загробном мире все не так, как на земле, ведь там живут мертвые. У нивхов на Дальнем Востоке загробный мир — Млыво. Вход в него —отверстие, местонахождение которого неизвестно живым,  но душа умершего легко находит туда дорогу после того, как будет изготовлена деревянная фигурка, в которую она переходит. Жизнь в Млыво ничем не отличается от земной, но солнце светит там ночью, а луна днем. Жители Млыво живут в родовых поселениях, ловят рыбу, охотятся, женятся (когда вступает в брак оставшийся на земле супруг), рожают детей, болеют и умирают. Мужчины умирают там еще три раза, а женщины — четыре. Далее душа, умершая в Млыво, переходит в следующий мир и так до тех

пор, пока не превратится в траву, птицу или насекомое.

   У народа ерэ на  Юге Вьетнама загробная страна — Брахтинг, где все обратно земному: черное становится белым, женщины работают на пахоте, а мужчины выполняют домашние работы, корзины висят  отверстием вниз и т. д. Вещи, которые клали в могилу с умершим, надо было ломать, иначе ими нельзя пользоваться на том свете.

Описание обычаев народов внутри полой Земли

 

   В верованиях некоторых африканских народов в ином мире люди и предметы обладали противоположными свойствами: так, цвет кожи там менялся на белый. Поэтому европейцев часто принимали за духов, явившихся с того света. У зулу люди, несшие гроб, вступали в хижину спиной.

У нанди Танзании и Кении старший сын покойного надевал костюм наизнанку. При смерти государя население целого края подчинялось необходимости следовать поведению, противоположному норме. В государстве Аоанго после смерти верховного вождя гасились очаги,  прекращалась работа в поле, охота, торговля, людям запрещалось мыться, детям кричать и т. д. Обычаи траура повсюду призваны были преодолеть последствия смерти.

Соблюдение тишины с целью выжить.

 

 

   Чаше всего, даже в развитых мифологиях, жизнь в загробном мире представляли в виде продолжения земного существования. У Гомера, например, Одиссей, посетивший преисподнюю — Аид, видит там множество душ, причем каждый житель преисподней занят продолжением своей земной деятельности: царь Ахилл царит над мертвыми, судья Минос со скипетром в руке их судит, охотник Орион гонит дичь с бронзовой булавой в руке, тень Геракла держит «лук напряженный со стрелой на тугой тетиве». Существование на том свете считалось темным и призрачным, ведь в могилу не проникал свет; даже солнце в преисподней было свое, оно светило в полсилы.

Опять же, в STALKER зомби Припяти ведут подобие повседневной жизни.

  

Основатель  культурной антропологии английский исследователь Эдуард Тэйлор, собравший огромный материал о первобытных верованиях, противопоставлял теорию продолжения жизни за гробом теории созидания — ведь представления о добре и зле, посмертном суде над душой и возмездии за прижизненные грехи сформировались уже в условияx цивилизации и лишь зарождались в архаическом первобытном обществе. Следуя этой логике – представления о загробном мире НЕ МОГЛИ существовать в примитивных племенах. А то, что они верили в вампиров и оботней, означает столкновение с ними В РЕАЛЬНОСТИ. 

11:58
16 Июль 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

50

В жизни архаических, первобытных коллективов смерть была явлением повседневным и естественным: она касалась не только людей, но и животных,  объектов охоты. Тем удивительнее то, насколько первобытная культура стремилась отрицать неизбежность смерти в  многочисленных мифах о случайном ее появлении.

 

Миф австралийцев, долго сохранявших традиции каменного века, о деяниях творца Байаме увязывает первую смерть с убийством животного на охоте и неприятием этой смерти. В начале времен, когда Байаме ходил по земле, он сотворил из красной земли с гор двух мужчин и женщину. Увидев, что они ожили, творец показал им растения, которые они могут есть, чтобы не умереть с голоду, сам же направился дальше. Люди послушно ели растительную пищу, но наступила засуха, растений стало мало и один из мужчин убил сумчатую крысу. Первый охотник принялся есть мясо вместе с женщиной, а другой его товарищ не хотел прикасаться к мясу, хоть и обессилел от голода. Как ни уговаривала его

женщина попробовать новую пищу, он отказывался и, наконец, рассердившись, двинулся из последних сил к западу.

   Наевшаяся пара решила догнать товарища и настигла его уже далеко, когда он подходил к большому эвкалипту.  Там он упал замертво, а первые люди увидели возле дерева черное чудовище с огромными

огненными глазами. Чудовище схватило мертвеца и затащило его в дупло дерева. Затем они услышали страшный удар грома и с ужасом увидели, как огромный эвкалипт был вырван из земли с корнями и понесся по воздуху в южную сторону неба. Огненные глаза  сверкали из его дупла.

Если вы не узнали в описании старт ракеты, то извините, фантазии у вас ноль.

 

Далее последовала трогательная сцена: два белых какаду пустились с криками за несущимся деревом. Они не боялись алого духа, сидящего в дупле, а лишь хотели догнать свое уносящееся в дупле гнездо.

Дерево остановилось у  края неба, возле Млечного Пути, что ведет в небеса, а затем и вовсе скрылось из виду. Люди могли разглядеть лишь четыре сверкающих глаза: они принадлежали злому духу  и первому мертвецу, ушедшему на тот свет. Так появилось созвездие Южный Крест, а возле него — стая какаду, ставшая созвездием Гончих.

Можете на досуге посмотреть на самолёт снизу – у него 4 огня, образующих крест.

 

В мифологической фантазии многих народов вплоть до христианских верований смерть рисовалась в виде поглощающего человека чудовища. В мифах об инициациях — рассказах о чудесном превращении юношей во взрослых мужчин-воинов чудовище не только поглощало проходящих обряд инициации, но и «переваривало» поглощенного, который становился настоящим мужчиной. Один из мифологических героев — полинезийский Мауи решил однажды таким образом избавить людей от смерти.

Неудача постигла при попытке проникнуть в утробу чудовища полинезийского культурного героя и хитреца Мауи. Если  бы ему это удалось, люди перестали бы умирать.

 

Мауи, выудивший землю со дна океана и похитивший огонь из преисподней, решил вновь спуститься в преисподнюю для состязания с самой богиней смерти и ночи Хине.

Уже интересно: наличие батискафа и огнезащитного скафандра.

 

Она была действительно ужасна:  глаза ее пылали, голос напоминал гром, огромные зубы сверкали, волосы обвивались вокруг тела, как водоросли на волнах океана. Себе в  помощники  он позвал птиц — ведь морские, болотные и прибрежные птахи могли проникнуть всюду. Однажды, когда Мауи захотелось воды, он велел принести ее болотной цапле, а чтобы она могла бежать быстрее, вытянул ей ноги. Птицы и сейчас должны были послужить ему.

    Герой дожидался, когда богиня уснет, и та действительно уснула, широко раскрыв пасть. Тогда Мауи и решился проникнуть к ней в утробу, чтобы убить ее изнутри. Свидетельницами его подвига должны были стать только птицы, при этом герой запретил им смеяться и петь — радоваться они будут тогда, когда он победит смерть.

    Богиня раскрывала свой зев там, где небо соприкасалось с землей, здесь был вход в преисподнюю. Птицы замерли, когда герой полез в пасть чудовища, но когда снаружи остались только его пятки, маленькая мухоловка — трясогузка — не удержалась и рассмеялась: она никак не могла

усидеть спокойно.

Отомстила, однако, за цаплю.

Пробудившееся чудовище проглотило Мауи. Ему не удалось пройти последнюю инициацию: возродиться, побывав  в утробе богини смерти, и избавить от смерти все живые существа.

 

Жители того света следили за тем, чтобы живые не проникали в мир мертвых. У эскимосов существует миф о шамане, дух которого мог добраться до того света. Там на вершине огромной горы обитала некая старуха со страшным именем Вырезывательница Внутренностей. Она бьет в барабан, пляшет со своей тенью (других партнеров у этого чудовища нет) и приговаривает при этом: «Разрез моих штанов». Действительно, из разреза штанов у монстра с того света выглядывает ерш. В  профиль старуха выглядит так, что ее лицо с растянутым ртом кажется большим и ширину, чем в высоту. Наклонившись, она может лизать свой зад, щеки же ее звонко хлопают по бокам. Пришелец не должен реагировать смехом на это  зрелище: стоит ему хотя бы скривить рот, старуха бросает бубен, берется за нож и  вскрывает несчастному живот, после чего начинает с жадностью пожирать его внутренности. Не менее «симпатичным» бывает облик русской Бабы-яги, и в ее избушке также запрещено смеяться. Смерть и смех на  том свете несовместимы.

Вампиры, однако. Правда, мне советовали почитать классификацию. Вот просвящусь, буду грамотно говорить  - упариха, ну а пока просто вампир.

12:01
16 Июль 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

51

Первые люди Адам н Ева, сотворенные, согласно Библии, для вечной жизни в райском саду Эдеме, вкушая от древа жизни, были наказаны смертью за ослушание.

Низвергнутый с небес Сатана — Люцифер, или Самаэль в еврейских преданиях, обернувшись змеем, проник в земной Эдемский сад, где Адам и Ева призваны были заботиться о деревьях и не подпускать

к ним зверей.

    Оказавшись у Древа познания, подобно всякому змею, обитающему у корней Мирового дерева в мифах разных народов, змей показал Еве, что прикоснувшийся к этому дереву остается жить. Тогда любопытная женщина (вспомним ящик Пандоры!) не удержалась и отведала запретный плод.

    Но как только Ева прикоснулась к дереву, она увидела приближающуюся Смерть. Тут дала себя знать женская ревность: «Я умру, — подумала Ева, — и Бог даст Адаму новую жену». Ревнивица заставила Адама вкусить плод, а он, прельщенный открывшемся ему красотой жены, не смог ей отказать.

    Появление же змея в мифе о происхождении смерти вполне закономерно, если вспомнить повсеместно распространенные мифы. Один из них, полинезийский, может быть, и возник под влиянием библейского рассказа, но явно обнаруживает более раннюю, «первобытную» природу.

       Полинезийцы острота Янде рассказывали, как первая супружеская пара принялась спорить.

    Муж сказал жене:

    — Хорошо было бы, если бы мы сменили кожу и навсегда остались жить здесь, на Янде.

    Жена возразила:

    — Что хорошего в одинокой жизни? Лучше сделать нового человека, который продолжил бы наш род.

    Муж попытался укрыться от жены в жилище и сменить там кожу, но женщина выследила его, и первый человек вынужден был отказаться от затеи стать бессмертным. У них родились дети, и люди заселили землю.

    Змей не появляется на этом райском острове, но из мифа понятно, о чем мечтает первый человек. Он хочет, подобно змее, менять кожу и оставаться бессмертным.

       Согласно библейским легендам, Ева уговорила не только Адама, но и всех живых тварей отведать запретным плод — лишь одна птица Феникс оказалась осторожной и обрела бессмертие.

Адам попытался сорвать ветви деревьев, чтобы прикрыть ими наготу, но деревья не позволяли ему этого — ведь он ослушался Бога. Лишь Древо познания дало ему фиговых листьев: ведь Адам предпочел знание бессмертию. По Библии, Господь заменил эти листья одеждами из кожи.

По легендам, то была кожа змеи, напоминание  об утраченном бессмертии, или даже кожа чудовища Левиафана, сраженного Господом в начале творения.

    Адам нарек свою жену Ева — «жизнь», ибо она должна была стать праматерью всех людей. Но Сатана — змей и тут воспользовался женской слабостью: от него Ева зачала Каина.

    Вера в сластолюбие змей и в то. что они преследуют женщин, распространена в верованиях многих народов мира. Это связано с тем, что змея напоминает мужской детородный орган. В древней еврейской традиции считалось, что, если змей станет преследовать женщину, ей следует совокупиться со своим мужем у него на глазах. Если и это не поможет — бросить перед преследователем обрезки ногтей и волос, напоминание о грехопадении.

Волосы и ногти – идеальный образец ДНК. Так что змею нужна не женщина, а анализ кода. Лаборант он простой.

 

       Замечательный этнограф Бронислав Малиновский, создатель функционального направления в  культурной антропологии, исследовавший мифы о смерти у меланезийцев,  показал, что представления о первопредках в архаических обществах сходны с представлениями о духах мертвых

       Так, тробрианцы верили, что умершие попадают на остров Тума. Там они проделывают путь, обратный тому, что проделали их первопредки, вышедшие из-под земли: сквозь отверстие они проникают в преисподнюю. Но и в преисподней духи подвержены дряхлению, однако они способны омолаживаться, сбрасывая кожу. Так поступали первопредки, когда они жили под землей. Поднявшись на поверхность, они не утратили сразу способности к омоложению.

Полая Земля

12:04
16 Июль 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

52

Однажды некая старая женщина, жившая вместе с дочерью и внучкой, решила вернуть молодость. Вместе с внучкой старуха отправилась искупаться в ручье и там сбросила старую кожу.  Обратившись юной девушкой, она вернулась к внучке, но девочка не признала бабку и принялась гнать ее прочь. Пришлось бабушке отыскать свою старую кожу и влезть в нее  опять. Только тогда внучка признала  ее и рассказала, как к ней приходила молодая женщина, которую та прогнала. Когда купальщицы

вернулись домой, бабушка поведала дочери о том, как внучка не признала бабку, и предрекла, что теперь она умрет,  а мать постареет. С тех пор люди  утратили способность менять кожу, зато ее сохранили животные низа — преисподней (гады в библейской традиции): змеи, крабы, игуаны, ящерицы.

Ассимиляция на поверхности – утрата врождённых способностей.

 

    В этих гадов могут превращаться источники колдовства — злые духи, с которыми вступают в связь женщины-ведьмы.

Ева, вступившая в связь  со змеем,  ужаснулась содеянному и принялась плакать: «Увы мне, Адам, я согрешила!» Она удалилась на запад, к океану, где сделала хижину из веток и, когда начались схватки, стала молить Господа о помощи. Но Господь был в гневе,  и роженице пришлось умолять Луну и Солнце, чтобы они,  взойдя на востоке, передали Адаму ее мольбу. Адам присоединился к жене в ее молитвах, и Господь, смилостивившись, послал самого архангела Михаила, чтобы он облегчил ей родовые муки.

Так что вращение планеты – побочный результат родов

    Когда родился Каин, лицо его сияло ангельским светом — ведь он был отпрыском хоть и падшего, но архангела. Наивная Ева сказала тогда, что она обрела человека с помощью Господней.

    Как только ребенок родился, он побежал в поле и принес колосок, потому его и назвали Каин — «стебель».

Итак, кто не понял вегетарианство – это сатанизм.

    По славянским легендам, первый родившийся ребенок мог бы ходить сразу после рождения, как новорожденный зверь, если бы не боязнь нашей праматери. Господь сам «тренировал» новорожденных, перебрасывая их через высокое дерево или дом, чтобы они сразу научились вставать на ноги. Но мать испугалась за своего ребенка и не дала его Господу — и теперь приходится носить дитя на руках, пока оно не научится ходить.

Также, как и аист – это отражение того, что детей получали с неба уже подросшими. Прямо роддом высшего уровня.

Другой ребенок  Евы был  зачат от Адама, и имя его Авель значило «сын», по легендарной версии — «печаль», ибо Ева увидела вещий сон, в котором Каин пил кровь Авеля.

Вампир

Напрасно родители пытались разделить детей и отправили Каина возделывать поле,  а  Авеля пасти

овец. Распря была неизбежна. Рассказывают, что братья стали спорить, кто из них главнее. Каин

утверждал, что он, ибо и земля, на которой стоит Авель, принадлежит ему. Авель же отвечал, что одежда из шкур, которой укрывается Каин, принадлежит ему, пастуху. Предпочтение, данное Господом жертве агнца, привело к убийству. Каин не знал, как ему убить  брата, но Сатана прилетел в облике ворона и камнем убил другую птицу…

    Каин не знал, что делать с телом брата, пока Господь не послал двух птиц: одна птица убила другую и похоронила в земле.  Так  и Авель был предан земле. Но по другим еврейским легендам, оскверненная земля, пропитанная кровью Авеля, не желала принимать его тела: она содрогалась так, что Каин сам чуть не упал в вырытую могилу. Тело же первого умершего земля извергала на  поверхность, требуя, чтобы ей вернули ту глину, из которой был вылеплен Адам. Каин в ужасе бежал, архангелы же положили тело Авеля на камень, где оно пребывало нетленным до смерти Адама. Лишь когда первочеловек был погребен там, откуда Господь взял пригоршню праха для его творения, земле было предано и тело Авеля. Но одинокая душа Авеля не находила себе покоя, стеная на небе и в преисподней, — ведь там не было других душ. Лишь после смерти Каина, его жены и детей прекратились ее стоны.

Надеюсь, теперь понятно, почему при похоронах кидают горсть земли в могилу? Это земля Адама. Да и Авель стал неупокоенным зомби.

 

    В великой древнеиндийской эпической поэме «Махабхарата» рассказывается, что, когда Брахма создал мир, люди были бессмертными — они жили в Золотом веке. Их бесчисленные поколения умножились на земле, и земля, страдающая под их тяжестью, взмолилась к Брахме. Брахма внял ее     мольбе, но не мог придумать, как сократить число живущих. Божественное бессилие привело к тому, что творец разгневался, и гнев его породил пламень, который мог погубить все творение. Тогда бог Шива обратился к творцу с советом не губить все живое, а сделать так, чтобы люди умирали, но род     их не прекращался. Брахма усмирил бушующий пламень, но из тела его вышла женщина с венком из лотосов на голове. Она сразу направилась к югу, ведь там, по индийским  представлениям, было царство смерти — преисподняя. Тогда Брахма  и повелел ей идти и убивать живые существа. Смерть

  ее имя было Мритью (родственное русскому  «смерть») — расплакалась,  ибо не хотела, чтобы ее проклинали все живые существа.

Она же – Мойра, она же – Дед Мороз, только изменившая пол в русских сказках

Брахма собрал ее слезы, не дав им пролиться на землю: он  облегчил Мритью тяжкий труд, создав из ее слез болезни, — они лишали людей жизни.

    Богиня  Адити, воплощавшая безграничность мира, в начале времен породила множество богов, но восьмой ее потомок Вивасват  выглядел безобразным — он не имел ни рук, ни ног (что сближало его образ со змеем), высота его была равна толщине… Старшие братья — боги Митра,  Варуна и Бхата решили довершить его образ и отсекли все лишнее: так получился первый человек, творение божественных рук. Из лишних же частей возник слон. Бог Тваштар выдал за  это создание свою дочь

и та родила ему близнецов Яму и Ями. Но богиня помнила, что Вивасват не ровня ей: она сотворила свое подобие, сама же покинула мужа. Тот не заметил подмены, и мнимая жена родила ему других детей, в том числе сына Ману —  он создал первые законы, от него произошли и смертные люди. Но мачеха выдала себя: она неровно относилась к собственным детям и детям богини, что привело к ее ссоре с Ямой. Тот едва не совершил насилия  над мачехой, и мачеха прокляла его, так что

одна нога у Ямы отсохла (одноногость выдает хтонического персонажа, связанного с землей и преисподней).

Нехило для клона – раз и ноги лишила.

   Яма стал первым умершим,  его смерть оплакивала сестра Ями, и плач мог длиться вечно,  ведь тогда день еще не сменяла ночь. Боги создали ночь, чтобы Ями  прекратила причитание.

Опять вращение Земли появляется вследствие воплей женщины

После смерти Яма ушёл на  юг, где воцарился в царстве смерти и стал локапалой — хранителем одной из сторон света. Прежде там царил Агни, божество огня, но он уступил свое место Яме, сам же стал жрецом богов — он доставлял им жертвоприношения. Ями же стала богиней священной реки

Ямуни.

   Царство мертвых от мира живых отделяла другая священная река —Вайтарани. Преодолеть Вайтарани человек может, только держась за хвост коровы, которую он при жизни  подарил брахману. Яму сопровождали помощники — два четырехглазых пса с огромными ноздрями, они вынюхивали и высматривали тех, кто должен был отправиться в царство смерти. Сам бог в красном одеянии верхом на черном буйволе разъезжал по земле с дубинкой и петлей, которыми вынимал души обреченных.

Итого. Плотоядный рогатый муж (в обоих смыслах слова) охотится на живых. Чтобы выжить, надо прятаться за корову. Логично. Но вот причём тут мифологичность, раз всё подчиняется математической логике  - это не фантазия, а описание реальности.

   Ипостасями  Ямы выступают Кала, бог времени, Антака, умертвляющий, и Мритью — сама смерть. Связь божества смерти со временем естественна: Яма считался также воплощением годового цикла — регулярного возрождения космоса. Действительно, его путь на тот свет, путь первого умершего, объединял все сферы мироздания и был подобен космогоническому акту.

А значит, Яма первый оборотень

    Путь умершему показывал дым погребального костра, с ним он попадал к питарам, становился предком — «отцом». Кремация была неким жертвоприношением, благодаря которому покойник подготовлялся к тому, чтобы стать предком. Обрядовая и поминальная пища — пинда, смесь риса и разных культовых блюд, напоминающая славянскую кутью, ассоциировалась с первоматерией — семенем, из которого возник весь мир, а также со спермой, от которой происходит зачатие человека.

Следовательно, мы на похоронах жарим покойника и едим его сперму. А вы о чём думали, зажигая свечку и жуя салат?

 

12:57
23 Июль 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

53

«Досуг». Мифы

 

Я буду давать свои комментарии по тексту красным цветом.

   

 

       Собрание ритуальных текстов «Брихадараньяка-упанишада» увязывает с идеей перерождения посмертный путь человека.

 

Умершие «идут в дым (погребального костра),  из дыма — в ночь, из ночи — в темную половину месяца, из темной половины месяца — в шесть  месяцев, когда солнце движется к югу,  из этих месяцев —в мир предков, из мира предков — в луну. Достигнув луны, они становятся пищей. Там боги вкушают их, подобно тому,  как они  вкушают царя Сому (напиток бессмертия), говоря: «Возрастай, меньшайся».

Когда это происходит у них, то люди попадают в пространство, из пространства — в ветер, из ветра — в дождь, из дождя — в землю. Достигнув земли, они становятся пищей. Снова совершается их подноше-

ние на огне человека, и затем они рождаются на огне женщины». Путь начинается с погребального костра и заканчивается в огне очага, чтобы вместе с пищей лопасть в  чрево женщины и приготовиться к новому жизненному циклу.

Поедание людей богами, поедание людей людьми.

 

 Нам  становится понятной роль печи и очага в  культе предков у славян, и даже печь бабы-яги, в которой она поджаривает тех, кто стремится попасть в иной мир. Понятно, почему у предков просили дождя: дождь осеменял землю, дающую пищу для  новых рождений.

Поедание людей в зажаренном виде. Дождь – напиток от прожаренного тела – соус.

 

 

Английский исследователь античной культуры Ричард Онианс рассказал в своей книге «На коленях богов» о погребальном обычае, смысл которого оставался неясен специалистам.  Гомер рассказывал о том, что греки не доводили до конца обряд кремации трупа — тело сгорало лишь частично, зато повсюду: в микенских каменных гробницах (толосах), скифских деревянных погребальных камерах — археологи обнаруживают следы огня, не свидетельствующие об уничтожении трупов. У славян был     распространен обычай «греть покойников» — разжигать поминальные костры, чтобы передать тепло предкам. Действительно, и после крещения Руси, прежде чем захоронить умершего по христианскому обряду, разводили костер. (сейчас разводят, мотивируя необходимостью отогреть землю зимой или сжечь мусор летом). Онианс связывает античный обычай с удалением влажной субстанции души, псюхе, из трупа и сравнивает его с наиболее архаическими способами приготовления пищи  (до открытия способов варки в посуде). Душа освобождалась от трупа и приготовлялась к загробной жизни. Но и за гробом для жизни нужен животворным источник — жидкость, поэтому Гомер рассказывает, как в урну с костями Патрокла и Ахилла льют вино, а в могилы ставят сосуды с водой и кладут кости, собранные с погребального костра, омытые водой или вином. На поминках совершают возлияния: живая и мертвая вода  русских сказок и многочисленные мифы об источниках и напитках бессмертия связаны с этими представлениями о возрождающей силе влаги.

Зажарить труп, съесть и запить его. Или протомить в духовке, промариновать и съесть.

 

В Индии ежемесячно в течение года следовало приносить предкам поминальные жертвы из пинды и воды: первые десять приношений способствовали тому, что восстанавливалось новое тело умершего — преты, но умерший еще не становился питаром. Из первого приношения возникала голова, из второго — шея и горло, затем —  сердце, спина, пуп, пояс и чресла, голени, наконец, колени и стопы. Так в религиозных гимнах описывался первочеловек Пуруша, из которого был сотворен во время жертвоприношения весь мир. На десятый  день после смерти положено было поминальное приношение пинды с мясом, ибо считалось, что новое тело покойника испытывает необычайный  голод. Годовой поминальный обряд завершался четырьмя  пиндами и сосудами с водой, жертвы предназначались трем поколениям — отцу, деду и прадеду, сам же умерший превращался теперь из преты в питара.

Регенерация зомби и кормление его после полного восстановления

 

12:59
23 Июль 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

54

Царством Ямы считалась преисподняя. Ниже земли располагаются семь ярусов преисподней —  патала, где обитают демонические существа дайтьи, данавы, наги и др. Ниже паталы располагается нарака — ад или совокупность адов. О «подземном доме», в котором демоны терзают грешников, впервые говорится в «Атхарваведе». По более поздним представлениям («Законы Ману»), нарака состоит из семи (или 21, 28, 50) кругов. На верхней границе нараки находится столица царства Ямы — Яманура, где определяется участь умершего. В соответствии с семичленным делением нараки первый круг (пут) отведен для бездетных, второй (авичи) — для душ, ожидающих нового воплощения; в третьем (самхате) и четвертом (тамиере) наказывают за сравнительно незначительные проступки, а последние три круга, погруженные в вечную тьму, преднаначены для злостных преступников. В пятом круге (риджише) их непрерывно терзают змеи, ядовитые насекомые, дикие звери и птицы, как бы воплощающие укоры совести. В шестом круге — истоки подземной реки Вайтарани, полной крови и нечистот, в которых грешники задыхаются: купание в ней — одно из мучений для грешников. Еще ниже лежит

седьмой круг — бездетная какола, или собственно нарака. Здесь в кромешной тьме светится одна только пылающая пропасть, в ней горят и не могут сгореть до конца преступники, рядом демоны раздирают их на части раскаленными щипцами, сбрасывают на остроконечные деревья, варят в масле и т. д. Пытки особенно мучительны из-за того, что все чувства грешников предельно обострены. При этом в отличие от тех, кто пребывает в шести верхних кругах и по истечении определенного срока

мучений получит новое  рождение на земле, обитатели седьмого круга должны страдать до конца мирового периода — кальпы, то есть пока не погибнет вселенная.

Извечный вопрос – почему боги так озабочены, чтобы мы размножались? Чтоб еда не кончалась?

 

 

Первый умерший во многих мифологиях становился богом смерти и повелителем загробного мира.

 

В тунгусо-маньчжурской мифологии загробный мир — буни. Путь в буни впервые проложил культурный герой Хадау или сын Хадау Манги — первый умерший, добровольно ушедший в буни. Открыв отверстие в земле, которое до тех пор было закрыто котлом, он предотвратил перенаселение     земли стариками и создал условия для нормальной циркуляции душ. Из загробного мира душа — оми —возвращалась в жилище сородичей через

 

У бантуязычного народа луба страна мертвых назьюается Калунга. Калунга — первопредок, создавший мир  и первых людей. Как обожествленный предок он связан с нижним миром предков (в случае чьей-то

смерти говорили: «Его взял Калуша»), он отец и господин предков и с их помощью правит миром. Границей загробного мира служит широкая река. Через реку переправляет лодочник, для платы которому в рот покойнику клали несколько бусин (у греков для платы Харону в рот клали монету). В  Калунге умерший живет в деревне, но всегда может вернуться, чтобы помочь живым или, наоборот, преследовать их.

Повелитель мира мёртвых – самый первый вампир, умерший и воскревший.

 

Проблема стариков, «заедавших чужой век». — общая проблема для многих архаических обществ. Представление о том, что вход на тот свет закрыт котлом, характерно для народов, у которых в центре жилища располагался очаг с висящим над ним котлом: ведь через очаг и дымоход проходила мировая ось, соединявшая небо и преисподнюю. По этой оси совершали свои путешествия шаманы.

Мировая ось  проходит через котёл с едой

13:01
23 Июль 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

55

Мифы индоариев, сохраненные древнеиндийским сборником религиозных гимнов «Ригведой», очень близки мифам соседних и родственных иранских народов: у них первой человеческой парой считались близнецы Йима и Иймак, а это практически те же имена, что и индийские Яма и Ями, и означают они «близнец». А отца их звали Вивахвант, так же как отца Ямы. Первая человеческая пара в мифах с неизбежностью должна была вступить в брачные отношения — иначе неоткуда было бы взяться людям. В «Ригведе» содержится гимн-диалог Ямы и Ями, в котором сестра предлагает Яме вступить в брак, чтобы иметь потомство, но тот отвергает предложение. Брак сестрой считался в большинстве традиций инцестом, кровосмешением, самым страшным преступлением в родоплеменном (первобытном) обществе. Впрочем, как раз в иранской традиции, равно как и в древнеегипетской, брак между братом и сестрой в первом поколении людей или богов считался священным. Индийский Яма, однако, согрешил, покусившись на мачеху,  и заслужил проклятие, а с ним — и смерть.

    Грех совершил и иранский Иима  — иначе люди были бы бессмертными. В иранской мифологии с Иимой связан другой  сюжет: он сын праведника Вивахванта, и сам творец Ахурамазда предлагает ему распространить в сотворенном мире истинную веру. Но Иима не чувствует в себе способностей пророка — он может лишь заботиться о благополучии тварей, и Ахурамазда благословляет его на этот подвиг. Божественное сияние нисходит на Йиму, люди и скот живут в золотом веке, не знающем болезней и смерти. Но земля переполняется размножившимися тварями. Тогда Ахурамазда велит Ииме расширить землю. Трижды герой расширяет земное пространство в три раза, но это не решает проблемы: напротив, благословенная земля соприкасается с миром хаоса и зла. Страшная зима и снегопады угрожают с севера полям, на которых пасутся стада Йимы. Ахурамазда велит герою строить убежище — глинобитную ограду Вару, за которой он мог бы спасти всех тварей, у которых нет внешних и внутренних изъянов, которые не затронуты силами зла и хаоса. Иима создает убежище,  подобное Ноеву ковчегу в  библейской традиции. Но и здесь привязанность Йимы к материальному миру ввергает его в грех: он научил людей  убивать скот и поедать его мясо, не жалея жизней божьих одушевленных тварей.  Это был страшный грех с точки зрения древней иранской религии.

Оригинальненько. Праведник, двинутый на заботе и размножении животных научил людей их есть. То есть сам он уже умел. Значит, он их плодил до невозможности, чтобы жрать. А потом надоело – и стал плодить людей. Зачем? Ну конечно, чтобы люди вознеслись на небо, и стали равны богам – он ведь только об этом заботился всегда.

 

В более поздних вариантах мифа, связанных с учением пророка Заратуштры, Иима возгордился, посчитав себя творцом материального мира: божественное сияние, а вместе с ним и бессмертие  покинули его. Он был низвергнут в преисподнюю, но потом испросил прощения у Ахурамазды. При     грехопадении Иимы не обошлось и без мифологического мотива греховного брака: обезумев от страха перед злыми духами — дэвами, он взял в жены демоницу, а сестру Йимак выдал за дэва. От них пошли хвостатые люди: обезьяны,  медведь, задирающий скот, разные уродливые создания — народы-монстры, к которым относили негров, чудовища с глазами на груди   и т. п.

Нормально. Плотоядный бог взял в жёны плотоядницу. И сестра у него тоже не святым духом питалась.

 

Йимак не следовала примеру своего индийского двойника Ями, тем более что у иранцев не принято было оплакивать мертвых: мертвая плоть не принадлежала миру благой материи. Мертвеца не погребали в земле и не предавали огню — эти священные стихии космоса нельзя было осквернить соприкосновением с трупом. Совершающий похоронный обряд, прикасающийся к трупу, должен был очистить себя священной коровьей мочой (или мочой супружеской пары, состоящей в священном кровосмесительном браке) и водой.

Моча – это святая вода.

13:03
23 Июль 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

56

 Иранская традиция, во многом противопоставлявшая себя индийской  (индийские боги дева считались демонами, дэвами — у иранцев), считала, что кремацию («варение трупов» для демонов) изобрел сам глава сил зла Ангро-Майнью: истинный последователь Заратуштры должен убить всякого «варящего труп» — совершающего святотатственную кремацию. Древние иранцы оставляли труп  на съедение зверям и птицам, а позднее стали оставлять в специальной «башне молчания» — дахме, при которой иногда содержали собак (проводников на тот свет, питающихся трупами). Чтобы животные не растащили кости, которые могли соприкоснуться  со священными стихиями, труп привязывали  в дахме. Оищенные от тлена кости собирали и хоронили в глиняных оссуариях, иногда имевших антропоморфный вид, то есть представлявших новое и нетленное тело.

Дабы человек не воскрес и не стал нечистью, его должен кто-то сожрать, иначе никак.

 

 

Согласно африканским поверьям, смерть появилась в мире, потому что первые люди нарушили запрет небесного бога.В  Восточной Африке верят, что первый человек Кинту вместе с женой Намби отправился с небес на землю, взяв с собой коров, козу, овцу, курицу, банановый корень, бататы, маис и др. Бог неба  Гулу предупредил их, чтобы они ни в коем случае не возвращались, даже если что-то забыли, иначе за ними пойдет Валумбе — смерть. Намби. забывшая зерно для  курицы, нарушила запрет и вернулась.  Она не смогла ускользнуть от Валумбе, и он последовал за ней на землю. Растения и скот, принесенные первопредками, размножились, но их дети после ссоры с Валумбе стали смертными. Тогда Гулу послал на землю  Кайкуэи, чтобы тот помешал Валумбе убивать. Кайкуэи велел всем оставаться в своих домах, пока он не поймает Валумбе, и не шуметь, увидев его.  Но когда Кайкузи выманил Валумбе из-под земли, дети начали шуметь, и Валумбе вернулся под землю. Кайкузи возвратился на небо, а смерть продолжила уносить людей.

Плотоядная дрянь небесного происхождения, обитающая под землёй. Ничего не напоминает? Грабоиды в фильме, бюреры в STALKER, леприконы в мифах, черти в религии.

 

Африканский народ чагга рассказывает миф о том, как бог Руна велел людям, когда приходит старость, менять кожу, как это делают змеи. Нужно было только, чтобы никто не видел происходящего таинства.

Когда пришла пора первому старику омолаживаться, он отправил внучку за водой, а чтобы она не  вернулась раньше времени, проделал дырку в тыкве-калебасе. Но внучка обнаружила дырку и заткнула ее. Вернувшись, она застала деда за магическим занятием. Старик вознегодовал, но было поздно — он умер. Так смерть появилась в мире. Люди наказали находчивую девчонку и выгнали ее из деревни. Она стала жить в лесу, и у нее родились обезьяны:  их называют лесным  народом и проклятыми детьми.

Опять эти вредные дети, делающие всё, чтобы родители и бабка с деткой сдохли.

 

В верованиях носителей традиций каменного века — Папуасов маринданим  первые люди, рожденные от первосоздателей дема. были существами двойной — человеческой и животной (тотемной) — природы. Они жили во времена творения в стране дема — Дема-мирав. В нынешние — не мифические — времена эта страна находится под землей, и в ней все так же, как наверху: такие же моря, реки и селения, только все там зеркально отражает земную жизнь, и сами дема ходят вверх ногами. И европейцы в Средние века думали, что под плоской землей живут антиподы, ходящие вниз головой; но чаще в разных мифологиях зеркальным по отношению к земному миру был мир загробный. Однажды дема устроили праздник а своем подземном мире. На земле же обитал пес-дема Гиури. Отпраздновав, дема отправились на запад, и пес, слыша шум передвижения, двинулся за ними по поверхности земли. При этом он все время пытался разгрести песок, чтобы добраться до прочих дема. Но вдруг  из-под земли хлынула вода, а в ней оказались странные существа; они были из бамбука, но имели обличье полулюдей-полурыб. Они были похожи на людей, но конечности их не были отделены от тел, пальцы срослись, на головах же не было ни глаз, ни ртов, ни ушей. Тут из-под земли появился и дема-аист. Он заметил странные создания и, конечно, захотел их съесть. К счастью, другой дема, выбравшийся из-под земли, успел остановить его. «Это не рыбы, это люди!» — крикнул он прожорливому аисту.

Египетские люди- птицы, жрущие русалок и цербер, жрущий всех. Что-то никто не пьёт нектар.

 

13:08
23 Июль 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

57

В  папуасском мифе наблюдательный дема велел аисту перетащить людей на сушу, но те продолжали дрожать от холода. Тогда дема развел огонь и положил туда бамбуковых людей. Те стали потрескивать,  и вот у них появились уши, глаза, потом ноздри, наконец, с громким треском открылись рты, и сотворенные существа принялись пронзительно кричать. Дема же продолжил свою работу и отделил приросшие к телу конечности, а потом вырезал пальцы рук и ног. Он удалил соединявшие пальцы перепонки и выбросил их в воду — от них произошли пиявки. Люди же стали настоящими. Так появился народ маринд-аним. Но тут пес вырыл еще одну яму, и из нее вышли уже чужие люди — икам-аним. Тогда люди стали расселяться по всей земле. Первым отправился в путь по побережью на запад юноша. Начался сильный прилив, и волны не давали первому человеку пути.  Тогда он произнес заклинание, чтобы волны вернулись назад, и путь оказался свободным.

А вы думали, что это Моисей крутой заклинатель волн?

 

 Но жизнь первого человека Ворью была недолгой    чужие люди при помощи колдовства умертвили его. Ворью стал мертвецом — хаисом. Но ведь он был первым умершим и поэтому не знал, куда ему

идти. Ворью оставался среди людей, источая зловоние, и люди прогнали его. Тогда Ворью удалился за реку Дигул, где и возникла страна мертвых. Он унес с собой большой барабан, которым теперь пользуются мертвецы, устраивая праздник в загробном мире.

Зомби.

 

Другой миф начинается не столь благополучно. Прожорливый аист, пока  его не уговорили уйти, успел-таки прокусить головы трем первым людям. Тогда на землю выбралась старуха-дема Собра., а за ней много бамбуковых людей. Первые из них стали дема землетрясений (с характерным названием бумбум-аним). Впрочем, они могут приносить и пользу: когда люди собираются сажать растения, их просят сделать землю рыхлой. Прочих Собра положила в костер, и творение совершилось. Появившиеся люди расселились в первой деревне, тут же захотели есть и отправились на охоту. В деревне в своей хижине осталась лишь мать с ребенком. Старуха же  нашла более простой  способ прокормиться: она вырыла яму за деревней, спряталась в ней, а когда мать уснула, выкрала ребенка. Она бросила бедного ребенка в костер, сожрала его, а голову повесила сушиться у хижины.  Сама же скрылась в своей яме. Так старуха-творец оказалась одновременно и злобной ведьмой — Бабой-ягой. Вернувшиеся охотники решили, что голодная мать сама погубила свое дитя. Наступил черед матери; сначала мужчины устроили праздник и заставили свою жертву танцевать тотемический танец кенгуру, а потом убили ее  и съели. Голова женщины была выставлена как трофей каннибальского праздника. Гнусная же  старуха выползла из своей ямы полюбопытствовать, что делают мужчины… Потом она напала на одного из

них, ничего  не подозревающего, и сожрала очередную жертву. В ответ последовало очередное убийство невинного, подозреваемого в каннибальском обжорстве. Так возникла охота за головами, превратившаяся в ритуальное занятие у маринд-аним: чтобы дать ребенку имя, нужно было

добыть голову и узнать имя жертвы. Говорят, что охоту за головами придумала Собра. В одном мифе она оказывается уже не подземным, а небесным жителем (в мифологии папуасов небо отнюдь не обитель добрых духов, а загробное пристанище мертвых).

Бог-создатель сотворил людей по своему образу и подобию, чтобы жрать их. А война нужна, чтобы это скрыть.

13:09
23 Июль 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

58

На небе наступила страшная засуха и старуху Собру отправили искать воду в лес. Собра принялась копать яму на небе и копала до тех пор, пока земля не привалилась под ее ногами. Так она оказалась в нижнем — земном мире. Небесные жители — мертвецы хаисы — пошли на поиски, нашли бездонную яму и даже спустили веревку, чтобы вытащить Собру. Но старухе так хотелось пить, что она отправила на небо несколько стеблей уати, а сама отправилась искать воду. Жажда у нее действительно была богатырской — по дороге она осушила несколько болот. Наконец она добралась до деревни, жители которой страшно испугались Собры — ведь они никогда не видели мертвецов. Но Собра назвала

себя их бабушкой и рассказала о своих странствиях. Затем она двинулась дальше и встретила свиного дема. Этот герой женился на старухе и наплодил с ней много детей — они стали молниями (ведь Собра была небесного происхождения). Эта семья и отправилась на охоту за головами, распевая песню о Собре…

    Согласно другому мифу, даже солнце появилось после охоты за головами. Правда, в этом мифе дема-солнце был людоедом и похищал мальчиков, поедая их в своей яме-жилище (как это делала Собра). Мужчины сделали тогда палки-копалки, вытащили людоеда из-под земли и отрезали ему голову. Они уже приготовились к празднику и уложили на специальную скамью разукрашенную голову врага, как вдруг увидели, что та стала краснеть. Затем из глаз, ушей, ноздрей и рта дема брызнули лучи яркого

снега, а  голова стала подниматься в небо — она превратилась в солнце.

НЛО, тоже, кстати, плотоядное.

 

 Рассказ о праматери, вышедшей из преисподней или спустившейся с небес, творящей и одновременно умерщвляющей, характерен для многих мифологий.  В русских волшебных сказках такой образ хорошо известен: это уже упоминавшаяся Баба-яга, которая оказывается или кровожадным мертвецом, готовым сожрать в своей лесной избушке (доме-могиле) похищенных детей, или помощницей героя, которому она оказывается родственницей —  благодетельным предком. Ну и герой, соответственно, которому помогает Баба-Яга – потомок Вампиров и Зомби. Читайте сказки внимательнее.

 

Рекомендовано к прочтению

14:29
6 Август 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

59

Досуг. Мифы.

Я буду давать свои комментарии по тексту красным цветом.

 

Австралийцы часто оставляют место стойбища, где произошла смерть. Похоронный обряд направлен на то, чтобы разъединить душу с телом  и заставить душу покойного (стараясь при этом не оскорбить ее, ибо она может вернуться) как можно скорее направиться в свое обиталище. Этим объясняются обычаи уничтожения вещей покойного, связывания, придавливания трупа, прохождения во время похорон через дымовую завесу, чтобы душа умершего не смогла погнаться за процессией, выполнение обрядов

очищения участниками похорон.

Иммобилизация потенциального зомби, сбивание со следа, уничтожение запаха.

 

В Центральной  Австралии верят в окончательное уничтожение души через природную катастрофу.

В некоторых местах Восточной Австралии на деревьях вокруг могилы вырезают рисунки, символизирующие небесный мир, который был источником жизни и куда возвращается покойный, которою и хоронят иногда на священном дереве. Личные вещи умершего кладут ему в могилу

 или уничтожают. Вдова обрезает волосы и должна хранить полное молчание в течение всего времени, пока длится траур.

Обряд друидов.

 

 В Северном Квинсленде  во время похоронного обряда покойнику разрезают живот, плечи и легкие

 и кладут туда камни — для того, чтобы он не смог «уйти» слишком далеко, но добрался, однако, до Млечного Пути.   Существовал и обычай поедать мясо умершего его родичами. Лишь после этого кости умершего, очищенные от разлагающегося тела, захоранивали окончательно.

 

Опять борьба с зомби. Опять Млечный путь.

 

    На другом полушарии, на крайнем северо-востоке России, чукчи и коряки  также совершали гадание, прежде чем похоронить умершего. Его усаживали перед выходом из жилища, подвешивали на веревочках амулеты из  кусочков собачьей или оленьей шкуры и по колебанию веревки пытались     определить, как умерший хочет быть похороненным — путем  сожжения или положения в землю. Спрашивали умершего  и о причине смерти, и о будущем, о грядущей смерти близких и т. п. — ведь он уже пребывает в  ином мире и ему известны его тайны.

       Не только австралийцы отличались особой подозрительностью в связи со смертью сородича: ордалии и гадания устраивали и народы тропической Африки.

Везде мёртвый не считается трупом.

 

В 945 году славянское племя древлян убило собиравшего с них дань русского князя Игоря, и его вдова княгиня Ольга, еще не принявшая крещения, должна была (в соответствии с тогдашним законом — Русской Правдой) мстить за мужа. Ольга позвала древлян на тризну на курган Игоря, велев им сварить много хмельного меда. Когда древляне упились на поминках, княгиня велела своим дружинникам убить их — не желавшие служить князю при жизни древляне должны были стать его рабами на том свете.

По верованиям австралийцев, известным и многим другим народам, дорогой  в небо покойникам служит Млечный Путь. Некоторые племена считают, что мертвые восходят на небо по лучам заходящего солнца.

Живущие в Центральной Австралии, полагают, что загробная жизнь дана только мужчинам. У австралийцев не существовало культа умерших предков, хотя и считалось, что умершие могут посещать своих сородичей во сне, предупреждать их об опасности, давать добрые советы.

    Австралийцам известно было и представление о том, что человек сам может быть виновен в своей преждевременной смерти, если он нарушил запрет, особенно в отношении тотема. Страшным преступлением было съедение тотемного животного (или запретного плода); виновный заболевал от того, что съеденный тотем пожирал его самого изнутри; умирая,  несчастный  издавал крики, подобные крикам съеденного тотема. Поиски пищи были обычным занятием, и нарушить табу было легко. Европейская наука была бессильна перед мистическим предчувствием неминуемой смерти.  Нужен был адекватный — ритуальный —подход к больному. Рассказывали, как некий австралиец съел запретную для него змею. Он  почувствовал себя плохо, и знахарь, выяснив причину недуга,  предсказал больному  скорую смерть. Однако он все же смог извлечь змею из умирающего  и  унес ее прочь. Тогда больной

поправился.

И в чём отличие от исповеди, причащения вином – кровью и частью тела Христова?

14:34
6 Август 2012


neft

Гуру

сообщений 9045

60

    Вера в то, что смерть есть следствие колдовства или ошибки культурного героя, выбравшего смертную долю для людей вместо предлагавшегося бессмертия, свойственна многим народам. Этнографы, разделявшие теорию об эволюционном характере развития религиозных верований от примитивных  к более развитым, были убеждены в следующем: представление о сверхъестественном  происхождении смерти связано с тем, что  в древнейшие времена первобытное человечество не наблюдало естественной кончины людей — заболевших и умирающих, которые не в состоянии  были передвигаться сами, бросали на временной стоянке. Доступной человеческому опыту была смерть на охоте или в бою.

       Данные археологии свидетельствуют, что это не так: уже в каменном веке первобытные люди заботились о больных и увечных, проявляли заботу о  мертвом теле. Таким образом, они имели возможность наблюдать естественную смерть.

    У народов Крайнего Севера, живущих в экстремальных условиях, в том числе у чукчей, был известен обычай добровольной смерти стариков, которые становились обузой для семьи. (В этой связи можно вспомнить разговор двух стариков о добровольной смерти как желанном исходе в повести

Нсунари Кавабаты «Стон горы») Старика должны заколоть (или задушить — на выбор) его ближайшие родственники, а если таковые откажутся — специально нанятый человек. Готовый к смерти сам подставлял обнаженный бок под удар копья. Заранее устраивался поминальный пир, на котором умирающий должен был наесться в последний раз. Старик обещает помогать сородичам с того света, и те просят его при погребении о помощи. Для этого на его могиле закалывали оленей, которые привезли тело, и трижды прогоняли вокруг могилы табуны.

Тайная вечеря и убийство Христа копьём в бок.

 

 Согласно «Саге об Инглингах», сам верховный бог Один, изображенный там как могучий маг, умирая, велел символически ранить себя копьем, чтобы стать достойным Вальхаллы.

    О самом диком, на современный взгляд, обычае рассказал еще Геродот в V веке до н. э., описывая быт кочевых племен Индии, которые питались сырым мясом (это объясняется отсутствием навыка готовить — варить или жарить мясо для еды во всех традициях считалось крайней степенью дикости.

Когда кто-нибудь, мужчина или женщина, занедужит, то, если это мужчина, его убивают ближайшие друзья — мужчины. По их словам, недуг,снедающий больного, загубит для них его мясо. А тот уверяет, что вовсе не страдает от недуга. Они же, не внимая его словам, умерщвляют его и затем поедают труп. Если же недуг поражает женщину, то ее умерщвляют ближайшие родственницы. Что же касается старцев, то их торжественно закалывают и приносят в жертву божеству и также съедают. До преклонного возраста доживает у них немного людей, так как всякого убивают уже раньше, если он страдает каким-нибудь недугом»

    Обычаи нскрофагии — поедания трупов действительно известны у отсталых народов: они сами принимают в себя тело сородича,  чтобы он не попал на съедение к злым духам. Широко распространенное стремление удержать рядом умершего, не дать смерти нарушить целостность коллектива достигает здесь своего апогея: происходит полное «растворение» умершего в коллективном теле рода.

       Андаманцы, сохранявшие  быт каменного века, имели обычай носить с собой останки умерших. Папуасы кивай носили череп предка привязанным к шее: он наделял способностями провидения, ведь тому,  кто пребывает в загробном мире, известны тайны будущего.  «Пепел Клааса стучит в мое сердце»,  — говорил герой фламандских легенд  Хеншлигель, носивший с собой останки отца, сожженного инквизицией. Вспомним также в этой связи пронизанный мифологическими ассоциациями роман колумбийского писателя Г Г Маркеса «Сто лет одиночества». Одна из героинь, Ребека, явилась в селение Макондо, неся сумку с костями умерших родителей. Сумку оставили в доме, и, когда на нее натыкались, кости постукивали: «клуп-клуп».

       Приготовление к смерти как к неизбежному переходу в иной мир свойственно многим народам. Например, у русских старики заготавливали заранее гроб и смертную одежду. Устраивать поминальный пир при  жизни родителей считалось особой почестью для стариков в Японии.

Итак, сожрать при жизни чуть занемогшего – это нормально. Так что – Библия – плагиат?

Ответ в тему: Журнал Новый мир. Досуг.

ПРИМЕЧАНИЕ: Новые сообщения модерируются перед появлением

Имя гостя (обязательно):

E-MAIL (обязательно):

Guest URL (required)

Защита от спама: напишите результат вычисления!
33 + 49       (обязательно)

Ваш ответ: