Переход в Новую Эру Водолея 2012 - 2019 год :: Эзотерика и Непознанное :: Космос и Вселенная :: Мониторинг Окружающей Среды

Пьеса…

Автор Denis-2 - 10 июля, 2011  |  Просмотров: 435

Вобщем решил попробовать написать облегченный вариант “ЕотД”, который можно было бы реально воплотить на сцене.

АНГЕЛ - ХРАНИТЕЛЬ

ДейстВующие лица.

Г а р о л ь д, - обаятельный юноша (28 лет).

К а т р и н, -  (58 лет).

В и к а, внучка Катрин (студентка).

И р о д, - царь.

И р о д и а д а, - жена Ирода.

А х а з, - советник Ирода.

С л у г и,- (2 чел.).

Действие первое.

Сцена первая.

Самое обычное жилье рядового человека. Входят Катрин и Гарольд. Вокруг головы Гарольда изящно повязана голубая лента, придерживающая красивые волосы.

В глубине сцены, за полупрозрачным занавесом просматриваются очертания дворцового зала.

Г а р о л ь д. Это твоя квартира?

К а т р и н. Ты что, с ума сошел? Как я могла привести тебя к себе? Что сказали бы соседи?

Г а р о л ь д. Тебе что так важно их мнение?

К а т р и н. А тебе что безразличн, что о тебе думают другие?

Г а р о л ь д. Мне да. Какое мне до этого дело?

К а т р и н. Не прикидывайся: жить в обществе и быть свободным от него, к сожалению, невозможно.

Г а р о л ь д. А я и не живу в обществе.

К а т р и н. А где же ты тогда живешь?

Г а р о л ь д. Я не совсем верно выразился: живу я в нем, конечно, только ему не принадлежу.

К а т р и н. Понимаю… На это способны, наверное, тоько очень сильные личности. Я себя, к сожалению, к таковым не причисляю. Я, как ты сам теперь видишь, - слабая женщина.

Г а р о л ь д. Вот так сразу?

К а т р и н. Конечно. Если бы я была сильной, разве бы я клюнула на твои ухаживания?

Г а р о л ь д. Я за тобой вовсе не ухаживал.

К а т р и н. Ну на твои чары, какая разница?

Г а р о л ь д. Скажешь тоже.

К а т р и н. Ладно, не скромничай, прекрасно знаешь, что ты красавчик.

Г а р о л ь д. Но ты ведь тоже не урод.

К а т р и н. Брось издеваться.

Г а р о л ь д. Я и не издеваюсь. Я на самом деле считаю, что ты очень привлекательная женщина, только немного грустная.

К а т р и н. Поэтому ты и увязался за мной?

Г а р о л ь д. Ты так вульгарно выражаешься,… ну ладно, пусть будет - увязался.

К а т р и н. Просто я стараюсь быть современной, хотя это и бесполезно: я все равно не знаю вашего молодежного сленга.

Г а р о л ь д. Не переживай: я тоже им не пользуюсь. Я же сказал, что пошл за тобой, потому что ты была очень грустная, и мне захотелось увидеть, какая у тебя улыбка.

К а т р и н. Тебе что мало улыбаются хорошенькие девочки? Никогда не поверю.

Г а р о л ь д. Это не совсем одно и то же.

К а т р и н. А что же тебе тогда надо?

Г а р о л ь д. Знаешь, гораздо приятней зажигать улыбку в чьих-то грустных глазах.

К а т р и н. Ну прямо ангел свалился на мою голову. За что мне сегодня такая милость? А я было подумала, что ты какой-нибудь маньяк или грабитель.

Г а р о л ь д. Поэтому ты и решила укрыться от меня в церкви?

К а т р и н. А что? Пожалуй, это было вполне безопасное место. Ну, не в магазин же мне было забегать на самом деле?

Г а р о л ь д. А я уже решил, что ты очень набожная.

К а т р и н. Да нет. Я, конечно, знакома с Писаниями и в церковь иногда хожу, но святой меня явно назвать нельзя.

Г а р о л ь д. А крестик все же носишь. (Трогает крестик на груди Катрин.) Золотой?

К а т р и н. Золотой, золотой.

Г а р о л ь д. Ты видно богатая?

К а т р и н. Слушай, если я уж решилась, то, наверное, у меня хватит денег с тобой рассчитаться!

Г а р о л ь д. Я что-то не очень понимаю.

К а т и н. Не прикидывайтесь, юноша. Я же уже сказала, что решилась. И не вводите меня в краску: я в таких делах дама не опытная. Такое со мной в первый раз и, надеюсь, что в последний. Просто у меня сегодня, на самом деле, очень паршиво на душе.

Г а р о л ь д. А!.. Я, кажется, догадался: ты принимаешь меня за жигало!

К а т р и н. А кто же ты? Что ты тут делаешь со старой теткой?.. Ты, наверное – студент. Я читала в интернете: теперь некоторые студенты так подрабатывают. Не думай, я не какая-нибудь ханжа: если это кому-то надо, значит, наверное, имеет право на существование… хотя это все-таки безнравственно.

Г а р о л ь д. Ты ошибаешься: я совсем не за этим здесь.

К а т р и н. Тогда зачем?

Г а р о л ь д. Я же сказал: мне просто захотелось увидеть, как ты улыбаешься.

К а т р и н. И все?

Г а р о л ь д. И попробовать зафиксироват эту улыбку на твоем лице на всю жизнь.

К а т р и н. И что, по-твоему это возможно?

Г а р о л ь д. Я знаю, что да.

К а т р и н. Да, ты - большой оригинал! Правда с твоего лица улыбка, на самом деле, почему-то не сходит.

Г а р о л ь д. Ну вот видишь?

К а т р и н. Вижу. Только говорят, что смех без причины, признак, ну сам знаешь кого.

Г а р о л ь д. Смех без причины – самый лучший смех на земле. Так смеются дети.

К а т р и н. Ты считаешь, что нормальному человеку для радости не нужна причина?

Г а р о л ь д. Нормальному не нужна.

К а т р и н. Тогда получается, что все не нормальные.

Г а р о л ь д. Почти все.

К а т р и н. Ну, ты даешь! Значит, по-твоему, тот, кто весел без причины – нормальный, а кому для этого нужен повод – нет?

Г а р о л ь д. А что в этом удивительного? Ну, посуди сама: сначала ты ждешь гостей и радуешься, что они пришли, а через пару часов на седьмом небе от счастья, что они, наконец, уходят. Разве это нормально? Неужели нельзя было радоваться без этого? Ну, подумай: ведь не они же, на самом деле, принесли тебе эту радость? Получается, что она жила внутри тебя и, наверное, просто спала, а они только помогли ее разбудить.

К а т р и н. Помогли разбудить?.. Сначала своим приходом, а потом своим уходом?..

Г а р о л ь д. Именно так.

К а т р и н. Интересно… Ты считаешь, что в каждом живет его радость и, если она вдруг уснула, то каждый способен ее разбудить, если пожелает? И никто для этого человеку не нужен?!

Г а р о л ь д. И ни кто, и ни что.

К а т р и н. Любопытно… А она не может тебя совсем покинуть? Что делать если тебе и будить-то нечего, если радость из тебя просто ушла? Мне, например, кажется, что она во мне уже больше не живет.

Г а р о л ь д. Так не бывает. Просто она очень глубоко спряталась внутри и ты не умеешь ее оттуда извлечь.

К а т р и н. Странный ты такой и речи твои такие странные.

Г а р о л ь д. А ваши речи не странные?

К а т р и н. Чьи это ваши?

Г а р о л ь д. Да тех, кто живет на земле.

К а т р и н. А ты на ней не живеш?

Г а р о л ь д. Живу, но я же говорил, что не принадлежу вашему обществу.

К а т р и н (с сарказмом). У тебя что, какая-то своя партия?

Г а р о л ь д. Можно и так сказать.

К а т р и н. И сколько же в ней членов?

Г а р о л ь д. Я один.

К а т р и н. Бедненький, тебя можно только пожалеть.

Г а р о л ь д. Жалеть надо тех, кто потерял свое лицо в толпе. А мне нравится быть одному: по-моему, это просто прекрасно.

К а т р и н. А у тебя все в порядке с головой? Что-то у меня такое подозрение, что ты явно не в себе… Вроде ухоженный и чистенький… Слушай, а ты случайно наркотиков не употребляешь?

Г а р о л ь д. Нет, не употребляю.

К а т р и н. Ты только не обижайся: я слышала, что теперь даже богатенькие и преуспевающие пользуются какой-то дорогой дурью. Я сама в этом ничего не понимаю. Скажи честно: может ты колешься или нюхаешь что-нибудь?

Г а р о л ь д. Я же сказал, что нет. Мне и без этого хорошо.

К а т р и н. Ну ладно, прости: просто ты такой необычный.

Г а р о л ь д. Тебя удивляет, что мне нравится быть одному?

К а т р и н. Конечно. По-моему куда лучше держаться не отдельной хрупкой соломинкой, а крепким пучком. Ведь именно так всегда считалось.

Г а р о л ь д. Ага, веником, который направляет рука хозяина.

К а т р и н. Что ты имеешь ввиду?

Г а р о л ь д. У толпы всегда должен быть предводитель: иначе она просто не знает в какую сторону ей двигаться и от этого снова может рассыпаться, а это кому-то не выгодно.

К а т р и н. Кому не выгодно?

Г а р о л ь д. Ну тому, кто эту толпу собрал и хочет ею управлять.

К а т р и н. Ты хочешь сказать, что у людей должен быть вождь, руководитель. Но ведь это естественно и, мне кажется, просто необходимо.

Г а р о л ь д. Что необходимо? Чтобы слепой завел слепого в яму?

К а т р и н. А что, по-твоему, в истории никогда не существовало достойных лидеров?

Г а р о л ь д. По крайней мере почти все они впоследствии были смешаны с грязью, а созданные ими системы и империи все равно рухнули, потому что были построены на песке. Или ты можешь привести гругие примеры?

К а т р и н. Могу! Ну, хотя бы тот же Иисус.

Г а р о л ь д. Пример явно неудачный. Он был не лидером толпы, а скорее ее разрушителем. Именно поэтому Его имя было смешано с грязью даже еще при жизни.

К а т р и н. Но зато потом тщательно отмыто!

Г а р о л ь д. Так тщательно, что Его теперь просто невозможно стало узнать.

К а т р и н. Невозможно узнать?… Ты на самом деле так считаешь?

Г а р о л ь д. Уверен! Иначе просто невозможно объяснить, почему две тысячи лет назад толпа хором кричала «Распни!», а сегодня все дружно кричат «Слава!»? Что это Он такой неудобный и мешающий всем при жизни, стал вдруг таким любимым и желанным после смерти? Или ты полагаешь, что люди стали сознательнее и лучше?

К а т р и н (со вздохом). Да нет, я так не думаю.

Г а р о л ь д. А отчего тогда? Что теперь Его все любят, словно стодолларовую купюру?

К а т р и н. Пожалуй это на самом деле странно…

Г а р о л ь д. А ты никогда не задумывалась о том, что может быть на самом деле все было не совсем так, как это принято считать? Что и сам Иисус был другим, ну не совсем таким, как его рисуют.

К а т р и н. Теперь об этом трудно судить, и каким Он был на самом деле, кто знает? Ведь это было так давно.

Г а р о л ь д. Ошибаешься, все это происходило и происходит сейчас. И для каждого родившегося на земле так будет всегда.

К а т р и н (с сарказмом). Вот прямо сейчас и происходит?

Г а р о л ь д. Да, прямо сейчас и здесь! И ты сама, если захочешь, можешь восстановить все события.

К а т р и н. Каким же это образом? Ведь можно сказать, что до нас дошли всего лишь жалкие обрывки той далекой истории.

Г а р о л ь д. Это не беда: утерянные страницы Евангелия каждый может восстановить из собственного сердца, если, конечно, оно имеется.

К а т р и н. Ну скажешь тоже! Лично я вряд ли на такое способна.

Г а р о л ь д. Не стоит себя так недооценивать. Почему Булгакову, например, можно, а тебе нет? Женское сердце более чувствительно.

К а т р и н. Ну здесь я с тобой, пожалуй, соглашусь.

Г а р о л ь д. Так зачем же тогда дело стало?

К а т р и н. Вообще-то я люблю Булгакова. Ты имеешь в виду «Мастера и Маргариту»?

Г а р о л ь д. Да, потому что именно там сказано, что все повествования об Иисусе, мягко говоря, не соответствуют действительности. Ну вспомни, как Он сам говорит об одном из наиболее грамотных своих учеников.

К а т р и н. Ты имеешь ввиду Матфея?

Г а р о л ь д. Да, именно его. Помнишь? - «Ходит, ходит один с козлиным пергаментом и непрерывно пишет. Но я однажды заглянул в этот пергамент и ужаснулся. Решительно ничего из того, что там написано, я не говорил. Я его умолял: сожги ты бога ради свой пергамент! Но он вырвал его у меня из рук и убежал».

К а т р и н (задумчиво). Решительно ничего не говорил… Ну это, я думаю, все-таки авторское преувеличение. В художественной литературе это вполне допустимо.

Г а р о л ь д. Я тоже так считаю. Но дыма бз огня не бывает, и отделить зерна от плевел было бы все же не плохо.

К а т р и н. Ты знаешь, если честно, я однажды пыталась этим заняться.

Г а р о л ь д. Ну и как?

К а т р и н. Да ничего хорошего: потом такой кавардак в голове случился, аж самой страшно стало.

Г а р о л ь д. И что же тебя так напугало?

К а т р и н. Ладно, наверное, не стоит сейчас об этом.

Г а р о л ь д. Стоит, стоит: говори, раз уж начала.

К а т р и н. Ну хорошо: я вдруг однажды подумала, а что если никакого непорочно зачатья на самом деле не было?

Г а р о л ь д. Так, так… А ну продолжи эту мысль.

К а т р и н. Нет, в самом деле: я просто не могу себе такого представить. Ведь я кое-что в этом смыслю: и некоторым образом это даже было частью моей профессии.

Г а р о л ь д. Тогда тем более интересно.

К а т р и н. Ну ведь даже если предположить, что женщине удалось каким-то образом родить ребенка без участия мужчины, то это должна была бы быть только девочка и уж никак не мальчик.

Г а р о л ь д (хлопая в лаоши). Ну что ж, браво-браво современной науке!

К а т р и н. Не смейся, сам-то ты как об этом думаешь?

Г а р о л ь д. Я думаю, что если бы даже непорочное зачатие на самом деле и существовало, то для пользы дела этот факт следовало бы скрыть, и считать, что Иисус родился самым обычным способом.

К а т р и н. Почему?

Г а р о л ь д. Насколько я понимаю, все верующие стремятся уподобиться Христу.

К а т р и н. Ну что-то вроде того.

Г а р о л ь д. Тогда представь: если бы люди считали, что Он достиг всего сам, а не получил от рождения или в подарок, то какой бы мощный стимул для работы над собой имели. А так что? Все видят себя маленькими людишками, которым никогда не достичь высоты аватара: и считают, что как бы они ни старались, все равно будут лишь жалкой Его пародией.

К а т р и н. А ты что же считаешь, что любой человек может стать Христом.

Г а р о л ь д. А разве не сам Он сказал: «Усовершенствовавшись, станет всякий, как Учитель его»? Христос - ведь это не имя, а должность – главная должность, до которой обязан дослужиться на земле человек!

К а т р и н (с недоумением). Христос – это должность… до которой обязан дослужиться человек?

Г а р о л ь д. Иначе он просто зря прожил свою жизнь.

К а т р и н. Да, в оригинальности тебе не откажешь. (Задумчиво глядя в сторону занавеса.) Но, возможно ты и прав.

Полупрозрачный занавес открывается. Теперь хорошо виден дворцовый зал.

На сцене появляется царь Ирод.

Ирод (вслух повторяет слова Иисуса). Если бы Я не пришёл и не говорил им, то они не имели бы греха, а теперь не имеют извинения во грехе своём .(Пауза. Вздох, похожий на стон.) Зачем я говорил с ним? Ужели чтобы голос его теперь в ушах звучал и ударял в виски моею собственною кровью? (Повторяет тяжело.) Во грехе своём…

Прикладывает руку ко лбу, говорит со стоном.

Темно в глазах. (Кричит.) Подать огня!

Подходит к зеркалу, делает гримасу, помогая рукой

Теперь же не имеют извинения…

Падает в кресло, закрывает глаза, прикладывает руку ко лбу, как при головной боли… Открывает глаза, видит стоящих в дверях слуг со свечами.

Зачем вы здесь?

Слуга. Огня просил ты, царь.

Ирод. Да не огня! (Кричит.) Вина вели подать! Горит внутри. Поди, распорядись.

Входит Иродиада.

Иродиада. Откуда шум такой кругом и беготня? Зачем ты всю прислугу всполошил? Случилось что?

Ирод (зло). Всех всполошил, тебя не звал! Оставь! К себе иди. Оставьте все меня!

Слуга вносит вино.

Слуга. Куда вино поставить, господин?

Ирод (кричит). Вон ступай!

Испуганный слуга уходит. Входит Ахаз.

Ахаз. Везде волнение такое во дворце. Что так разгневало тебя, великий царь?

Ирод. Тебе бы легче было, если б пел я иль смеялся как дурак во время похорон? Коль с делом ты пришёл, то дело говори. Порадуешь или добавишь яду и в без того отравленную чашу?

Ахаз. Ты царь, тебе судить.

Ирод. Ну, говори же!

Ахаз. Должно знать тебе, что тело распятого Иисуса похищено из гроба и, полагаю, тайно захоронено, но где, никто не знает.

Ирод. И что с того? Давай же не тяни!

Ахаз. И многие, узнав, что тела нет во гробе, кричат теперь, что он воскрес из мёртвых и что сбылось пророчество Священного Писания, что истинно он Царь был иудейский, злодейски убиенный, что он воистину сын Бога и послан был самим Всевышним как Спаситель. И есть такие, кто ещё вчера кричал «Распни», теперь же до небес его поднять готовы и на колени пасть пред ним. И с каждым часом всё сильней волнение в народе, и кажется, что все уверовать готовы, что он и в самом деле был Мессией… И мать его вдруг стала говорить о будто бы зачатье непорочном от небес.

Ирод (раздражённо). Сама додумалась, иль надоумил кто её? Чья здесь рука, что хочет нож вонзить мне в спину?.. Да, новость хороша. А вы на это всё смотрели безучастно?

Ахаз. Ведь я советовал тебе свою охрану возле гроба учинить.

Ирод. Охрану возле гроба самозванца?! Не много ль чести было б для него?!

Ахаз. Теперь без чести он нас всех оставил. И языки врагов твоих болтают, что видели его вознёсшимся на небо и слышали как будто, как оттуда он речи говорил, весь золотым сияньем окружённый.

Ирод (кричит). Так вырвите те языки и мне их принесите! Ужели ваши головы пусты настолько, что сами никакого принять решенья неспособны?

Найдите тело! И этим вы положите конец всем россказням и бреду, что толпа насочиняла. Всё обыщите, переройте всё и на земле и под водой, награду посулите, кто отыщет!

Чего стоите словно истуканы, когда уж гром над головой гремит, иль ждёте молнии смертельного удара?!

Иродиада. Давай… Они умом слабы, а ты? Одну уж глупость сотворил, добавь же к ней ещё десяток новых. А если не отыщешь тела, то в чей костёр ты масла подольёшь?

Глаза твои ужель настолько слепы стали, не видят, что зашло всё слишком далеко, и вряд ли можно путь найти обратный. Как будто сам не видел и не знаешь, как страшна толпа, соединённая одной идеей. Как вихрь она смести способна всё, и трон твой устоит едва ли, а устоит – шататься будет, словно зуб гнилой.

Ирод. Какой же твой совет?

Иродиада (ехидно). Ты мне советовал, тебе советов не давать. К себе пойду, как ты велел.

Ирод (хватает уходящую Иродиаду за руку). Да ты сама не знаешь, что здесь делать. На что способна обезумевшая чернь, и без тебя известно.

Иродиада. Глупец!

Ирод (резко обрывая Иродиаду). Не смей так говорить при посторонних. Не забывай, кто я!

Иродиада (кивком головы указывает на Ахаза). А ты распни его, если боишься. (Смеётся зло.) Ты всех убей, кого страшишься, иль в чьём присутствии свою ничтожность ощущаешь.

Ирод. Змея!

Иродиада. Змея мудра, а если уж укусит, попробуй лекаря сыскать, чтобы помочь сумел.

Ирод. Ну, говори, коль знаешь, не тяни.

Иродиада. Совет один: когда обратной нет дороги, идти вперёд. Здесь много мудрости не надо. И если видишь ты брожение в народе, то без контроля не оставь стихию. Всему ты свой порядок учини, организуй и во главе движенья встань. Тогда толпою сможешь управлять и пользу извлечёшь ты из того, что поначалу бедствием казалось.

Ирод. Возглавить мне?! (Саркастический смех.) Тому, кто предал на распятье?

Иродиада. Зачем тебе. Своих людей пошли и главного назначь. Вон хоть его. (Указывает на Ахаза.) Он рад тебе служить.

И если хочешь ты повелевать народом, то с ним его же языком ты должен говорить и делать вид, как будто ты со всем согласен, о чём шумит он и чего желает.

Тот, кто один, глаза имеет – толпа слепа и ждёт поводыря.

Своих ты два-три слова, что выгодны тебе, к речам её добавишь – они и не заметят перемены. И сам почувствуешь, как камень, что угрожал тебе, вдруг глиной мягкой станет в руках твоих, и будешь ты ваять из глины той, что пожелаешь!

Порой, чтоб уцелеть, и волку надевать овечью шкуру надо.

Пауза.

Ирод (в задумчивости повторяет со злобой). Овечью шкуру… Да, сегодня это лучшая одежда для меня.

Пауза.

Ахаз (с сомненьем). Пойти распорядиться, чтобы искали тело, как ты велел?

Ирод зло, с выпученными глазами и страшной гримасой смотрит в сторону Ахаза, кисти рук сжаты в кулаки, всё тело напряжено.

Ирод (кричит истерично, растягивая слова).

Не-ет! Болва-ан!

Угрожающе гремят сильные раскаты грома. Ирод поднимает руку, как бы пытаясь защитить себя. Все в страхе, вздрагивая при каждом новом раскате, покидают сцену.

На опустевшей сцене продолжает греметь гром.

Полупрозрачный занавес закрывается

Г а р о л ь д. Ну ты даешь! Если честно, даже не ожидал от тебя. Да ты просто талант! Чего тогда прибеднялась.

К а т р и н (немного испуганно и удивленно глядя на закрывающийся занавес). Это все я?!

Г а р о л ь д. Ну а кто же?! Я вообще-то ни слова не промолвил. Гром у тебя особенно здорово получился: мне очень понравилось!

К а т р и н. Это ты на меня так повлиял, я бы сама ни за что не решилась… А меня не привлекут за ересь?

Г а р о л ь д. Я, нет. А другим тебе совершенно не обязательно рассказывать. Достаточно одного Булгакова, он уже дал людям необходимый толчок, потому так и популярен сегодня. Вообще-то я считаю, что тебя можно поздравить с первым смелым шагом.

К а т р и н. Ой! Я прямо сама не знаю, как это у меня получилось?

Г а р о л ь д. Ладно, трусиха! Для начала вполне достаточно. Расслабься. Давай мы лучше вернемся к нашим проблемам.е (Оглядываясь вокруг.) Чей это все-таки дом?

К а т р и н. Одной моей подруги. Она уехала за границу и оставила мне ключи, чтобы я поливала ее цветы. (Указывает на стоящее на бюро фото.) А вот, кстати, она: можешь полюбоваться, если интересно.

Г а р о л ь д. Очень симпатичная дама.

К а т р и н. Симпатичная?! У тебя очень своеобразное понятия о красоте. Ее всегда заглаза называли «летающей уродиной».

Г а р о л ь д. Почему?

К а т р и н. Однажды, когда она поливала свои цветы, она умудрилась свалиться с пятого этажа.

Г а р о л ь д. И что?

К а т р и н. К счастью, все обошлось: только пара синяков. Правда и красивее от этого она не стала.

Г а р о л ь д. Она и так красивая. Только у людей на земле не правильные представления о красоте и уродстве.

К а т р и н. Твои представления, как я поняла, с их не совпадают.

Г а р о л ь д. Нет, не совпадают.

К а т р и н. И я красива по-твоему?

Г а р о л ь д. Я же сказал, что да, и даже очень.

К а т р и н. Не смеши, так ты можешь вызвать у меня только саркастическую улыбку. И я не хочу, чтобы она, как ты того добиваешься, зафиксировалась у меня на всю жизнь.

Г а р от л ь д. Но если я действительно так считаю.

К а т р и н. Что, это лицо с морщинами и эти обвислые сиськи, все это красиво по-твоему?

Г а р о л ь д. Да.

К а т р и н. Ну, если ты говоришь, что не колешься и не нюхаешь, то ты, наверное, в детстве часто падал, и все больше головой.

Г а р о л ь д (весело смеясь). Слушай, это же я пришел тебя веселить, а не ты меня.

К а т р и н. Ну что в старости может быть красивого?! Я уже лишний раз даже в зеркало стараюсь на себя не смотреть.

Г а р о л ь д. Какая глупость!.. Ну, разве старый дуб не великолепен? А старая, поломанная бурей яблоня, которая, не смотря ни на что, продолжает приносить свои плоды на радость себе и вкушающим их, не прекрасна?!

К а т р и н. Что ты сравниваешь бездушное дерево и человека?

Г а р о л ь д. Неправда. У дерева тоже есть душа. И я не понимаю, какая разница, что это: дерево, человек или собака?

К а т р и н. Скажешь тоже – собака… Когда я вижу старую суку, которая почти волочит по земле свое обвисшее вымя, то мне становится просто не по себе. Я сразу начинаю думать о смерти и о бессмысленности всей нашей жизни… Ну скажи, разве есть в ней, на самом деле, какой-то смысл?

Г а р о л ь д. Смысл жизни не видят и не находят только глупцы.

К а т р и н. Значит весь мир состоит в основном из глупцов.

Г а р о л ь д. А вот эту мысль стоит зафиксировать. Поздравляю. Начинаешь делать успехи, так что ты еще вовсе не безнадежна.

К а т р и н. Спасибо… А ты знаешь, в чем смысл жизни?

Г а р о л ь д. Знаю, конечно.

К а т р и н. Ну так поделись.

Г а р о л ь д. Смысл жизни – в самой жизни.

К а т р и н. Так просто?!

Г а р о л ь д. Да, а зачем усложнять? Жизнь вечна, а мы временные. Вот и живи, раз наступил твой черед.

К а т р и н. Твой черед платить дань Создателю?

Г а р о л ь д. Ты представляешь человеческую жизнь, словно жизнь невольника.

К а т р и н. А что, разве это не так? Я слышала, что некоторые народы, когда человек рождается – плачут, а когда умирает – радуются, что он отмучился.

Г а р о л ь д. Просто надо научиться смотреть на мир другими глазами.

К а т р и н (с издевкой). Ну а какими же глазами ты смотришь на старую суку, волочащую свое брюхо по земле. Или она по твоим понятиям тоже красивая?

Г а р о л ь д. Очень! Только представь, сколько щенков выносило это брюхо, и выкормили эти соски! Разве можно смотреть на это без симпатии и уважения?

К а т р и н (перехватив взгляд Гарольда). Можешь не смотреть на мою грудь: я выносила только одного щенка, правда он высосал из меня сил за десятерых.

Г а р о л ь д. У тебя только один ребенок?

К а т р и н. Да, одна единственная дочь, да и то я ее на днях чуть не лишилась.

Г а р о л ь д. А что случилось? Где она сейчас?

К а т р и н. В больнице.

Г а р о л ь д. В больнице? Она что не здорова?

К а т р и н. Она пыталась покончить с собой.

Г а р о л ь д. Теперь понимаю почему у тебя было такое выражение на лице… А что же с ней случилось? Отчего жизнь стала ей так не мила?

К а т р и н. Да все от того же: от недостатка любви.

Г а р о л ь д. Она что очень одинока, как у вас обычно говорят?

К а т р и н. Был муж, да объелся груш. Есть дочь-студентка, но у них в последнее время совершенно испортились отношения.

Г а р о л ь д. И что: никто не сумел ей помочь?

К а т р и н. Получается никто.

Г а р о л ь д. И ты?

К а т р и н (с раздражением). Слушай, умник. Я что, по-твоему, должна была искать ей мужиков? Она и сама их прекрасно находила, да только счастья это не принесло.

Г а р о л ь д. Чего же она хотела от своих избранников?

К а т р и н. Да того же, что и все: любви!.. любви и простого человеческого тепла.

Г а р о л ь д. Да. С любовью в мире теперь большие проблемы.

К а т р и н. А не скажешь почему, профессор? Что-то похоже, что ее на земле с каждым годом все меньше и меньше.

Г а р о л ь д. Потому что все хотят ее брать и мало кто хочет давать. Все только и делают, что ищут любовь, потому ее и не находят. Она словно рыба в маленьком пруду. Ее уже давно всю выловили и съели, но люди все продолжают и продолжают забрасывать свои сети.

К а т р и н. Очень поэтично, конечно, но не плохо бы пояснить: что-то до меня не очень доходит.

Г а р о л ь д. Люди просто разучились любить. Они совершенно забыли, что для того, чтобы любовь получить, ее кто-то должен для этого дать. Потому все ваши влюбленные чаще всего похожи на нищих попрошаек, которые клянчат любовь друг у друга, а жалкие крохи своей собственной держат за семью замками.

К а т р и н. Зато ты, как я посмотрю, у нас любвиобильный. Все у тебя красивые, все у тебя хорошо. Ты что любишь все и всех?

Г а р о л ь д. Я – да.

К а т р и н. Врешь, в святого играешь.

Г а р о л ь д. Зачем мне рать? Разве я жду какой-нибудь награды от тебя?

По выражению лица Катрин видно, что ее посетила какая-то оригинальная мысль.

К а т р и н. Знаешь, если ты такой хороший и такой любящий, то сделай доброе дело.

Г а р о л ь д. Чего ты хочешь?

К а т р и н. Помоги моей дочери… Ведь ты же хочешь, чтобы я улыбалась?.. Я обещаю тебе, что одарю тебя самой искренней и лучезарной улыбкой, если ты сделаешь чудо: выведешь ее из этой проклятой депрессии! Я уже убедилась, что врачи на это не способны.

Г а р о л ь д. Хорошо, я сделаю это для тебя.

К а т р и н. Ты не шутишь?!

Г а р о л ь д. Нет, не шучу.

К а т р и н. А ты что, на самом деле все можешь?

Г а р о л ь д. Почти все.

К а т р и н. Ну а это будет для тебя не сложно?

Г а р о л ь д. Нет, это совсем простое задание. Я даже самостоятельно возьму на себя дополнительную нагрузку.

К а т р и н. Какую?

Г а р о л ь д (загадочно). Секрет. Потом узнаешь.

К а т р и н. Смотри, только не наломай дров.

Г а р о л ь д. Не беспокойся: хуже точно не будет

К а т р и н. Ну здесь ты, наверное прав. Куда уж хуже?

Г а р о л ь д. А в какой больнице твоя дочь?

Катрин достает из сумочки какую-то бумажку, протягивает Гарольду.

К а т р и н. На, здесь все написано… Вот возьми еще на всякий случай, здесь мой телефон и адрес.

Гарольд забирает листок.

Г а р о л ь д. Ну тогда я пошел?

К а т р и н (не решительно). Подожди,… ты разве не поможешь мне полить цветы? У нее целая оранжерея на балконе, а лейка такая тяжелая.

Г а р о л ь д. Прости. Конечно. Я просто не подумал.

К а т р и н (с саркастичной улыбкой). Ой, какая же я все-таки дура! Надо же, решила переспать с молодым красавцем! Совсем сошла с ума на старости лет!

Г а р о л ь д. Если тебе это очень нужно, то я могу. Мне не трудно, честное слово.

К а т р и н. Слушай, альтруист! Бери лейку. Я вижу, что тебе просто энергию девать не куда.

Г а р о л ь д. Давай.

К а т р и н (подавая лейку). Держи.

Гарольд берет лейку, но Катрин не выпускает ее из своих рук.

К а т р и н (глядя Гарольду в глаза). А скажи: я, правда, еще ничего?

Г а р о л ь д. Да ты вообще классная! Даже не сомневайся!

К а т р и н. На самом деле?

Г а рн о л ь д. Конечно!

К а т р и н (немного смущенно). А ты поцеловать меня можешь?.. Только ты ничего не подумай.

Г а р о л ь д. Да я ничего и не думаю. Конечно, могу. Даже хочу! Я и сам думал попросить разрешения, но только стеснялся.

К а т р и н. Врешь?

Г а р о л ь д. Ну ни сколько.

К а т р и н. Только это будет дружеский поцелуй.

Г а р о л ь д. Конечно дружеский.

Целуются.

Занавес.

Сцена вторая.

Обычная квартира. Вика перебирает старые письма и фотографии. Слышен звонок в дверь. Вика подходит, открывает. На пороге стоит Гарольд с красивым букетом цветов.

В и к а. Ты кто?

Г а р о л ь д. Гарольд.

В и к а. И все? Так просто?

Г а р о л ь д. А что ты хотела бы еще услышать?

В и к а. Ну, мне кажется, что это по-всякому маловато.

Г а р о л ь д. Тогда добавь информации сама.

В и к а. Каким же образом?

Г а р о л ь д. Глаза ведь у тебя есть и они, к тому же, вон какие красивые.

В и к а. Это что, теперь так модно приставать к незнакомым девушкам……………………….

………………………………………………………………………………………………………………………………………………………


20 комментариев к записи “Пьеса…”

Страницы: « 1 [2]

  1. Denis-2, а мне понравилось. Прочла с удовольствием. Интересно у вас получилось. Можно закончить, а можно продолжить. Редкий дар. :flower:

    Цитировать
  2. А мне тоже понравилось. Спасибо. И определенно хочется продолжения, воображение рисует разные картины в продолжении, а для меня это хороший знак, значит в произведении будет ответ на мой какой то вопрос, так что стимул у вас,Denis-2,пусть по крайней мере удвоится :flower:

    Цитировать
  3. Antiskeptik: Вы пишете: «Каждый день новые блоги, причем этот единственный - не о словах апокрифических Христа, однотипных».
    …………………………………………………………….
    …………………………………………………………….
    Вы ошибаетесь, в своей пьесе я остался верен себе: разве Вы не обратили внимание, что в ней я продолжаю утверждать, что вместо истинного Христа людям подсунули «ряженого», что Учение Иисуса переврано порой до прямо противоположного. Практически все первое действие воспевает человеческую индивидуальность и с разных сторон интерпретирует «апокрифическую» (как Вы выражаетесь) мысль Христа о том, что сильные должны покинуть стадо:
    .
    «Царствие подобно пастуху, у которого сто овец. Одна из них, наибольшая, заблудилась. Он оставил девяносто девять и стал искать одну, пока не нашел ее. После того, как он потрудился, он сказал овце: Я люблю тебя больше, чем девяносто девять». (Е. от Фомы 111)
    .
    Практически тоже самое и в Библии. Однако, из канонических же текстов выпало (НЕ СЛУЧАЙНО!) слово «НАИБОЛБШАЯ» -ЛУЧШАЯ овца заблудилась, и все перевернулось с ног на голову. Составителю было угодно, чтобы притча звучала призывом не покидать стадо. Оно и понятно, ведь стадом так легко управлять.
    Вот из-за подобных «ляпов» (это слишком мягко сказано) мы и наблюдаем «пробуксовку» одного из Величайших Учений дарованных нам небесами.

    Цитировать
  4. я тоже очень извиняюсь. не читал. я вообще пьес не читаю.
    эта, верю что наверно и мне понравилась бы. но есть ведь(видимо) и более полезный материал, на который я в силах еще, потратить время.
    :pardon: я ещё не в отпуске.

    Цитировать
  5. Вам виднее. Да это еще не пьеса, а только первая сцена. Пишется,кстати, легко: так что, думаю, сегодня добью вторую сцену, а через пару-тройку дней, если жар творчества не спадет, закончу. Надеюсь уже будете в отпуске. :)

    Цитировать

Страницы: « 1 [2]


Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для публикации комментариев. Если Вы не зарегистрированы в сообществе, то это можно сделать тут.

Либо посетите наш форум и оставьте сообщение без регистрации.

Вы можете посмотреть наши интересные категории, если ещё их не посмотрели:
Избранное
Видео о конце света
Календарь майя - никаких тайн
Тайны и мифы
Космос и астрономия

Если забыли, Вы находитесь в статье: Пьеса…