Переход в Новую Эру Водолея 2012 - 2018 год :: Эзотерика и Непознанное :: Космос и Вселенная :: Мониторинг Окружающей Среды

Три истории из прошлой жизни

Автор Platonik - 19 декабря, 2010  |  Просмотров: 635

У каждого из нас есть чаша лучших подношений из прожитых ранее жизней. Обычно эта чаша знаний запечатана до поры, до времени. Но, бывают случаи, когда хроники Акаши приоткрываются и есть возможность более чётко отследить свой путь в потоке времён. Хочу предложить вам воспоминания одной прошлой жизни, адаптированные к нашему времени и восприятию. Хотя, на взгляд скептика это можно читать и как сказку.

Персидский друг

Как люди обретают верных друзей? Расскажу свою историю, которая случилась на рубеже Х-XI веков в далёкой Персии. В те стародавние времена, когда караванщики водили своих верблюдов цепочкою по пустыням. Из города в город, из селения в селение. Останавливаясь в каком-нибудь оазисе, чтобы отдохнуть в тени пальм, на знойном ветерке, пополнить бурдюки с водой и двинуться дальше. Но рассказ не о них.

Был я в то время совсем ещё мальчишка, тринадцати лет. Постигал грамоту с приходящим домашним учителем. И вот, за хорошее прилежание к наукам, особенно математике, отдал меня отец в школу. Особую школу, хоть и учились там такие же пацаны, которых больше тянуло пошалить, чем заниматься. А в классе у нас было человек 12, одни парни, разумеется. Каждый сидел за своей партой. Мы только ещё начинали учиться, под присмотром строгого старика-наставника проходили всякие мудрёные числа и знаки, учились с помощью астролябии вычислять положение звёзд. Ни с кем в классе я ещё не успел познакомиться. Да и не дозволялось нам много болтать. Не дай Аллах, наставник сообщит потом отцу, что ты вёл себя неподобающе!

Но были переменки, где мы отдыхали в тени деревьев внутри квадратного дворика, с колодцем в центре. А колодец был глубокий, с обжигающе холодной водой на самом дне. Можно было нагнуться, крикнуть внутрь и услышать, как по стенкам разносится гулкое эхо. Что мы, бывало, и вытворяли.

И вот подбежал я как-то, перегнулся через глиняную обкладку и весело крикнул, да не рассчитал. Перегнулся так, что кувырком полетел вниз и больно шмякнулся об воду, которой, правда, было там около полуметра.

О, Аллах, как это было больно и досадно! Я закричал изо всех сил и гулкое эхо разнеслось, как в пустой бочке. Но меня тут же услышали. Поднял глаза к небу и увидел гогочущие головы соклассников, что ещё больше добавило досады, даже всхлипнул от обиды. Позвали наставника, он нагнул голову в прохладную глубину колодца, рассмотрел меня и запричитал. Потом сказал ребятне:

- Кто из вас самый смелый? Кто полезет в колодец?

Тут и вызвался мой будущий верный друг. Худой и смуглый, весь такой лёгкий, он мигом спустился по брошенной верёвке вниз и обвязал меня, уже порядком продрогшего. Сначала подняли меня, а следом и его. Горячее южное солнце быстро осушило промокшие одежды, а улыбка друга – мои слёзы.

Потом я спросил, почему он вызвался помочь. Его ответ – “я тоже падал в колодец”, оказался поучительным. С тех пор мы стали неразлучны. Сидели рядом за партами, постигая мудрёные науки, на переменках часто бродили по школьному саду, вместе мечтали. А вечерами, после заката, убегали за город, в пустыню, любоваться чистым звёздным небом. Потом постижение звёзд и влияние их на судьбу человека стало делом всей жизни. Через несколько лет после окончания учёбы мы отправились сначала в один город, к родственникам. Оттуда в другой, а потом и дальше вместе – путешествовать, практиковаться в своих науках и набираться побольше ума-разума.

Испытание с помощью глупца

Прошло почти десять лет. После очередных скитаний мы с другом нашли пристанище при дворе правителя небольшого по нашим меркам города в центральной Персии. Незадолго до нашего приезда там ушёл из жизни уважаемый человек, мир праху его, служивший придворным астрологом. Познания его в этой науке были многочисленны и прежде мы не раз встречались на дорогах судьбы, как теперь бы сказали, консультируя друг друга по сложным вопросам и обмениваясь опытом. И вот, по стечению обстоятельств, его должность придворного звездочёта предстояло занять мне. Через несколько дней вместе с моим другом и помощником мы прибыли в город.

Как и полагается, перво-наперво предстояло пройти испытание. И вот предстал я во дворце перед ханом, который восседал на подушках в центре большого внутреннего двора, и всей придворной камарильей, расположившейся по периметру, в тени деревьев. Поклонился и молча внимал устам правителя:

- Мы наслышаны о тебе от нашего брата (князька другого города), брат наш хвалил твоё искусство толкования сочетаний звёзд. Наслышаны мы и о твоих успехах в предсказаниях. Но мы сами желаем убедиться в твоей учёности. Сейчас тебя накормят, а потом отдохнёшь. А после мы отправимся в город. Ты же должен будешь посчитать и ответить нам – кто первым пересечёт нам дорогу за воротами дворца?

По толпе придворных прошёл гул. Невиданное дело, кто бы мог осмелиться пересечь путь самому хану, да ещё прямо за дворцовыми воротами. Ведь этого безумца, по меньшей мере, ждёт тюремная яма на неделю и десять ударов плетьми.

– А если ты совершишь ошибку … - правитель помолчал, пожевал губами, раздумывая, и пригрозил: – Ты получишь двадцать плетей и будешь с позором изгнан (а это могло предвещать и конец карьеры). Он опять помолчал и добавил: – А если ты покажешь настоящее искусство, мы, милостью своей, приблизим тебя.

Что ж, я покорно поклонился хану и вслед за слугой отправился вместе с другом в отведённые нам покои, куда уже принесли обед. Солнце покинуло зенит, а я тем временем спешно разложив бумаги, составил гороскопы сначала хану, а потом и предстоящему событию. По всему выходило так, что никто не мог пересечь дорогу правителю, ибо все знали гнев его. И только одно живое существо могло сделать это. Существо это весьма глупое, сказали мне звёзды, поэтому дороги не разбирает и не замечает высоких персон.

Подали лошадей. Высокая свита расположилась сразу после охраны. Правитель рукой указал мне подъехать и встать рядом. Потом громко, так, чтобы слышали все придворные, спросил:

– Ты готов сказать нам, кто пересечёт наш путь?

– Да, великий хан. Никто из ваших подданных не посмеет – отвечал я, – и никто из чужеземцев, и никто из рода людского не осмелится на такое кощунство. И только одно непокорное создание способно сегодня перечить вам. Это создание великой глупостью и упрямством своим воистину роет копытами себе могилу. Пусть простит его Аллах, не ведающего… Сказав это, я поклонился хану, взял поводья и приготовился ехать.

Молча правитель выслушал меня и велел открыть ворота. Вся процессия едва показалась из створа ворот и тут лошади и всадники замерли в ожидании представления. Ни одной живой души на дороге, только легкий ветерок колышет придорожные кусты. Минут десять припекало солнце. Вдруг из-за угла показался осёл, замер посреди дороги, безразличным взором осмотрел остановившуюся процессию и мерно протопал наперерез, к ближайшему тутовому дереву. Хан удивлённо проводил его взглядом, повернулся к визирю и велел тут же накормить животное, а также разузнать, чей это осёл посмел перешагнуть дорогу правителю. Потом повернулся с улыбкой и снисходительно кивнул мне.

Ждать расследования не стали, все тут же вернулись во дворец. Вечером выяснилось, что хозяина так и не нашли, тогда правитель приказал содержать осла за счёт казны. А я, волею Аллаха, остался в этом городе вместе с другом на несколько лет, до новых приключений жизни.

Встреча с Авиценной

Однажды проездом на пару дней остановились мы с другом недалеко от Каспия, в одном северном персидском городе, да оказалось, что остались там почти на месяц. Уже в день приезда услышал я молву, что в этом городе лечит больных знаменитый врач и учёный Абу Али ибн Сина. Конечно, я был наслышан о нём и мечтал увидеть этого богатого духом человека. Но сам идти к нему не осмелился. И тогда судьба милостиво пошла навстречу. На второй день мы с другом расположились рядом с местной лавкой, полной ковров и медной посуды и толковали гороскопы желающим за небольшую плату. Люди подходили, интересовались, получали своё и разносили молву дальше. Солнце клонилось к седьмому дому. Уставшие, мы собрались было уходить на ночлег, как подошёл скромно одетый человек, слуга, и передал приглашение своего господина встретиться немедля.

Ибн Сина стоял во дворе небольшого домика среди деревьев и ждал. Когда я подошёл ближе, мы поклонились один другому. Подняв глаза я за доли секунды но внимательно рассмотрел человека, молва о благих поступках которого вышла далеко за пределы наших границ. Гордая осанка, высокий лоб, красивое лицо, обрамлённое лёгкой бородкой… Он заметил мой изучающий взгляд и прямо посмотрел мне в глаза.

– Прости… - сказал я смущённо, – Я лишь хотел запечатлеть в памяти твои благословенные черты. Видно, как щедро Зухра (Венера) одарила тебя…

– Оставим льстивые комплименты придворным шутам и будем друзьями! – ибн Сина подошёл ближе и обнял меня, – Друг мой, я много слышал о тебе и нуждаюсь в твоей помощи.

­– Рад услужить тебе, друг! – ответил я, поклонившись.

Мы сели в беседке, окружённой цветами. Принесли разрезанную на дольки дыню и дымящийся чай, но мы почти не притронулись. Я напряжённо внимал словам этого человека. А он говорил о том, что работает над изучением некоторых тяжёлых болезней, лечит 8 человек и хотел бы с моей помощью составить декумбитуры – гороскопы заболеваний и проследить по звёздам путь болезни от зарождения до исцеления. Мы условились встречаться каждый день на протяжении трёх ближайших недель и совместно разбирать карты больных.

Так и вышло. Каждый вечер я приходил к нему, в небольшую комнату рядом с помещением, где находились больные. Уставший врач, едва перекусив, вместе со мной садился за расчёт и составление карт больных. Внимательно он всматривался в звёздные сочетания, отмечая предстоящие узловые, кризисные дни, чтобы назавтра проверить это на практике. Мы пытались чётко отследить взаимосвязь небесных влияний с телом ослабленного болями человека. По мере сил я отвечал на его пытливые вопросы, не всегда, впрочем, зная эти ответы, учился вместе с ним. Я также просил его наставлений по медицинской астрологии в том, какое лечение будет уместнее при различном сочетании звёзд в карте того или иного пациента.

Ближе к позднему вечеру наши беседы неизменно касались астрологических, медицинских, литературных, религиозных, философских тем, особенно античного понимания мироустройства. Ибн Сина был краток в ответах, но отвечал очень насыщенно, в одну его фразу умещался объём и понимание, пожалуй, десятка предложений. Такая глубина и энциклопедичность знаний в одном человеке мне не встречалась ни доселе, ни после. Я понимал, какую милость явил мне Аллах, позволив впитать знаний от Духа этого человека и взамен принести ему подношение моих скромных познаний.

Дни пролетели незаметно и уезжать не хотелось. Однако, не прошло и месяца, как правитель, на службе которого я состоял, потребовал меня к себе. Обнявшись с ибн Синой, как и при встрече, мы расстались. Судьба вновь позвала в дорогу.

P.S. Воспоминания получены с помощью нескольких серий регрессивного гипноза. А для перепроверки - проведены сеансы ретроспективного ясновидения двумя экстрасенсами, незнакомыми между собой. Для уточнения также привлекались способности опытного хироманта и астролога. На всё про всё ушло несколько лет, при том, что была выстроена схема, как минимум, 15 прошлых жизней (в этой публикации - лишь один фрагмент). Цель всего исследования - вспомнить и уточнить вектор движения Духа.


Один комментарий к записи “Три истории из прошлой жизни”

  1. Понравились сказки. Спасибо. :)

    Цитировать

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для публикации комментариев. Если Вы не зарегистрированы в сообществе, то это можно сделать тут.

Либо посетите наш форум и оставьте сообщение без регистрации.

Вы можете посмотреть наши интересные категории, если ещё их не посмотрели:
Избранное
Видео о конце света
Календарь майя - никаких тайн
Тайны и мифы
Космос и астрономия

Если забыли, Вы находитесь в статье: Три истории из прошлой жизни