Переход в Новую Эру Водолея 2012 - 2017 год :: Эзотерика и Непознанное :: Космос и Вселенная :: Мониторинг Окружающей Среды

Форум : Нетиру - Сошедшие со звезд.

Вы должны войти, прежде чем оставлять сообщения

Поиск в форумах:


 




Нетиру - Сошедшие со звезд.

ПользовательСообщение

1:31
26 Февраль 2017


MakBet

Участник

сообщений 45

16

ivan135 пишет:

MakBet пишет:

ivan135 пишет:

А что правила сайта запрещают опубликовать в ветке всё произведение?

ну просто тут я бы почитал точно…а так х.з.



А разница в чем? Ссылка прямая и бесплатная. На полную книгу. Я могла бы и сюда выкладывать. По несколько глав. Если хотите. Но книга большая. Согласятся ли модераторы на такое?


Я так-то за себя говорил….я просто только на этот сайт регулярно захожу….так бы почитал по тихой….понемногу….вероятность того, что я буду специально заходить на другой сайт чтоб почитать главку равна практически нулю..а тут бы точно почитал….некогда маленько…может я и не один такой…



Иван, мне не сложно. Специально для вас буду сюда копировать по частям (если администрация не станет возражать.). Но там есть много сносок… с ними сложнее. У меня со временем, как обычно, напряженка. Но если будут вопросы - отвечу с удовольствием. )) 

1:40
26 Февраль 2017


MakBet

Участник

сообщений 45

17
продолжение 1й главы, 
Глава 2. Тот и Сешет.
Глава 3. Сфинкс.
Глава 4. Беглец.
Шу немного суетливо переключил увеличенное изображение на центральный экран, под которым сразу же засветилось табло телеметрии.
  
   - Ты недооцениваешь возможностей пиратов, Маат, - размеренно ответил капитан, тоже подходя ближе. - Если бы они не могли быстро и далеко летать, возможно, их, вообще бы, уже и не было. Они всегда преподносят неожиданный ход… - его рука привычным движением поглаживала светлую бороду. - Красиво… - немного растягивая звуки, сказал он.
  
   Посмотреть, и в самом деле, было на что. Посреди темной пустоты, переливаясь разными цветами, светился прозрачный шар. Внутри него отчетливо просматривались три космических корабля: три классических ладьи, добротно сделанные на старинный манер. Они плотно пристыковались друг к другу, так, что их внешняя энергозащита создала подобие большого мыльного пузыря.
  
   - Что-то случилось? - раздался взволнованный женский голос. Все резко обернулись.
  
   На капитанский мостик вошла высокая светловолосая женщина. Ее белоснежная кожа казалась прозрачной в сравнении со смуглыми лицами штурманов.
  
   Улыбнувшись, Тот подошел к ней и приветливо обнял за плечи.
  
   - Нет, нет, Сешет, дорогая, - сказал он мягко. - Ничего, абсолютно ничего! Шу тестировал поисковую систему… обычная рутинная процедура, ты же знаешь!.. и наткнулся на пиратскую “связку”. Немного непривычно за столь долгое время пустоты увидеть что-то живое. Вот молодежь и удивляется. Посмотри сама. Это выглядит довольно занятно.
  
   За время странствий Сешет не раз встречала пиратские суда. А странствий в ее жизни, благодаря мужу, капитану и хозяину гигантского исследовательского лайнера, было не мало. Разумеется, пираты не представляли ни малейшей угрозы кораблю, но Сешет, чувствительная натура, переживала за всех и все вокруг, включая и несчастных, по ее словам, обделенных любовью пиратов.
  
   - Надеюсь, они забрались сюда не для кровавой бойни, - сказала она, внимательно наблюдая за экраном. - Шу, детка, не мог бы ты увеличить изображение. Кажется, там что-то происходит…
  
   Шу покосился на первую леди корабля, но не стал перечить. Какое-никакое развлечение. Хотя, с другой стороны, пиратские разборки - зрелище не из приятных. Шу, как и его молодая коллега Маат, несмотря на возраст, был опытным штурманом и уже встречался с пиратами. С той только разницей, что однажды ему пришлось столкнуться с ними нос к носу.
  
   Внезапно пузырь изменил цвет и лопнул, создавая вокруг себя ореол золотых брызг. Затем все его капли, быстро разгоняясь, слились в светящуюся стрелу, оставив на месте пересечения лишь едва уловимый темный силуэт брошенного корабля.
  
   - Что это? - зачарованно спросила Маат.
  
   - Кажется они “обесточили” ладью.
  
   - Странное поведение для пиратов. Обычно они не оставляют после себя ничего ценного, - немного удивленно сказал капитан. - Возможно, там случилось что-то непредвиденное. Шу, передай патрулю о месте стычки. Пираты все равно вернутся за кораблем…
  
   - Мне кажется, это погоня! - неожиданно взволнованно сказала жена капитана.
  
   - С чего вы взяли, уважаемая Сешет? - спросил Шу.
  
   - Посмотри, - ответила она, не отрываясь от экрана, - они все летят в одном направлении. Попробуй найти предмет их преследования.
  
   Шу увеличил площадь поиска и к своему удивлению обнаружил впереди стрелы, причем, на приличном от всех расстоянии, маленькую, едва заметную на такой скорости светлую каплю.
  
   - Скорее всего, одноместный челнок. Но ведь они не используются для межзвездных перелетов! - сказал он озадаченно.
  
   Маат широко улыбнулась, открывая ровный ряд жемчужных зубов.
  
   - Давай, давай! Удирай! Ставлю двадцатку имперок, что его догонят! - чуть хрипло крикнула она в азарте, и сразу же осеклась, взглянув на вытянувшиеся лица капитана и его жены. - А что? - Маат сменила тон. - Не так уж и много у нас развлечений.
  
   - А я ставлю на то, что ему удастся удрать, - поддержал коллегу Шу.
  
   Капитан снисходительно посмотрел на молодых людей, усмехнулся и пошел обратно, к брошенному журналу. Какая бы ни была скучная работа, но ее нужно закончить.
  
   Глава 2. Тот и Сешет.
  
   - Дорогой, - капитан почувствовал на затылке укоряющий взгляд жены и обернулся. - Ты же не собираешься оставить этого несчастного без помощи?
  
   От неожиданного вопроса Тот Джехути растерялся и рассеянно уставился на Сешет.
  
   - Что ты имеешь в виду, дорогая? - спросил он удивленно.
  
   - Я надеюсь, ты поможешь этому несчастному. Возможно, этот пленник сбежал от пиратов. Но даже если он уйдет от погони, ему никогда не добраться до дома самостоятельно…
  
   - Он должен был подумать об этом прежде, чем удирать! - недовольно отмахнулся Тот.
  
   - Нас это не касается, уважаемая Сешет, - дипломатично смягчил резкий тон патрона деликатный Шу. - Мы не можем спасать всех нуждающихся во Вселенной. Мы не спасатели. Мы разведчики. Исследователи. Наша задача - поиск новых миров, а не отдельных душ. К тому же, я уже отправил сообщение патрулю. Они зачистят это место и, рано или поздно, найдут беглеца…
  
   - Вот именно! Рано или поздно… - воскликнула Сешет, не сдаваясь. - А мы уже здесь! Я никогда не просила тебя ни о чем, Тот, но сейчас… пожалуйста, помоги пленнику!
  
   Растерянный капитан не знал, что и сказать, а его помощники смущенно переглядывались.
  
   - Сешет, дорогая, - Тот взял руку жены в свои ладони. - Я понимаю, в дальних перелетах чувства гипертрофируются. Когда ничего не происходит долгое время, то даже самое незначительное событие вызывает всплеск эмоций. Ты переживаешь из-за этого несчастного, но я, к сожалению, не в состоянии ничего исправить. Даже если бы захотел. Мы не можем ни остановиться, ни развернуться. Ни даже сбросить скорость!
  
   - Но мы можем послать ему на помощь одного из наших скарабеев!
  
   - Любимая, это слишком расточительно! Ты представляешь себе, сколько энергии придется потратить на этот вылет? А ведь это последний рейс, и все топливо строго рассчитано.
  
   К удивлению Тота Сешет не собиралась отступать.
  
   - Я не хочу выглядеть смешной, - сказала она, не замечая обращенных к ней взглядов. - У меня есть причины настаивать на этом.
  
   Капитан, испуганный помешательством жены, облегченно вздохнул.
  
   - Конечно, это все меняет. Объясни же скорее, в чем дело?
  
   - Понимаешь, мне приснился сон…- обреченно призналась Сешет.
  
   Маат, не удержавшись, прыснула от смеха и резко отвернулась. Словно поперхнувшись от кашля, она прикрыла лицо рукой и строго взглянула на ошарашенного Шу, предоставив ситуации развиваться без их вмешательства.
  
   - Займемся делом, - прошипела она, едва слышно. - Это не наши проблемы. Не хотела бы я оказаться посреди семейных разборок! Пусть босс сам выбирается.
  
   Капитан, не замечая подчиненных, растерянно смотрел на жену и не мог произнести ни слова. Сешет же, истолковав все по-своему, продолжала:
  
   - Недавно мне снилось в точности то, что здесь сейчас происходит. Словно какое-то дежавю. Вы вправе полагать, что я сошла с ума, но таких совпадений не бывает. Это не обычный сон!
  
   - Дорогая, я тебе, разумеется, верю! Но зачем, скажи на милость, спасать этого несчастного?! Он сам выбрал свою судьбу. Ведь не мог же он, в конце концов, надеяться на твой сон!
  
   - Я понимаю, - ничуть не смущаясь, ответила Сешет. - Только во сне я отчетливо осознала мысль: нашему внуку угрожает смертельная опасность, и мы поможем ему, если спасем беглеца.
  
   - Любимая… - казалось, Джехути покинуло все его красноречие. Он в растерянности провел рукой по бороде, одновременно поправляя фалды полосатого желто-синего клафта***, поверх которого сияла золотая диадема с головой ибиса - символа их рода. - Я уверен, наши внуки, - при этих словах взгляд его ярко-голубых глаз смягчился и потеплел, - в безопасности! Нам бы немедленно сообщили, появись хоть какие-то подозрения на проблемы! Но, если хочешь, я лично свяжусь с Императором, и он подтвердит, что с детьми все в порядке!
  
   - А если нет? Что тогда? Ты же сам понимаешь: спасать уже будет некого! Я прошу тебя… Помоги этому беглецу! Посмотри, он летит в нашем направлении. По-моему, любая жизнь стоит гораздо дороже, чем какое бы то ни было топливо! Я уже не говорю о жизни нашего внука!
  
   - Но дорогая, это всего лишь сон! - воскликнул Тот.
  
   - Тебе решать, - Сешет тяжело вздохнула и отвернулась к экрану.
  
   Капитан, в поисках поддержки, взглянул на помощников, но ни Маат, ни Шу не захотели принимать участия в споре. Отвернувшись, они с показной серьезностью что-то сосредоточенно разглядывали на экранах диагностики.
  
   Тот перевел взгляд на Сешет. Она стояла спиной. Золотая диадема удерживала ровно подстриженные длинные светлые волосы. Сешет не любила пышные прически. Она считала четкие прямые линии верхом совершенства. Ему вдруг захотелось прикоснуться к ней, вдохнуть свежесть аромата ее едва уловимых духов… Он вздохнул. Почему ему приходится принимать это абсурдное решение? Но как переубедить жену? Отмахнуться от ее слов он не мог. Она значила для него слишком много. Да и каждое ее слово было, буквально, на вес золота. Эта женщина всегда знала, о чем говорит. И не удивительно! Ведь Сешет - писательница. В свое время ради него она пренебрегла аристократическими условностями и теперь за свои слова получает баснословные гонорары. Конечно, он, Тот Хиби Джехути - самый могущественный и независимый человек в Империи, и считаться с чьим бы то ни было мнением - не в его привычках. Но Сешет, одна из тех немногих, включая его мать, кто мог повлиять на его решения. С тех пор, как они встретились, он знал: Сешет - часть его самого. И хоть уже пролетело много времени: выросли их дети и внуки, но его чувства не притупились. Наоборот, с годами они, подобно выдержанному вину, лишь усиливались. Все, что делал Тот, было неразрывно связано с Сешет. Иначе, терялся смысл…
  
   Джехути опустил голову. Как переубедить ее? С каких это пор, вообще, Сешет стала верить снам? Всем известно, сны - опасная штука. Разумеется, сновидения не бессмысленны и доступны толкованию. Существует даже специальный код для их дешифровки. Но как отличить истинное сновидение, ниспосланное спящему для предостережения или для предсказания будущего от тщеславных, обманчивых и ничтожных, цель которых смутить спящего или даже хуже: ввергнуть его в гибель!? Узнать, вещий сон или нет, можно только после того, как он сбудется. Поэтому обычно к сновидениям относились с вниманием, но не воспринимали их слишком серьезно.
  
   Но Сешет! Она же никогда не верила ни во что подобное, а теперь, сама заявляет, что ее сон вещий! Но если это правда, а он отмахнется от ее слов, и что-то, действительно, случится с их внуком?.. Она никогда его не простит! Да и он себя тоже. Поэтому, как ни абсурдна казалась идея о спасении, капитан Тот Хиби Джехути отдал приказ отправить беглецу помощь.
  
   Глава 3Сфинкс.
  
   Исследовательских лайнеров в Империи было не так много. Их строили на деньги налогоплательщиков, и, чтобы избежать лишних расходов, всегда использовался один типовой проект, иначе, они никогда бы не окупились. Все гиганты были безлики и похожи друг на друга, как две капли воды. Все, кроме одного.
  
   Сфинкс - единственный лайнер, не принадлежащий Императору, больше походил на монстра, чем на корабль, и экстравагантностью не уступал своему хозяину. Хотя, его владелец, Тот Хиби Джехути, потомок двух древнейших аристократических родов, так не думал.
  
   Семья Хиби Джехути считалась самой богатой и именитой в Империи. Мать Тота еще до замужества попала в аварию, а молодой Джехути женился на ней, несмотря на ее бесплодность. Глупо, конечно, по такой прихоти закончить свой род, но он сам сделал этот выбор. А затем случилось чудо. Наверняка, это чудо стоило хороших денег, но в деньгах семейство Хиби Джехути никогда не нуждалось. У них родился сын. Вся округа сразу заговорила о малыше, как о самом завидном женихе! Ведь он один наследовал сказочное состояние, которому позавидовал бы и сам Император. А когда у молодого Императора родилась дочь, стало ясно, кто же станет ее избранником.
  
   Но, к разочарованию родителей, жизнь во дворце и строгие аристократические правила не привлекали молодого человека. Хотя, с другой стороны, он никогда не помышлял стать космонавтом, а уж тем более нетиру! Все произошло по воле случая, когда избалованный наследник сбежал со своей свадьбы и улетел на одном из имперских исследовательских кораблей. Родители Тота пережили нервное потрясение, но настаивать на чем-то не решались. Они всегда позволяли сыну делать все, что он ни пожелает.
  
   В рейсе богатый наследник, твердо решивший изменить свою судьбу, не брезговал никакой работой, даже самой тяжелой. Но, понимая, что разнорабочий это не самый лучший выбор для аристократа, он прямо на корабле записался в штурманскую школу. Нетиру относились к нему по-разному. Многие его уважали, другие не понимали, третьи ненавидели, ведь большинство из них отправлялось в дальние рейсы, чтобы скопить денег на оседлую жизнь, и этот неудавшийся император, имея на руках сказочное состояние, никогда не смог бы приблизиться к ним, даже выполняя самую грязную работу. Тот не обращал внимания на сплетни, домыслы и слухи, постоянно кружившиеся вокруг его имени. Он с энтузиазмом взялся за дело и стал быстро продвигаться по служебной лестнице. Через несколько лет, окончив Императорскую Академию, он стал самым молодым капитаном имперского флота.
  
   Родителям Тот обещал вернуться сразу же, как только почувствует, что звезды ему надоели. Но дальние странствия стали его страстью. Осознав, что его место среди звезд, он решил создать для себя собственную империю. Ей стал гигантский космический лайнер.
  
   Но обычный лайнер по стандартному проекту не подошел для несостоявшегося императора. Тот Хиби Джехути желал создать особый корабль, и начал он с внешнего дизайна. Вместо привычных обтекаемых форм, которые использовались не только в целях экономии, но и для лучших аэродинамических свойств гигантов, Тот выбрал своему детищу форму сфинкса - существа поразившего его воображение во время первого полета. Сфинксы считались мудрой и выносливой расой. Говорили, что их присутствие приносит удачу. Самому себе Тот Хиби Джехути тоже знал цену, и, желая удовлетворить свое тщеславие, а может польстить разочарованным родителям, голову сфинкса-корабля он решил сделать копией с самого себя.
  
   Сфинкс стал самым дорогостоящим кораблем когда-либо известным истории, но богатого наследника это нисколько не волновало. Напротив, он оснащал его всеми новейшими, а порой экзотическими технологиями. К примеру, странный для лайнеров внешний вид Сфинкса стал причиной использования внешней энергооболочки - системы для равномерного распределения аэродинамической нагрузки, чтобы компенсировать потери скорости из-за “неправильностей” формы. Обычно технологии энергоупругости и энергозащиты использовались только для небольших ладьей, богатые владельцы которых считали стандартные дизайны безликими и скучными, но Тот не скупился на растраты и лично контролировал проект.
  
   Сфинкса поделили на две независимые друг от друга части: “голова” и “туловище”. “Голова” предназначалась для работы, жилья и развлечений капитанского, инженерного и ученого составов команды. Верхняя ее часть служила резиденцией семьи капитана Хиби Джехути. А в “туловище” находились все главные технические помещения, склады, всевозможные хранилища, ангары для разных видов межпланетных кораблей, необходимых для охраны, перевозки экипажа и техники с корабля и обратно, строительные машины. Нашлось место и специализированному отсеку для выращивания собственных продуктов питания. Особое внимание Тот уделил комфорту команды, и на Сфинксе устроили несколько уровней жилых районов с ресторанами, торговым центром и прочими развлечениями для средних и низших чинов команды и рабочих. Тот считал все это необходимостью, потому что путешествия, как правило, длились долго, а от скуки внутри экипажа, порой, случались ненужные стычки и разногласия.
  
   “Голова” питалась за счет главных энергетических систем, расположенных в туловище, но при необходимости могла работать и автономно. Ее оснастили аварийными двигателями и независимыми системами жизнеобеспечения, которые включались только в нештатных ситуациях. Разумеется, там же нашлось место исследовательским лабораториям, архивам и, конечно, основным поисково-навигационным системам, необходимым для управления кораблем и разведки планет.
  
   Соединялись эти две части скоростными и гиперскоростными лифтами для экстренных перемещений.
  
   Работы длились несколько долгих лет, но, в конце концов, Сфинкс отправился на поиски новых цивилизаций, и Тот за всю свою жизнь ни разу не пожалел о сделанном выборе. Наоборот, именно на борту Сфинкса он встретил любовь своей жизни. Один из гамбитов его матери, с целью, все-таки, женить единственного сына на “правильной” невесте, увенчался успехом. Правда Сешет, хоть и была аристократкой, но оказалась не самой типичной ее представительницей. Возможно, именно поэтому план и сработал. Но как бы там ни было, с тех пор, как они познакомились, Тот и Сешет больше никогда не расставались.
  
   Чтобы жена не скучала во время долгих путешествий, Тот предложил ей вести записи в бортовом журнале. Со временем Сешет вошла во вкус, и ее дневные заметки перечитывались командой корабля по сто раз. Окрыленная неожиданным успехом, она написала пару историй, и к концу путешествия ее уже ожидали несколько интересных предложений от издательств.
  
   За долгие годы странствий чета Хиби Джехути не раз удивляла Имперский двор своими экстравагантными, для устоев их общества, поступками. Больше того, они расширили границы Империи, открыв множество новых планет. Тот усовершенствовал систему установления контакта и создал пиктограмный письменный язык, чтобы облегчить общение с новыми мирами. А теперь в Империи обозначилась новая проблема. Источник энергии, которую она успешно потребляла с незапамятных времен, безвозвратно иссякал, разрушая все устои их мира. Конечно, Император позаботился о плавном переходе на другие ресурсы, но для дальней космонавтики альтернативы не было. Поэтому в последнем рейсе главной задачей экспедиции стал поиск нового энергетического источника.
  
   На капитанском мостике, расположенном на уровне глаз Сфинкса, спасателей встречали в полном составе. Челнок беглеца пришвартовали в грузовой отсек, и с минуты на минуту спасенный должен был предстать перед хозяином корабля.
  
   Капитан почему-то волновался. Он чувствовал, что Шу чего-то недоговаривает, и это заставляло его нервничать. Тот искоса поглядывал на жену. О чем она сейчас думает? Переживает ли, так же как он? Скорее всего, беглецом окажется какой-нибудь не очень умный торговец, ничем и никак не связанный с их семьей. И что она почувствует после этого? Почему он вообще согласился на эту авантюру? Неприятное предчувствие подкатилось комком к горлу.
  
   Когда же, наконец, дверь раскрылась, и спасатели ввели беглеца, на капитанском мостике несколько долгих секунд никто не мог вымолвить ни слова. Такого поворота капитан не ожидал даже в самых дерзких предположениях!
  
   Глава 4. Беглец.
  
   - Затратить столько сил и энергии впустую! - присвистнула Маат. - Это же надо!
  
   Разочарование застыло на лицах присутствующих. Даже Шу, которому своевременно доложили о спасенном, не мог скрыть смущения: ни внуков, ни каких-либо других членов семьи Хиби Джехути, ни даже самых дальних их знакомых на челноке не было. Хуже того, беглец оказался пиратом с планеты Фалкон!
  
   Не скрывая досады, Тот красноречиво посмотрел на Сешет. Но к его удивлению она не выглядела хоть сколько-нибудь смущенной. Наоборот, благодарно улыбаясь, сжала руку мужа.
  
   Исполинского роста командир спасателей почтительно склонил голову:
  
   - В челноке мы нашли только фалконца. Корабль поврежден и уже началась разгерметизация. Приди мы минутой позже - спасать бы уже было некого.
  
   - Спасибо, - благожелательно ответил капитан, - можете идти. Дальше мы справимся сами.
  
   И он брезгливо повернулся к спасенному:
  
   - Скажите пожалуйста, столько шума из-за кого! Ты меня понимаешь? Ты можешь назвать свое имя?
  
   Но фалконец не шелохнулся. Презрительно глядя поверх присутствующих, он не проронил ни слова. Казалось, он даже не замечал, обращенные к нему вопросы.
  
   ***
  
   “Уродливые мутанты! - думал он. - Куда я попал? Как болит голова… Что случилось? Почему я потерял сознание?”
  
   Заметив в темноте бокового экрана свое отражение, он невольно шагнул ближе и довольно кивнул. Он все еще безупречен! Даже после этой глупой аварии! Хотя, разумеется, идеален он не только физически, но физическая красота, красота его тела вызывала душевное наслаждение. Разглядывая себя, фалконец словно бы набирался новых сил, растерянных в бессмысленной погоне. Он никогда не носил защитных костюмов. Он достаточно богат, чтобы позволить себе надежный энергоскафандр. Хотя, в свете последних событий он оказался не такой уж и надежный!
  
   В нем не было ничего отталкивающего или вызывающего неприязнь, и одевался он так, чтобы его тело хорошо просматривалось, и любой мог насладиться идеальной пропорциональностью и совершенством его безупречной фигуры, подчеркнутой изысканными аксессуарами. Одежды не должно быть слишком много, но и нагота выглядит, словно бриллиант без оправы! Во всем должна быть золотая середина. Именно то соотношение, что позволяет подчеркнуть красоту кристалла, не переключая внимания на оправу. Сильные мускулистые ноги, в высоких плетеных сапогах из искусно выделанной кожи… Роскошный, плотно облегающий бедра ярко синий схенти****, закрепленный золотым поясом чуть пониже талии… Широкие, под стать поясу, браслеты на отточенных бицепсах, которым позавидовал бы не один боец имперской армии! На плечах - широкий ускх: ожерелье из множества сапфировых нитей, переплетенных в красивые узоры на тончайшей кожаной подкладке. Переливающееся ожерелье создавало эффектный переход от кожи к перьям на голове… Любуясь отражением, фалконец чуть склонил свою соколиную голову на бок. Да, такой наряд мог бы посоперничать по стоимости и изяществу с самыми тонкими и изысканными плащами придворных аристократов!
  
   Но что за боль так невыносимо жжет глаз? Он не сразу почувствовал ее. Видимо шок от ранения прошел, и болевые рефлекторы выступили на первое место. Он поднял голову чуть выше. Что-то непонятное с глазом. Все перья вокруг в крови… И о боже! Глазница пуста! Не было сомнений: черный круглый глаз безвозвратно утерян, а темный полукруг, обрамлявший его, стал фиолетовым от крови. “Нет глаза - стучало в его голове. Он глубоко вздохнул. - Нет глаза… ну что же, это цена, которую пришлось заплатить за свободу и будущее могущество… в конце концов, шрамы украшают мужчину! Но что эти мерзкие уродцы там лепечут? Что им от меня надо?” Это смешно, ему не плохо. Что значит глаз, по сравнению с его трофеем? Ему хорошо. Ему просто замечательно!
  
   ***
  
   Не получив ответа, капитан тяжело вздохнул и отвернулся.
  
   - Возможно, он чувствует себя не лучшим образом из-за ранения..?
  
   - Этот бестолковый тупица Вас просто не понимает! - презрительно воскликнула Маат.
  
   - Я думаю, его надо отправить к начальнику палубной команды, - предложил рассудительный Шу. - Пусть найдет ему работу по рангу. Мы все равно теперь вынуждены оставить его на корабле.
  
   - Ты думаешь, он что-то умеет? - с сомнением спросила Маат.
  
   - Вообще-то, считается, что фалконцы неплохие нетиру, - словно убеждая самого себя, предположил капитан. - Ведь должен же он был что-то делать на корабле у пиратов!?
  
   - Да какой он нетиру, скажите, пожалуйста?! - протестуя, воскликнула Маат. - Взгляните на него! Нетиру, а тем более уж пираты не выглядят, как разряженные куклы! Они немытые, вонючие и всегда в грязных лохмотьях! А этот? Посмотрите! На нем хоть и немного одежды, но стоит она больше, чем любой фалконец сможет наворовать за всю свою бесполезную жизнь! И ума у него ни на мизерную долю утена*5! Нашел место и время для побега! Ведь если бы не мы, ничего бы не осталось ни от его челнока, ни от него самого! Он даже не обращает на нас внимания! Взгляните! Он разглядывает свое отражение! Самовлюбленный идиот! Какой вообще может быть прок от фалконца?
  
   - Возможно, Маат, возможно. И что же ты предлагаешь с ним делать? - спросил капитан.
  
   - А что с ним делать? Посадить обратно в челнок и отправить куда летел! - отрезала она. - Хотя с другой стороны… - неожиданно ее глаза заблестели, словно у кошки, заметившей беззащитную мышку. - Может Шу и прав: отправить его к Сиа - пусть драит сортиры.
  
   - Что ж, можно и сортиры, хоть какая-то польза, - вздохнул капитан, не решаясь взглянуть на жену. - Я даже не знаю, есть ли у нас кто-нибудь, говорящий на фалконском? Обычно я не нанимаю никого c этой планеты. К чему создавать себе лишние проблемы…
  
   - Я думаю, Сиа найдет способ объяснить этому тупице, что от него требуется! - хрюкнув от смеха, ответила Маат.
  
   При этих словах беглец непроизвольно дернулся.
  
   - Смотрите, капитан! Оказывается, он нас понимает, - смеясь, сказал Шу, от которого не скрылось мимолетное движение незнакомца. - Наверняка, он просто считает нас недостойными его внимания.
  
   Маат усмехнулась:
  
   - Вот и замечательно, отправим его к Сиа! Он найдет ему равноценную компанию!
  
__________________________
 *** Клафт - головной убор. Представляет собой сделанный из ткани платок, сплетённый в узел сзади и с двумя длинными боковыми фалдами, вырезанными полукругом и спускающимися на плечи.
  
   **** Схенти - набедренная повязка, представлявшая собой полосу ткани, обмотанную вокруг бёдер и закреплённую на талии поясом.
  
   *5 Утен - медная спираль. В Древнем Египте его использовали, как мерило ценностей.

13:44
26 Февраль 2017


Cep

Постоялец

сообщений 653

18

MakBet Я у Вас спросил разрешение, так что не обижайтесь. Во первых я считаю не корректно обсуждать любых богов. Поэтому назовем героев книги ихними однофамильцами.

Итак Ра – нет ни одного преступления в котором бы он не участвовал. Начинается с ним знакомство с его воровства у своих друзей и родственников, потом он предает свою Родину и бежит. Дальше его пороки сыпется как из рога изобилия. Гомосексуализм, разврат, наркотики, секта. И дальше по нарастающей. Скотоложство, заговоры, интриги, создание чудовищ которых кормит людьми.  Масштабом он переплюнул римского императора  травившего львами первых христиан. Он выпустил зверей на свою страну. Но и это ему показалось мало, он создает сына-чудовища который уничтожает людей прямо во дворце. А сам за этим наблюдает, отказываясь это прекратить. Поступая по принципу «чем бы дитя не тешилось, лишь  бы не плакало». А его поступок по уничтожению корабля с родины, что бы случайно не узнали о его “шалостях”, ну и что, что потом планету уничтожил. Не какого раскаинья. По количеству жертв, он переплюнул всех будущих тиранов Земли.

Единственный положительный герой книги  в котором есть разум и сострадание это Тот. Остальные герои только на любителя.


Замечание автору, Хорошо бы если Вы обозначили  рост всех героев книги хотя бы в «локтях» и придерживались его на всем продолжении книги. А то в одном месте герой гигант по сравнению с людьми,  в другом  человек его роняет на землю и удерживает. А уж сексуальный контакт гиганта с человеком или ослицей вызывает только восклицания «Тузик грелку»

17:07
26 Февраль 2017


MakBet

Участник

сообщений 45

19

Cep пишет:

MakBet Я у Вас спросил разрешение, так что не обижайтесь. Во первых я считаю не корректно обсуждать любых богов. Поэтому назовем героев книги ихними однофамильцами.

Итак Ра – нет ни одного преступления в котором бы он не участвовал. Начинается с ним знакомство с его воровства у своих друзей и родственников, потом он предает свою Родину и бежит. Дальше его пороки сыпется как из рога изобилия. Гомосексуализм, разврат, наркотики, секта. И дальше по нарастающей. Скотоложство, заговоры, интриги, создание чудовищ которых кормит людьми.  Масштабом он переплюнул римского императора  травившего львами первых христиан. Он выпустил зверей на свою страну. Но и это ему показалось мало, он создает сына-чудовища который уничтожает людей прямо во дворце. А сам за этим наблюдает, отказываясь это прекратить. Поступая по принципу «чем бы дитя не тешилось, лишь  бы не плакало». А его поступок по уничтожению корабля с родины, что бы случайно не узнали о его “шалостях”, ну и что, что потом планету уничтожил. Не какого раскаинья. По количеству жертв, он переплюнул всех будущих тиранов Земли.

Единственный положительный герой книги  в котором есть разум и сострадание это Тот. Остальные герои только на любителя.


Замечание автору, Хорошо бы если Вы обозначили  рост всех героев книги хотя бы в «локтях» и придерживались его на всем продолжении книги. А то в одном месте герой гигант по сравнению с людьми,  в другом  человек его роняет на землю и удерживает. А уж сексуальный контакт гиганта с человеком или ослицей вызывает только восклицания «Тузик грелку»


Сер, я с вами полностью согласна про Ра. (правда скотоложество это не про него. Но да, он был причиной многих неприятностей. Но все повествование и идет вокруг его личности. Все начинается примерно с того, как он появляется на корабле и кончается когда он (не стану спойлить, но вам понятно) ) Но с другой стороны, это его натура. Боги, которые были описаны в мифологиях еще хуже. Так что все ок. И если у вас такое впечатление сложилось, что ж, я очень рада. Я всегда стараюсь сделать героев такими, чтобы они вызывали разные чувства у читателей. :) Тот- разумеется положительный герой по всем мифологиям. Иначе я про него ничего не смогу написать. 
Сет - он гигант. Да, но и Хор не человек. Потом у Сета страсть к животным нормальна - он ведь и сам модифицированный зверь. А к тому времени ослабленный алкоголем и прочими наркотиками. Так что все здесь на мой взгляд тоже в порядке. К тому же Хора тренировали, и его силы с людскими не сравнить. Он внук Тота и Ра, а потому далек от людского происхождения. 

17:05
3 Август 2017


MakBet

Участник

сообщений 45

20

Ну что ж, идем дальше.

Глава 5. Ра Хорахте.

Вдруг, ни слова не говоря, Сешет подошла к фалконцу. Тот, остерегая ее, что-то воскликнул, но она даже не заметила этого. Она внимательно всматривалась в беглеца и после некоторой паузы мягко произнесла:

– Мы рады приветствовать тебя, незнакомец!

Капитан и его помощники вновь уставились на Сешет, буквально открыв рты, а та, нисколько не смущаясь, продолжала:

– Ты попал в частные владения Тота и Сешет Хиби Джехути. Я вижу: в тебе течет кровь аристократов. Так же, как и в нас. Представься же нам!

Глаз фалконца не отрывался от незнакомки. Конечно, он знал это имя. А кто его не знает? Самая богатая и именитая семья в Империи. «Значит, я попал на Сфинкс. Что ж, это меняет дело! – отметил фалконец мысленно. – Они достойны разговора со мной!» И уже вслух надменно произнес:

– Мое имя Ра… Хорахте.

– Хорахте? – переспросила Сешет, удивленно поворачиваясь к мужу. Тот слегка склонил голову в знак уважения, едва уловимо пожав плечами.

– Что, знакомая фамилия? – бесцеремонно спросила Маат, разрывая неловкую паузу.

– Хорахте, моя милая, – мягко сказала Сешет. Она относилась и к Маат, и к Шу словно к собственным детям, благо по возрасту они были равны, – это одна из древнейших аристократических семей на Фалконе. И какой бы репутацией не славились жители этой планеты, к аристократическим семьям мы всегда относимся уважительно.

– Не смешите меня! Фалконцы заслуживают уважения?! – возмутилась Маат. – Неучи и преступники? Сколько крови пролили его родичи? Сколько семей разорили, пиратствуя на торговых путях и выбирая себе в жертвы самых беззащитных? Что они делали эти ваши уважаемые аристократы–фалконцы? Снаряжали пиратов и собирали с них дань? Да, благородное занятие, ничего не скажешь. Все их богатство нажито на крови и несчастьях! По мне, пусть у него хоть вино вместо крови, уважения от меня он никогда не получит! Меня претит от одного его вида.

– Дорогая моя Маат, я понимаю твои чувства. Ты вольна относиться к нашему гостю… да, именно так я определяю его положение на корабле. Ты вольна относиться к нашему гостю, как тебе заблагорассудится. Ты не обязана оказывать ему уважения, но я настаиваю, чтобы ты воздержалась высказывать оскорбления в его адрес. Кстати замечу, кому как не тебе знать все достоинства энергозащиты. Но то, что эта технология стала альтернативой громоздким скафандрам и сделала космический мир намного привлекательнее – заслуга одного из предков нашего гостя. Да-да, не удивляйся. Конечно, лавры принадлежат не ему. Он ничего не создавал. Он лишь поверил паре молодых ученых, которых и учеными не хотели признавать из-за их бредовых идей. И не только поверил. Он поддержал их и материально, и морально. Он вложил в них все свое состояние, хотя и не знал, чем все это обернется.

– Полагаю, он не просчитался и смог возместить свои расходы с лихвой…  – попыталась защититься Маат, но затем, почтительно склонив голову, произнесла: – Как скажете, уважаемая Сешет. Пусть только этот «гость» не попадается мне на глаза!

– С этим, я полагаю, проблем не возникнет! – вмешался повеселевший капитан. – Если он принадлежит такой богатой семье, как Хорахте, то они с удовольствием оплатят все расходы по спасению их отпрыска. Возможно, последнего в роду. Поэтому после лечения мы отправим «нашего гостя» домой. Если, конечно, «наш гость» не выдает себя за кого-то другого. Я никак не могу вспомнить, был ли у старика Хорахте наследник?

– Да, я тоже припоминаю разговоры, – согласилась Сешет, вопросительно глядя на фалконца, – что линия Хорахте закончилась, потому что в их семье не родилось ни одного птенца-наследника.

Ра вскинул голову, и его глаз блеснул злобой, а пальцы сжались в кулаки.

– Моя мать одна из дочерей Хорахте! Но… она вышла замуж за… ремесленника…

– Это он так говорит про своего отца? – воскликнула Маат с еще большим презрением. Ее неприязнь к фалконцу возрастала с каждой минутой.

– Я не собираюсь говорить с этой простолюдинкой! В моих венах бежит голубая кровь! А значит, я принадлежу к роду моей матери. К роду Хорахте! – грубо отрезал тот.

– Замечательно! - протянул капитан. - Тогда, нет причин для волнений! Как только ты получишь медицинскую помощь, тебя сразу же отправят на одном из наших скарабеев к деду или матери. Но прежде, чем попрощаться, я бы хотел знать, что же произошло? Почему ты сбежал от пиратов в столь странном месте? Ведь шансов спастись у тебя не было!

Ра, не мигая, смотрел на капитана. Он пытался осмыслить все, что произошло, и какой шаг нужно предпринять дальше. Конечно, если Джехути отправит его домой, мать без разговоров заплатит нужную сумму. Но возвращаться слишком рискованно. В последние дни ему повезло уже несколько раз! Не следует пугать удачу и идти на попятную. Он не смог бы спрятаться лучше, чем на исследовательском корабле, отправляющимся в рейс! А из всех подобных кораблей Сфинкс больше других был достоин стать его убежищем. Ведь капитан и хозяин этого судна аристократ! Это, почти тоже самое, что поселиться на время в загородной резиденции самого Императора.

– Могу я остаться? – с хриплым воркованием спросил Ра.

От неожиданности капитан резко вскинул голову.

– Тебя учили отвечать вопросом на вопрос? – спросил он недовольно. – И зачем тебе здесь оставаться? Это не развлекательная барка и праздные пассажиры мне не нужны. Ты хоть представляешь себе, сколько времени мы проведем в гиперпространстве и вообще в космосе, прежде чем доберемся до первой обитаемой планеты? Я уже не говорю про возвращение. На это может уйти полжизни!

– Да, я понимаю. Но я сломал ладью. Пираты не простят мне этого. Удивительно, правда, что они по мне стреляли. Если бы не тот тупой идиот, подбивший мой челнок… я легко вызвал бы помощь. Сами понимаете, кто откажется от хорошей награды?

– С чего вдруг такая глупая мысль, что пираты не станут по тебе стрелять? Они не думают дважды. Они вообще не умеют думать! – зло вставила Маат.

– Я долго работал на пиратском судне и легко могу предсказать их реакцию в разных обстоятельствах. Я был им нужен живым. Но тот недоумок, видимо, «промазал». К счастью и для меня, и для него, он лишь задел корпус. Хотя его, все одно, повесят на мачте. Больше мне нечего рассказать. Но боюсь, пираты не оставят меня в покое. Они станут охотиться за мной, чтобы отмстить или взять за меня выкуп. Или то и другое. Я прошу у вас убежища… На время полета.

– Что-то не сходится в твоем объяснении, – с сомнением покачал головой Джехути. – Ты просишь о помощи, не раскрыв мне суть дела. По закону я должен помочь тебе, но мы слишком далеко от Империи, и ты, наверняка, слышал, что я не самый рьяный блюститель аристократических обычаев.

– Значит, ты мне отказываешь?

– Не знаю, не знаю. Назови мне вескую причину: почему я должен согласиться?

Ра молчал. Он никак не мог обуздать в себе раздражение и злость. Они диктуют ему условия! Ему! Ра Хорахте! Но он не находил выхода. Вернуться домой означало верную гибель.

– Я могу предложить тебе свои услуги. Я – первоклассный врач и ученый. При необходимости, я могу заменить штурмана или механика. Если хочешь, испытай меня. Я не возражаю!

При этих словах лица присутствующих вытянулись от изумления.

– Ты не перестаешь меня удивлять, с тех пор, как здесь появился! – усмехнулся капитан. – Фалконец голубой крови – доктор, ученый и еще куча всего! Такого я еще не слышал! Звучит уж совершенно нереально.

– Не знаю, – пожал плечами Хорахте. – Корабельному делу я научился у пиратов, а доктором стал из-за отца… – последние слова он произнес с большим трудом. – Он не признавал пиратства, и всякими уловками пытался впихнуть в меня знания.

– И ты выучился на доктора? – язвительно воскликнула Маат, совершенно уверенная, что все слова фалконца чистейшая ложь. Но тот даже не посмотрел в ее сторону.

– Я больше, чем доктор. Я ученый. И могу помочь вам в исследованиях нового мира, если такой попадется в пути… Я постараюсь стать вам полезным.

Ра чуть дернул головой, не позволяя ярости вырваться наружу. Да, чтобы остаться он сделает все, что от него потребуют. А когда они найдут новый мир, в чем Ра ни на секунду не сомневался, он останется там, и тогда уже он сможет отомстить за свое унижение!

Вместо капитана заговорила Сешет.

– Мы не должны принимать поспешных решений, – сказала она, обращаясь к мужу. – Пусть доктор осмотрит Ра. Сейчас он слишком слаб для долгого путешествия. А мы ведь не хотим, чтобы Хорахте получили мертвое тело последнего птенца из рода.

Ра снисходительно, но в то же время удивленно, взглянул на жену капитана. Он не совсем понимал, почему она встала на его сторону, и возможно, почувствовал бы благодарность, если бы его натура знала подобное чувство.

Капитан тяжело вздохнул.

– Благодари мою супругу. Ты не попал бы сюда, если бы не ее вмешательство! Я даю тебе время до прыжка в гиперпространство. Ты должен доказать свою полезность. После визита к доктору Шу поможет тебе устроиться и понаблюдает за тобой. А в конце он сделает вывод, подходишь ты или нет для нашего путешествия. Все в твоих руках! Но не забывай: я делаю это не для тебя, а для Сешет. Это ее прихоть, и если она вдруг передумает, то ты незамедлительно отправляешься домой, хочешь ты этого или нет!

Глава 6. Гость.

Ра появился на капитанском мостике за два дня до прыжка. Теперь он выглядел иначе. Показная роскошь исчезла, а одежда покрывала большую часть тела, чем при встрече. Плиссированный схенти уже доходил почти до колен, а торс обтягивала тонкой выделки рубаха, обрамленная сверху золотым воротником-ускхом. Но и теперь, не смотря на простое одеяние, от постороннего взгляда не могло укрыться его природное изящество и изысканность вкуса.

Капитан внимательно вгляделся в «лицо» гостя. Вычищенные и тщательно смазанные жиром перья, гордо поднятая голова, и неизменно высокомерный взгляд. Но что-то показалось ему странным. Вот только, что именно? Крючковатый клюв, лоснящиеся перья или невероятный блеск глаз? Да, глаз! Именно. В последний раз, когда он видел Хорахте, у того был только один!

– Ты выглядишь замечательно! – сказал Джехути. – Наш доктор Имхехтеп знает свое дело! Если бы я не видел тебя без глаза, никогда бы не догадался, что у тебя новый.

– Да, Имхехтеп - умелый доктор. Но он здесь не причем! – надменно произнес фалконец.

Взгляд капитана изменился. Он вопросительно посмотрел на помощника. Шу, слегка смутившись, кивнул.

– Я рассказывал вам, уважаемый Тот, об успехах Хорахте. И это один из них.

– Этот птенец – настоящая находка! – раздался мягкий баритон за спиной капитана.

 – А, старина Хех! Рад тебя видеть, дружище! Что ж, никогда не думал встретить образованного фалконца, да к тому же аристократических кровей! Я много слышал о нем в последние дни. Причем, к моему величайшему удивлению – много хорошего.

– И я добавлю больше! Я никогда не видел такого яркого ученого. Посмотри на его глаз! Это же настоящее чудо! И если бы дело касалось только меня, я счел бы за честь работать с ним. Конечно, нрав у фалконцев еще тот, но кто не без греха? – Имхехтеп мягко рассмеялся и подмигнул капитану.

– Ты ли это говоришь? – сквозь удивленный возглас Тота явно проскальзывали нотки уязвленности.

– Джехути, не обижайся! – Имхехтеп положил руку на плечо друга. – Мы с тобой в медицине этому птенцу не чета! Конечно, ему еще не хватает опыта, но задатки у него – будь здоров!

– Да, задатки у него есть. И не только к медицине, скажу тебе. Он побывал у Сиа и показал себя сведущим в работе корабля! Даже Сехем похвалил его! Но, скажи, пожалуйста, как может фалконец, к тому же причисляющий себя к аристократическому сословию, вообще что-то уметь? Этого я никак не могу осмыслить.

Ра, словно тень, наблюдал за разговором, боясь пропустить что-то важное. Он с трудом сдерживался, чтобы ненароком не дать повода для отказа. Он должен остаться на Сфинксе, во что бы то ни стало! В последние несколько бортовых дней он с блеском продемонстрировал кое-какие из своих умений и сделал все, чтобы завоевать расположение тех, кто тем или иным способом мог бы повлиять на решение Тота Джехути. Помощник капитана Шу, этот ремесленник, слишком прост. Единственное, что его выделяло, это сильный глубокий голос, который, правда, никак не соответствовал ни его юношеской внешности, ни бесцветному характеру. Возможно, он хороший штурман, но обвести его вокруг пальца, чтобы использовать в своих целях, легче простого. Начальника палубной команды убедить было немного сложнее! Твердолобый Сиа смог бы стать неплохим пиратом, будь у него не так много мозгов под клафтом. А старшего механика Сехема привело в восторг только то, что Ра отличил двигатель от генератора. Похоже, весь мир думает, что фалконцы совершенно безмозглая раса! Хотя, может так оно и есть… Да какая разница, главное результат! А вот Имхехтеп… этот старик – отдельный разговор. Это неиссякаемый источник информации, который не даст соскучиться в долгом путешествии. Но и у Хорахте было, чем поделиться в ответ.

– Я понимаю, – произнес Ра, подбирая «правильную» интонацию. – Но я не такой, как другие. И никогда не был.

– Вот и расскажи о себе! Я не могу оставить на корабле темную лошадку. Я проверяю каждого, прежде чем дать ему работу. Мне не нужны преступники или бездельники. Ты доказал, что многое умеешь, но от этого возникает еще больше вопросов! – сказал капитан.

– Я уже объяснял, мой отец … – Ра смущенно запнулся и растерянно посмотрел по сторонам, словно бы проверяя, не услышит ли его признаний кто-нибудь посторонний. Профессия отца была для него камнем преткновения с самого детства. Сколько из-за этого ему пришлось пережить унижений и насмешек! Поэтому, он никогда никому не рассказывал о нем без надобности. Вот и сейчас, произнести вслух его профессию оказалось очень сложно, – … он… учитель. Он всеми силами заставлял учиться и меня. Он не признавал пиратства и не позволял матери брать деньги у родных. Мы жили в нищете. Я до сих пор не понимаю, почему она – законная наследница Хорахте, соглашалась на это? Но я всегда мечтал стать пиратом. Не важно, кем и как, главное на пиратском корабле. Я окончил штурманскую школу. Но… - Ра воркнул, - если у тебя нет хороших знакомств в определенных кругах – ты остаешься не у дел. А мой отец не переставал нудить. «Посмотри на биржу, сколько молодых неопытных штурманов там требуется? – говорил он. – Если тебе повезет, ты устроишься матросом на какой-нибудь захудалый корабль. Неужели ты к этому шел? А представь, к примеру, если ты выучишься на доктора? Тогда ты сам сможешь выбирать: на каком судне тебе работать, не говоря уже о жаловании!» Я долго пытался найти хоть какую-то работу, но безуспешно. Конечно, я понимал, что отец был прав, и, в конце концов, после долгих скитаний, я, все-таки, поступил в университет. К моему удивлению, учеба мне понравилась. Больше того, я дополнительно записался на курсы экспериментальной медицины, микробиологии, органической химии и инженерной генетики. Хотя самое приятное в этом рассказе то, что, заметив мои успехи, отец отошел от своих дурацких принципов и разрешил матери дать мне деньги Хорахте.

– Да, интересная биография, – кивнул капитан. – И что же было дальше?

– Дальше все случилось, как и предсказывал отец. Мне прислали кучу предложений о работе еще до окончания учебы. Но я отказался и снова пришел на биржу. Короче говоря, я все-таки попал на пиратский корабль, – он усмехнулся. – Но вся эта хваленая пиратская жизнь оказалась лишь пшиком. Однообразная работа вызывала отвращение. У меня оказалось слишком много времени, которое нечем было заполнить. Я занялся изучением корабля. При необходимости я мог бы стать хоть механиком, хоть капитаном. Но это меня больше не увлекало. Я понял, что все мои стремления к пиратской жизни рухнули без остатка. Вы же знаете, что это за сборище отбросов!? Кучка тупых и ленивых бездарей! Но сами-то они считают себя центром вселенной и не позволили бы мне уйти просто так. В кои-то веки у них на корабле оказался кто-то с мозгами! Поэтому, втайне от них я готовил свое «увольнение». В общем-то, план был прост: полететь развлечься в каком-нибудь космопорту и не вернуться. Я начал переносить свои вещи в челнок, чтобы уйти в первый же удобный момент. Но все получилось не так, как я ожидал. Какой-то пес пронюхал про мои планы и стал меня шантажировать. Пиратство, как не странно, не приносит большого дохода. Когда-то есть добыча, когда-то нет. Но большая часть ее уходит на содержание кораблей. А я богат. И все знали об этом. Вероятно, это не давало кое-кому житья. Но, разумеется, я не собирался ни с кем делиться фамильным состоянием и отказал шантажисту. А тот рассказал о моих планах на «встрече капитанов». Вы знаете, что это такое?

Ра обвел взглядом присутствующих и, заметив вопросительный взгляд Сешет, пояснил:

– Они собираются для обсуждения рутинных вопросов, раздела территории или для обычных разборок… Но я не хочу глубоко вдаваться в пиратские обычаи. Сейчас это не важно. А важно то, что мой план «уйти тихонько» рухнул. К счастью, у меня тоже были свои информаторы, и мне вовремя доложили о готовящемся «наказании». Тогда я, чтобы отвлечь пиратов от моего исчезновения, вывел ладью из строя, взял свой челнок и, как вы знаете, сбежал. А потом мне посчастливилось встретиться с вами. Вот и вся история.

– Что ж, звучит убедительно. Но, все же, я не пойму, зачем тебе лететь с нами? Ты можешь спрятаться на одной из планет Империи. И не зачем тебе…

– Но ведь я доказал, что могу стать полезным! – воскликнул Ра, требовательно взглянув на Шу.

– Да, уважаемый Тот, – неуверенно произнес помощник капитана. – Хорахте проявил себя очень профессионально. Я думаю, такой член команды нам не помешает.

Капитан повернулся к Маат.

– А что скажет второй помощник?

Ра вздрогнул. Эта дикая кошка оставалась неподвластна его чарам. Все это время он пытался повлиять на нее, пытался произвести впечатление, используя свое обаяние, которое еще никогда не подводило в общении с женским полом, но все впустую… Она будет против… Он впился в нее немигающим взглядом, словно хотел прожечь насквозь, но ее, казалось, это нисколько не задевало. Внутри Хорахте бушевал ураган. Все его мышцы вздулись от напряжения, а к голове прилила кровь.

Маат равнодушно взглянула на капитана, а секундой позже ее глаза хищно пронзили фалконца, словно тот был деликатесом на вертеле. Ра отвернулся. Этот взгляд ему определенно не нравился. Он выбивал его из равновесия, заставляя чувствовать какой-то непонятный нервоз.

– За последние дни, когда Хорахте демонстрировал свои умения, я не раз замечала, что этот неудавшийся пират разительно отличается от себеподобных в умственном развитии. Но в отличие от Шу, мне эти все его уменья кажутся намного опаснее твердолобости его собратьев. Я ему не верю! – резко сказала она, не отводя глаз от фалконца. – Я против его присутствия на Сфинксе и считаю, правильнее отправить его в Империю. Немедленно.

Ра тяжело и громко вздохнул. Он поочередно смотрел то на одного, то на другого, не зная, где просить помощи, пока не перехватил взгляд Сешет. Она невозмутимо и обнадеживающе ему улыбнулась.

– Последнее слово за тобой, дорогая, – обратился Тот к жене.

– Милый, для меня здесь нет вопросов, - все так же улыбаясь, ответила та. - Молодой Хорахте доказал, что может вложить свою лепту в нашу экспедицию. Уважаемый Имхехтеп подтвердил это. Твой помощник Шу провел много времени с нашим гостем и тоже поддерживает его. Сехем в восторге от этого птенца. Возможно, если бы Маат узнала Ра поближе – она не возражала бы против его присутствия, но я нисколько не хочу оспорить ее решение. Моя дорогая, – обратилась она к Маат, – если ты не хочешь, чтобы Ра Хорахте зачислили в команду, я не возражаю. Возможно, так даже лучше… – Сешет дружелюбно посмотрела на фалконца. – Я приглашаю Ра стать моим гостем. Он доказал, что достоин этого.

На секунду на мостике воцарилось молчание. Никто опять не мог вымолвить ни слова. Все, кроме капитана, выглядели ошеломленными этим решением.

– Надеюсь, дорогая Сешет, ты не пожалеешь об этом. Я не могу запретить тебе приглашать гостей. Ты и без того многим пожертвовала ради меня. И если это наш дом, то гости в нем – обычное дело! Будь по-твоему! Хорахте станет твоим гостем на время путешествия. Но если он злоупотребит гостеприимством, я не стану долго раздумывать, чтобы сменить его статус.

Огромный камень упал с сердца фалконца. Он спасен! И он тоже может стать благородным, вспомнив при раздаче долгов этот великодушный жест жены капитана.

Ра слегка склонил голову, как полагалось у аристократов.

– Я благодарю тебя за оказанную мне честь, – сказал он вычурно. – Позволено ли мне будет работать в лазарете?

– У меня никаких возражений по этому поводу нет, – вмешался явно повеселевший Имхехтеп. – У этого птенца большой талант! Я думаю, нам он пригодится. И не раз.

– Что ж, если Имхехтеп не против, ты можешь помогать ему в исследованиях, но работать, как врач нет. По-крайней мере, первое время. Ты гость Сешет и основная твоя задача – развлекать мою жену светскими разговорами, – твердо ответил Тот, давая всем понять, что обсуждение закончено.

Глава 7. Новый дом.

Сешет сама вызвалась проводить гостя в капитанскую резиденцию.

– Здесь начинается наш дом, – сказала она, пропуская Ра в кабину лифта.– Это место нам очень дорого. Правда, теперь здесь пустовато. Дети выросли и предпочитают жить на твердой «суше», а я не хочу принуждать их.

Она вошла вслед за фалконцем, чуть подобрав подол узкого длинного платья, окаймленного золотом. Дверь за ней закрылась и лифт тронулся.

– Мне будет особенно приятно, если ты остановишься в комнатах кого-либо из детей. Несомненно, ты вправе выбрать гостевые апартаменты… но мне бы хотелось снова наполнить дом жизнью, - четко проговаривая слова, сказала Сешет.

Ра воркнул. Он чувствовал себя не в своей тарелке. Эта странная женщина говорит с ним, будто с ребенком. Она вообще ведет себя непонятно! С чего вдруг ей помогать незнакомцам?.. Но, дверь лифта плавно открылась, и сомнения, да и вообще любые мысли Ра в мгновенье ока исчезли. От неожиданности он вздрогнул.

По другую сторону дверей корабля больше не существовало. С ярко-голубого неба слепящее глаза солнце озаряло зеленый лабиринт тщательно подстриженных кустов и деревьев. Четко вычерченные дорожки, то исчезая, то неожиданно выпрыгивая из-за цветущих кустарников, резали парк на участки правильных геометрических форм, а потом сбегались к широкой центральной аллее, разделяющей парк на две строго симметричные части. Сама же аллея, прямая, как стрела вела к тяжелым квадратным колоннам у входа в величественный особняк, разветвляясь лишь в одном месте, чтобы обогнуть изящную чашу с фонтаном и снова сомкнуться позади. Казалось, неощутимый мост длиной в миллионы световых лет в одно мгновенье перенес их с Сешет в далекую Империю, в изысканное поместье какого-нибудь приближенного к Императору аристократа. Да это и не могло быть иначе!

Пораженный Ра онемел. Горло сдавливало ликование, да и слова казались слишком ничтожными, чтобы выразить ими и сотую долю его чувств! Разумеется, он знал, что корабль Джехути – его империя, но он никак не ожидал увидеть здесь ничего подобного, ведь это, хоть и огромный, но все же, корабль! Хотя теперь Ра в этом уже не был так уверен.

– Ну что же ты? – подбодрила его Сешет, добродушно улыбаясь. – Неужели ты никогда не слышал об этом месте? Я полагала, в Империи ходит много слухов о Сфинксе. Конечно, слухи есть слухи, они не поддаются здравому смыслу. Но и наши гости, как правило, не из любителей приврать.

– Да, да… Я слышал, но…не принимал это буквально, – прошептал Ра, чувствуя нехватку воздуха в горле.

– Сфинкс - это не просто корабль, дорогой мой. Сфинкс это наш дом. Здесь выросли наши дети, и все это, - Сешет плавно взмахнула рукой, - мы сделали для них, чтобы, возвращаясь из долгих рейсов в Империю, они не чувствовали себя там чужими.

Приветливая, открытая улыбка Сешет и ее степенная манера говорить, все еще сбивали Ра с толку. Он не привык общаться с аристократами, а с тех пор, как попал к пиратам, ему постоянно приходилось быть на чеку, чтобы не стать жертвой какой-нибудь злокозненной интриги. И теперь, когда он попал в другой мир, где никому нет дела до его богатства, и даже наоборот, кто-то принимал участие в его судьбе, он чувствовал неприятное смущение и замешательство, как если бы он говорил со своей матерью.

Ра посмотрел вверх.

- Солнце! - сказал он. - На корабле?

- О да, оно восхитительно, не так ли?! - с воодушевлением ответила Сешет. - Этот потолок имитирует смену дня и ночи и изменение погоды. Это было важно для адаптации детей в реальном мире. Ведь большую часть детства они провели на корабле!

Ра глухо воркнул. Речь Сешет, ее манеры навязчиво заставляли его вспоминать собственных родителей. Раньше он никогда не понимал их, и лишь недавно к нему пришло осознание, что все, чего он достиг, было делом их рук.

С самого раннего детства Ра стыдился всего, что его окружало. Он никогда не чувствовал себя свободно, и где-то глубоко в душе завидовал ребятам из «нормальных» семей. Его же отец был школьным учителем. Подумать только! Школьный учитель на Фалконе: ужаснее этого, определенно, ничего не существовало!

Его мать, аристократка, происходящая из древнего пиратского рода, приносила ему меньше смущения, но Ра не понимал, почему она вышла замуж за учителя! Ее семья слыла одной из богатейших, но отец не принимал ничего, что хоть каким-то образом касалось пиратства. И из-за этого им приходилось жить в том убогом «скворечнике», который звался их домом, в одном из нищих районов Фалкона, где в маленьких домишках, точных копиях их «скворечника» жили коллеги отца и прочая ученая часть населения.

Понятно, что сверстники не упускали момента посмеяться над Ра и ему подобными. Но в отличие от других детей учителей, которые держались вместе, Ра был одиночкой. Он отказывался признать свою принадлежность к птенцам этого круга и гордился предками матери, оправданно ссылаясь на то, что в его крови есть гены легендарного капитана Хорахте!

Капитан Хорахте, разумеется, был кумиром маленького Ра, и родители, заметив его интерес к портретам старого пирата, предложили ему научиться рисовать, чтобы перерисовать их для себя. Ра, конечно же, попался на удочку и позволил записать себя в художественную школу. С тех пор портреты знаменитого предка, большинство из которых нарисовал сам Ра, бессменно украшали его комнату. И это не единственный пример, когда родители использовали удобный случай, чтобы впихнуть дополнительные знания или умения в сына. Иногда Ра не замечал подвоха, как в случае с рисованием, но чаще всего у них это не получалось. Ра вообще не хотел становиться «грамотеем» и яростно сопротивлялся учебе. Но как назло, даже не отличаясь прилежанием и хорошим поведением в школе, он учился лучше всех. Это получалось само собой, и очень его смущало, потому что выделяло среди других учеников, обращая к нему лавины насмешек и издевательств. Особенно его задирал безмозглый громила Зари. Мало того, что его отцом был знаменитый капитан Пилигрим - живая легенда Фалкона, здоровяк Зари слыл грозой школьников. Не раз он высмеивал Ра и его отца, и частенько их стычки заканчивалось приличной потасовкой, понятно в чью пользу.

Сам же Ра, не смотря на усилия родителей, мечтал стать космическим пиратом, впрочем, как и любой другой птенец на Фалконе. Даже чистить туалеты на пиратском корабле считалось куда почетнее, чем работать учителем или кем бы то ни было, если профессия не связана с пиратством. Особенно для молодого поколения. Таково уж было устройство фалконского общества. Зато позже, увидев реальную сторону хваленой пиратской жизни, он понял, каким безмозглым идиотом был он в то время, и как правы оказались родители!

Ра воркнул. Сешет, определенно, напоминала ему его мать, и, как ни странно, даже внешне. Та же статная осанка, царственные неторопливые движения и приятный участливый голос, от которого внутри становилось так тепло и уютно, а тревоги бесследно исчезали… Он словно во сне шел за Сешет по каменной дорожке через узкий вход между громоздкими квадратными пилонами, украшенными рельефными изображениями ибисов.

– Этот фасад точная копия родового поместья семьи Хиби! Но теперь мы редко здесь бываем. Чаще мы пользуемся прямым лифтом в гостиную. Я подумала, тебе захочется посмотреть, где ты проведешь ближайшее время. Этот рейс последний для Сфинкса и самый долгий. Тот запланировал посетить несколько дальних галактик, которые невозможно исследовать ни с одной из известных нам планет… Но ты сам напросился!

Проходя между пилонов, Ра провел рукой по странным выпуклым значкам, вытесненным вертикальными рядами.

– Это гордость мужа, – пояснила Сешет, легко открывая перед гостем тяжеловесную на вид дверь. – Он сам придумал эту систему пиктограмм для общения с новыми мирами.

Они вошли в перистиль – внутренний двор дома, окруженный массивными колоннами. Ра уже не на шутку начал подозревать, что его каким-то образом перенесли обратно в Империю. Это был не корабль, а типичное поместье аристократов. Точно такое, как Ра знал по редким визитам в дом Хорахте. Даже двухъярусный фонтан посреди перистиля не стал исключением. Ра подошел ближе и протянул руку. Столкнувшись с препятствием, струя воды разбилась миллионами брызг, оставив свои следы на одежде и перьях фалконца.

– Это не имитация, – улыбнулась Сешет, смахивая долетевшие до нее капли. – Мы старались сделать настоящий дом… – она села на резную скамью с ножками в виде львиных лап, уютно прятавшуюся в тени изящной беседки. – Здесь я провела много времени, наблюдая за играми детей… – она вздохнула, улыбаясь каким-то своим воспоминаниям, и тоненькие морщинки грустно собрались в уголках ее глаз, – и написала несколько забавных историй…

– Даже в поместье Хорахте перистиль не так прекрасен! – взволнованно сказал Ра. Его глаза светились восторгом: ведь именно в этом сказочном месте ему предстоит жить в ближайшие годы!

– Спасибо. Надеюсь, твое появление оживит наш дом. Здесь давно уже никого не бывает. Нам с мужем достаточно внутренних комнат. Мы даже подумывали все переделать, но дети нас не поддержали. Дети, они всегда консервативны и не желают менять вещи связанные с прошлым. Но, довольно воспоминаний! – она встала и подошла к картибулу, продолговатому массивному столу на каменных опорах, оканчивающихся снизу звериными лапами, в точности, как у скамьи, хотя та и не выглядела столь грозно. За ним по другую сторону разноцветной мозаичной стены между двумя колоннами проглядывали силуэты кухонной утвари. – Здесь столовая. Было бы замечательно снова обедать во дворе… А двери слева ведут в комнаты к детям.

Ра повернулся. Сешет подошла к паре массивных колонн, скрывавших между собой вход.

– Это комнаты Сета, нашего старшего сына, - ее губы непроизвольно расплылись в улыбке. - Думаю, тебе там понравится. Ты очень похож на него. Не внешне конечно, но ваши вкусы и пристрастия лежат в одной области. Он, как и ты, любит украшения и дорогие безделушки… Настоящий аристократ до самых костей. Муж лелеял мечту, что Сет пойдет по его стопам, но вышло в точности наоборот. Хотя… - она усмехнулась, - с какой стороны посмотреть. Ведь Сет, так же, как и его отец – не оправдал возложенных на него ожиданий. Зато родители Тота счастливы. Конечно, они приложили все усилия, чтобы воспитать из мальчика этакого денди, не интересующегося ничем, кроме светских дел. Но я не стану упрекать их из-за этого. С самого детства было ясно, что Сета не интересуют космические путешествия. Именно из-за него наша резиденция и выглядит точной копией родового поместья Хиби Джехути. Но я опять отвлеклась, это тебе совершенно не интересно!

Сешет открыла дверь, предлагая гостю пройти внутрь. Ее предположения оправдались. Ра восхищенно воркнул. Хотя было бы странно, если бы ему здесь не понравилось. Все до последних мелочей соответствовало его представлениям о самом изысканном убранстве гостиной. Его взгляд жадно перебегал с одного предмета на другой. Массивная мебель, покрытая толстым слоем позолоты, принадлежала к классическому имперскому стилю, который отличало наличие повсюду витиеватых орнаментов, спиралевидных завитков, масок и фигур мистических существ. На мягких расписных коврах посреди гостиной красовались два громоздких звероногих стола, с размеченными столешницами для игры в сенет. Столы окружали разнокалиберные пуфы, кушетки, и мягкие диваны с расшитыми золотом подушками. То там, то здесь между диванами и креслами возвышались пустые кальяны и тумбы для закусок и напитков. Вдоль стен, между тяжелыми квадратными выступами, имитирующими колонны, вытянулся ряд витрин с коллекциями ненужных, но очень дорогих и красивых вещей. А с украшенного рельефной лепниной потолка сверкала нескольким десятком огней тяжелая многоярусная люстра.

Сешет медленно прошла гостиную, заботливо поправив диванную подушку, и остановилась возле крутой лестницы, с перилами, украшенными замысловатыми романтическими, если не сказать эротичными сценами.

Ра, уже уставший восхищаться, поднялся в спальню, и заворожено застыл перед прозрачной стеной. Поразила его, разумеется, не стена, а то, что он за ней увидел. По небу, подгоняемые ветром, быстро бежали пушистые облака, изредка закрывая собой оранжевое солнце. Под ними, почти задевая крыльями зеленые кроны деревьев на крутых склонах, парили большие птицы. А еще дальше, в самом низу, белые языки океана облизывали каменные подножья гор. Фалконец восхищенно посмотрел на Сешет. Та лишь, улыбнувшись, пожала плечами.

– Я предполагала, что тебе здесь понравится! – сказал она так, словно это был ее маленький Сет, а не заносчивый фалконец. – Это «окно» воссоздает природу любой планеты, днем и ночью, включая погодные условия. А чтобы увидеть космос достаточно сдвинуть с него экран.

Ра не знал, что и сказать. Он осмотрелся. Большое пространство, выдержанное все в том же имперском стиле, служило одновременно и спальней, и гардеробом, и кабинетом. И опя

0:53
11 Август 2017


MakBet

Участник

сообщений 45

21

Ра не знал, что и сказать. Он осмотрелся. Большое пространство, выдержанное все в том же имперском стиле, служило одновременно и спальней, и гардеробом, и кабинетом. И опять ни одного намека ни на космос, ни на корабль. Хорахте подошел к бюро, округлые ящики которого, казалось, вот-вот лопнут от изогнутости линий, и откинул верхнюю крышку. Перед ним приятным мерцанием вспыхнула голографическая книга. Он видел подобное бюро у деда и все еще отчетливо помнил то щемящее желудок чувство восхищения, которое он испытывал во время своих редких визитов, когда старик показывал внуку захватывающие дух диковинки.

– Это каталог капитанской библиотеки. У нас есть очень редкие издания! Жаль, Сет не любил читать и никогда не мог по достоинству ее оценить. Зато он любил менять виды из окна, – грустно усмехнулась Сешет.

– У пиратов я не встречал ничего подобного. Даже на самых дорогих кораблях!

– Ну, пираты! – она пожала плечами. – Мой муж строго следит за техническими новинками, и, кажется, не существует ничего такого, что бы он не использовал на Сфинксе.

– Да, я заметил! – кивнул Ра. Впервые в жизни он говорил то, что думал. Из голоса исчезла вся надменность и брезгливость, которые он обычно всеми силами выставлял напоказ. Привыкший ежеминутно защищаться, Хорахте предпочитал слыть циничным и черствым, но тут притворяться не хотелось. – Я никогда не жил в такой роскоши… У меня просто нет слов, чтобы выразить то, что я чувствую! Это место… потрясающе красиво! Да и приглашение твое, в самом деле, великодушно! Только… честно сказать, я совсем не разбалован таким отношением, и поэтому не могу взять в толк, почему ты делаешь это для меня?

Сешет улыбнулась.

– Не знаю, Ра. Я и сама не понимаю. Иногда мы делаем что-то неосознанно, словно кто-то извне руководит нами… С тобой так никогда не случалось?

– Нет, у меня обычно все проще, – усмехнулся фалконец. – Я делаю только то, что выгодно мне. Поэтому и не понимаю, зачем я тебе нужен? Я слышал ту историю про сон, но… – Ра не договорил, а лишь развел руками.

– Знаешь, мой дорогой, не всегда на вопрос существует однозначный ответ. Сказать по-правде, погоня вызвала у меня сильнейший приступ дежавю. Причем, я не знала, что случится дальше, но мной овладело чувство, что действовать нужно незамедлительно. Иначе, случится непоправимое. И да, я, действительно, видела во сне фалконца, но, к счастью для нас обоих, это был не ты. Да и во сне я была абсолютно уверена, что тот птенец – мой внук. Глупо, конечно!

– Хм, сны, порой, бывают совершенно абсурдны, – воркнул Ра. – Хотя нельзя недооценивать сигналы посылаемые мозгом. Я знаю кое-кого, достойного внимания, кто серьезно занимался этой проблемой. Но я не сторонник всякой там философии.

– Знаешь, – Сешет улыбнулась, – давай будем считать это моим капризом. Поверь, я не жалею о сделанном, и очень рада, что ты в порядке.

Глава 8. Притон.

Через пару бортовых дней после того, как вопрос с фалконцем решился, Сфинкс перешел на сверхсветовые двигатели и теперь, ему предстоял длительный переход по бесконечной Вселенной навстречу яркому размытому белому сиянию.

Ра долго не покидал резиденцию. Он наслаждался жизнью в роскошном доме, читал книги, но, мало-помалу, начинал скучать, а скука была его главным врагом. Ради ее преодоления он был готов на многое. Хорахте, как, в общем-то, и все его сородичи, стремился к наслаждениям, к постоянному празднику жизни, чтобы получить от нее, как можно больше удовольствий. А разве существует полное удовлетворение без физического наслаждения? И особенно теперь, окруженный роскошью, он остро ощущал необходимость в плотских развлечениях. К сожалению, никто из тех, с кем он общался, ни доктор Хех, ни Шу, ни тем более Сешет, никак не подходили на роль обворожительной соблазнительницы, ну или хотя бы обыкновенной распутницы, и нисколько не удивительно, что мысли Ра все чаще и чаще зацикливались именно в этой области.

Как правило, на больших кораблях всегда отводилось место подобного рода заведениям. И Ра не сомневался, что Сфинкс здесь не исключение. Единственное, что сдерживало его: боязнь неприятия экипажем. Со всеми его амбициями он не мог позволить себе репутацию неудачника. Правда, само посещение «заведения» не вызывало у него ни капли смущения. Никогда, даже в студенческие годы, Ра не страдал от невнимания противоположного пола. Причем, вне зависимости от расы. Врожденное обаяние, обрамленное дорогими безделушками, всегда обеспечивало Хорахте успех у женщин. Но здесь, на корабле, замкнутое сообщество, и он прекрасно осознавал, что первое его появление раз и навсегда определит отношение к нему обитателей Сфинкса, ведь, что ни говори, репутация фалконцев в Империи была далека от восхищения!

Однако, сладострастные желания со временем вытеснили сомнения, и Ра попросил Шу показать ему какое-нибудь злачное местечко. Немного застенчивый Шу не очень обрадовался предложению нового друга, и, если бы не всевозрастающее его влияние, вряд ли бы, вообще, согласился.

Разумеется, никаких злачных мест в капитанской части не предполагалось, но там где проводила досуг команда, каждый мог найти развлечение по душе. И вот, однажды, они с Шу отправились на поиски веселой женской компании в «тело» Сфинкса.

От капитанского лифта до нужного «заведения» их отделяла всего лишь пара кварталов, но даже этот недлинный путь вызвал внутри Хорахте разрывающий внутреннее равновесие поток самобичеваний и сомнений. Почему он раньше не прошелся по общественной палубе? Почему не дал команде привыкнуть к его присутствию? Эти мысли подогревали косые взгляды встречавшихся на пути нетиру. Не скрывая удивления, многие останавливались и самым наглым образом разглядывали фалконца, словно невиданного доселе зверя.

И хоть Ра любил находиться в центре внимания, но только не сегодня. Не сейчас. Его это нервировало и заводило еще больше. Возможно и потому, что взгляды вовсе не были восхищенными, как им полагалось бы быть. В какой-то момент чаша терпения фалконца лопнула, и он развернулся к Шу, собираясь отказаться от вылазки, но тот неожиданно остановился и толкнул рукой дверь прямо перед клювом фалконца.

Отступать было поздно, и Ра, только еще секунду назад приготовившийся позорно бежать обратно в уютное гнездышко, заставил налившуюся свинцом ногу переступить порог столь желанного заведения. Глаз от резкого светового контраста почти ничего не видел, но луч света, ворвавшийся сквозь дверной проем, успел прорезать полумрак зала и осветить танцующих на постаментах полуголых стриптизерш. В нос Ра ударила резкая смесь запахов алкоголя, пота и перегара, словно он вошел в обычный портовый бордель. Он на секунду зажмурился, чтобы привыкнуть к темноте и понял, что страх исчез без следа. Фалконец шагнул в толпу.

Они протискивались сквозь живую стену разношерстной публики, как вдруг Ра почувствовал на бедре мягкую руку. Его прожгла горячая волна вожделения.

– Эй, красавчик! – услышал он томный хрипловатый женский голос. – Не составишь компанию скучающей даме?

Ра, вздрогнув, обернулся. За столиком, заставленным пустыми стаканами, сидела высокорослая раскрашенная девица, с растрепанными волосами и замутненными алкоголем глазами пожирала его взглядом. Ра, усмехнувшись, убрал ее руку. Знакомая среда наркотиком разливалась по его крови, успокаивая нервную систему, и он, удовлетворенно воркнув, ответил:

– Чуть позже, крошка! Вечер еще только начался!

Он развязно провел ладонью по ее щеке, губам и груди, отчего девица тяжело задышала.

– Что ж, ты знаешь, где меня найти, красавчик! – ответила она.

Ра недвусмысленно подмигнул ей и уже совершенно уверенно стал пробираться дальше к барной стойке.

Шу завистливо присвистнул.

– Что это? – крикнул он. – Как тебе это удалось? Ты едва вошел, а на тебя уже вешаются полупьяные девицы? Я ее, кстати, знаю. Это асгардка из охраны. За дверями этого заведения к ней не всякий мог бы подступиться, но сюда все приходят с одной целью… И почему ты отказался?

Ра, добравшись до бара, сел на освободившееся место и с ухмылкой развернулся к Шу.

– У меня есть кое-какая практика в этих делах, – высокомерно сказал он, нагнувшись поближе к уху друга, чтобы перекричать музыку. – Я, видишь ли, не привык, чтобы выбирали меня. Последнее слово я предпочитаю оставить себе! Но, не волнуйся, мы не задержимся здесь. Я и так ждал слишком долго… Воздержание губительно для моей расы, если ты не в курсе.

И он, громко хохоча, пронизывающим взглядом уставился на танцующих, словно приценивающийся торговец в лавке.

– Как скажешь, – смущенно ответил Шу. – Но я не уверен, что хочу уйти отсюда не один.

Хорахте резко развернулся и удивленно взглянул на приятеля.

– Что кто-то не дает тебе покоя?

– Что ты имеешь в виду? – смущенно спросил Шу, щеки которого ярко вспыхнули.

Фалконец воркнул. За все это долгое время полета он так и не привык к несоответствию голоса Шу и его внешности, а, порой, и поведения.

– Да-а… Значит в точку! И кто же это? Нет, дай сам догадаюсь. Ты же никуда не ходишь, значит, это должен быть кто-то из твоего окружения. А насколько я видел ваших… ммм… красоток… – и тут он аж подпрыгнул от догадки. – Маат?!

Шу демонстративно отвернулся, не желая продолжать разговор, а фалконец снова расхохотался, перемешивая смех с каким-то странным горловым звуком, словно бы воркующая птица.

– Так и есть! Эх, приятель, не туда смотришь! «Дикая Кошка» не по тебе. Поверь, даже мне не уютно под ее взглядом. Лучше забудь ее и посмотри, сколько красоток вокруг! Выбирай любую!

Тут Ра чуть двинул голову вбок, и, словно по волшебству, рядом с Шу возникла стройная смуглолицая девушка, как две капли воды похожая на Маат. Она плющом обвилась вокруг Шу, но взгляд ее томных глаз пожирал фалконца, о которого, к этому времени, уже терлись две рослые рыжеволосые девицы.

– Расслабься и наслаждайся!

Теперь Хорахте находился в привычной обстановке. Даже здесь, вдали от реальной жизни, на далеком космическом корабле, принадлежащим самому аристократичному аристократу, притон оставался притоном. Уверенность в себе незаметно вернулась, и Ра блаженствовал. Он надменно тянул выпивку, позволяя девицам трогать и гладить свое роскошное, выточенное до совершенства тело. Время от времени он небрежно вставлял в разговор какую-нибудь пошлость, тогда девицы буквально взвизгивали от восторга и принимались за свое дело с новым азартом. А Шу с восхищением смотрел на приятеля, раскрывшего перед ним свое новое качество.

Посвятив себя карьере, Шу не разменивался на гулянье и визиты в притоны. А это заведение на корабле было единственным грязным местечком, где он побывал за всю свою жизнь. Да и здесь, чаще всего, не решаясь заводить знакомств, он лишь наблюдал за танцующими из какого-нибудь укромного уголка. Успех в любовных делах у Шу, то ли из-за его, мягко сказать, не мужественного телосложения, то ли из-за постоянного смущения и неуверенности в себе в отношениях с женским полом, был близок к нулевому. В лучшем случае, какая-нибудь служащая среднего командного состава узнавала командира и подсаживалась к его столику.

Зато в фантазиях Шу часто представлял, как, однажды, входит сюда и лишь один его взгляд влечет к нему десяток поклонниц. И теперь, это реально случилось! Он оказался в центре событий! Правда, благодаря приятелю, а не собственному обаянию. Но это не смущало Шу. О таком он даже не мечтал! Правда, оказавшись в центре внимания, он не чувствовал себя комфортно, и ему хотелось отодвинуться от этой слишком навязчивой красотки. Шу сделал бы это, даже, наверняка, вернулся к себе, если бы не боялся услышать насмешек фалконца. И он всеми силами пытался отбросить переживания, и как советовал Хорахте, расслабиться и получать удовольствие.

Ра опустошил кубок и заказал новую выпивку. Жизнь становилась все прекраснее. Изысканный дом, общество мыслящих аристократов, целая библиотека редких книг, и в то же время, выпивка, женщины и развлечения! Чего еще можно пожелать? Ра взглянул на Шу и с удивлением заметил у приятеля некую нервозность.

– Пей! Это поможет тебе отвлечься, – крикнул он в ухо Шу. – Я удивлен, здесь все точно также, как и в пиратских притонах. Скажи, как такое может быть? Конечно, здесь почище и публика приличнее, но вонь та же самая!

Он снова громко расхохотался. И смех его, словно раскат грома, разрывал громкую музыку, а глаза внимательно сканировали публику, желая убедиться, что сделанный им выбор достоин его самого. Теперь он с удовлетворением отметил обращенные к нему взгляды: женские – полные похоти, готовые по малейшему знаку бросить своих кавалеров, и мужские – злые и завистливые. Как и должно было бы быть. Как всегда бывало в подобных заведениях. Да и не только в них.

– Ну что, закругляемся? – допив очередной кубок с вонючей жидкостью, спросил Ра, не просидев в баре и получаса.

– Так быстро? – удивился Шу, даже не взглянув на приятеля.

– А что, ты разве не нашел то, что искал? Или тебе нужна еще одна крошка? Не думал, что ты такой продвинутый      в любовных играх.

– Нет, нет… – немного рассеянно произнес Шу, как будто реальное в данный момент его не интересовало. Он словно зачарованный наблюдал за кем-то в толпе танцующих.

Ра не понимал, что может отвлечь его нового приятеля от происходящего, да еще столь важного! Да так, что тот даже отодвинул от себя свою фурию, словно бы стыдясь ее присутствия… Ра удивленно попытался проследить за взглядом Шу, и то, что он увидел, заворожило его самого. Сквозь миганье света он различил тонкий грациозный силуэт танцующей незнакомки. Она то исчезала, то появлялась, заставляя его тело дрожать от волнения. Взгляд Хорахте впился в нее, лишь на мгновенье скользнув по ее партнеру. «Гора мускулов и никакого стиля. Это не соперник», – отметил он и сразу же забыл об его присутствии. Сейчас существовала лишь Она… Завораживающая своей бесподобной грацией и странной чарующей энергией… Девушка взмахнула тонкой рукой с десятком разноцветных браслетов и подняла волну темных длинных волос, на долю мгновенья приоткрыв на спине глубокий вырез. Еще момент и волосы рассыпались по плечам, закрывая смуглую бархатную кожу, в то время, как бедра, обтянутые узким длинным платьем с высоким боковым разрезом, беспрерывно покачивались в такт музыке. Ра забыл обо всем на свете… Движения танцующей девушки, плавно переплетаясь с музыкой, манили к себе, словно свет, притягивающий ночного мотылька. По телу фалконца пробежала обжигающая волна. Он уже забыл о своей добыче и приготовился слиться с Прекрасной Незнакомкой в бесконечном танце…

– Пошли отсюда! – вдруг резкий голос Шу врезался в сознание Ра и разбил волшебное чувство. Оно затрещало, словно стекло, рассыпаясь на сотни миллионов крохотных осколков…

От неожиданности Ра не сразу понял, в чем дело. Только лишь когда последний осколок магии освободил рассудок, и его вновь захлестнула волна музыки, криков и громкого хохота, фалконец пришел в себя. Он удивленно взглянул на раскрасневшегося Шу, но, не желая придавать моменту слишком большое значение, не обратил внимания на странное поведение приятеля.

– Конечно… идем, идем!

Он нехотя поднялся, еще раз пытаясь различить в толпе Ее силуэт…, но спины танцующих сомкнулись, заставляя его усомниться в Ее существовании.

– Что, идем все вместе, как ты на это смотришь, Шу? – спросил Ра, пытаясь цинизмом вытеснить образ незнакомки, заставивший его сердце испытать страшное чувство.

Девицы одобрительно рассмеялись, а Шу, почему-то выглядевший раздраженным, пробормотал что-то неразборчивое.

– Что ж! Решено! – воскликнул Ра, плотно прижав к себе подругу Шу, так чтобы она прочувствовала его возбужденную плоть. – Девочки, вы, наверняка, знаете тепленькое местечко, где бы мы могли хорошо позабавиться все вместе?

Глава 9. Гуру.

Вечером следующего дня Ра появился на мостике. Вахта Шу уже заканчивалась, и фалконец намеревался продолжить вчерашнее приключение. Шу, смущаясь, отвел глаза, не желая вспоминать о прошедшей ночи, но Ра, чувствуя настроение приятеля, предвосхитил его слова.

– Хорошо повеселились! Еле нашел дорогу домой… Зря ты бросил меня одного с теми красотками. Без тебя мне пришлось трудновато, – заговорщически подмигнул он. – Но в любом случае, ты был на высоте. Я бы не отказался снова повторить наши приключения. А ты?

Шу, краснея, улыбнулся.

– Мне как-то не по себе от этого, – сказал он, еще больше смущаясь. – Я никогда раньше не… ну сам понимаешь…

– Никогда не щипал несколько цыпочек одновременно? – помог ему Хорахте и захохотал на свой манер, смешивая смех с воркованием. – Ничего привыкнешь! То ли еще будет! Я открою для тебя новый мир, полный удовольствий и неожиданных фантазий. Мы, фалконцы, знатоки в этом деле, уж поверь мне!

В этот момент на мостик вошла Маат, и Шу виновато опустил глаза, боясь взглянуть на коллегу.

– Как дела, Маат? Хорошо вчера отдохнула? – спросил он, разглядывая пол под ее ногами.

– Да, ничего особенного. Все как обычно, Шу. Ты же знаешь, Апоп любит ходить туда, – она, глубоко вздохнув, прошла к своему креслу. – По мне, так есть места поинтереснее. Кажется, ты говорил, что тоже собирался? Я тебя не видела. Подцепил нетерпеливую красотку?

Смущение Шу не скрылось от Маат.

– Так, так, тааак, – протянула она, чуть склонив голову и, прищурив глаза, впилась взглядом в сникшего коллегу, будто хотела просверлить его насквозь. – Кажется, у кого-то была страстная ночь?..

Все это время Ра, словно зачарованный, не мог оторвать от нее глаз. С ее появлением за какую-то долю секунды его мир перевернулся с ног на голову. Он не слышал слов. Он не мог пошевелить ни пальцем. Ведь это была Она! Именно Она! Он не мог ошибиться! Так что же получается? Дикая Кошка расставила повсюду свои силки, чтобы поймать свободную птицу? Но как ей это удалось? Нет, нет и нет! Этого не произойдет! Это смешно! Он выскребет из сердца то чувство, которое овладело им вчера. Он не может унизиться до такой степени, чтобы влюбиться! Да еще в какую-то там безродную ремесленницу! Такое сложно и представить… До сих пор ему везло, и никогда еще он не испытывал этого мерзкого наркотического чувства… Жуткую зависимость от другого. Потребность видеть его, ощущать, дотрагиваться до него, ненасытном жгучем желании постоянно быть вместе… Нет, он не позволит ни ей, ни кому бы то ни было еще, хоть на мгновенье заставить его сердце дрожать от волнения. Никогда!

Ра видел, что Маат, как обычно, презрительно смотрит в его сторону и что-то говорит, но не слышал ее. Он боялся выдать свои чувства. Внутри него разрывался крик, и все вокруг на глазах окутывалось густым туманом. Не дожидаясь Шу, Хорахте развернулся к выходу, с трудом отрывая от пола вновь ставшие свинцовыми ноги… Как вдруг электрический разряд пронзил его тело: Она прикоснулась к нему! Кажется, Она спрашивает, что с ним… но какое Ей дело?.. Он одернул руку… Он должен навсегда покинуть это место… Ему нужны его девочки, которые были так ласковы вчера. С ними он играл, как с куклами, готовыми удовлетворить любую его прихоть. С ними он забудет обо всем… А Шу! Он отомстит ему! Неважно почему. Он виноват, только потому, что ему, Ра, очень плохо. Очень, очень, очень плохо… «Да, я сделаю Шу одной из своих любовниц. Именно!» И чем грязнее мысли, тем легче становилось на душе.

Ра вздохнул только лишь когда снова оказался в притоне. Он не помнил, как пришел сюда. Но это уже не важно. Здесь ему хорошо. Здесь он чувствовал себя, как хищник на вершине горы, высматривающий легкую жертву. И это правильно. Так и надо… Он залпом глотнул какое-то крепкое пойло, и, закинув голову, с наслаждением ощущал, как жгучая жидкость растекается внутри него, вытесняя страх и беспомощность из его сердца. Он заказал еще и еще, позволяя своему разуму с каждым новым глотком проваливаться в забытье все глубже и глубже.

Больше Ра ничего не помнил. Он не замечал времени. Дни мелькали словно минуты, минуты тянулись годами. Фалконец убивал любовь, просочившуюся в его сердце, развратом и алкоголем. Вечно пьяный он больше не отличал реальность от дурмана, и плыл по руслу самых низменных желаний и инстинктов. Он перестал различать мужчин и женщин. Все слилось в один бесконечный поток лиц, тел, пота и алкоголя… И этой адской смесью он вытравлял из себя душевную боль.

Мало-помалу к нему и его окружению стали присоединяться новые скучающие пассажиры Сфинкса. Вседозволенность влекла к нему. Долгий, унылый перелет для многих неожиданно превратился в акт удовлетворения физической плоти, причем самыми изощренными способами. Любой мог возжелать любого без каких-либо условностей, смущений и обязательств. В конце концов, Ра превратился в «идейного наставника», а на Сфинксе не осталось почти никого, кто хоть раз не поучаствовал бы в сладострастной оргии…

Ра Хорахте уже давно не жил в капитанской резиденции. Теперь его место было здесь. Верхний этаж над притоном, где не существовало ни секретов, ни смущений. Ра переселился сюда, подарив хозяину несколько дорогих безделушек. За те же безделушки он переделал обстановку: устелил полы мягкими коврами, превратив все пространство в одно большое ложе, лишь отделив часть комнаты для личного пользования, куда допускались только избранные.

Излишеств там не было. Все строго соответствовало назначению. Королевская кровать и большая круглая ванна, обе вмещали несколько человек одновременно. Повсюду на коврах валялись подушки и вызывающие смущение аксессуары, которые помогали адептам достичь еще более острых ощущений от сладостных игрищ. Да и сами адепты со временем стали неотъемлемой частью обстановки, благо, что все необходимое всегда находилось под рукой. Столы и тумбы, выстроенные вдоль стен, всегда ломились от изобилия напитков и угощений, которыми регулярно их снабжал довольный сложившейся ситуацией хозяин притона.

С какого-то момента алкоголь размыл временные границы и превратил его в сплошной поток наслаждений и пьяного забвенья. Теперь все крутилось вокруг Ра. Его сон определял сон для адептов. Никто никогда не осмеливался трогать Гуру, до тех пор, пока он сам не просыпался и не давал начало бесконечным увеселениям. Но однажды в его сон бесцеремонно вторглись!

Чуть приоткрыв глаз, Ра сильной рукой схватил виновника.

– Что за новости, Шу! – хриплым грубым голосом воскликнул он. – Зачем тебе понадобилось приходить сюда в это время? Ты не можешь рассказать обо всем позже? Ненавижу, когда меня будят, ты это знаешь. Теперь хочешь не хочешь, тебе придется запла… – Ра осекся на полуслове.

Шу пришел не один. Его спутница откинула капюшон, и фалконец, словно ошпаренный, подскочил на кровати. Затем он бросил быстрый взгляд на голые тела, разваленные повсюду на полу в самых откровенных позах и резко сел, прикрывая простынями свою наготу.

– Я давно тебя не видела, – тихо сказала светловолосая женщина. – Тебе что-то у нас не понравилось?

Ра старался прийти в себя. Получалось не очень, потому что голова растрескивалась на кусочки.

– Давно? – прохрипел он невпопад, пытаясь пригладить растрепанные перья. – Я, к сожалению, потерял счет времени, уважаемая Сешет. Надеюсь, с тобой все в порядке?

Ра повернулся к изголовью кровати, где стояла приготовленная для него бутылка, с жадностью взглянул на остатки вина и шумно сглотнул воздух.

– Не возражаете? – спросил он, и тут же трясущимися руками схватил бутылку.

– Во что ты превратился? – Сешет брезгливо поджала губы. – Ты опустился на самое дно и тянешь за собой не один десяток людей…

– Что, я затронул чьи-то «добродетельные» чувства? Не обращай на них внимания, Сешет. Чаще всего, самые ярые моралисты – мелкосортные лицемеры. Они хотят попробовать, но боятся, и от досады начинают плеваться слюной и распускать грязные слухи! Я никого не принуждаю… Моя дверь открыта любому, но все прекрасно знают, где находится выход!

– Ты меня не понял, – перебила его Сешет. – У меня нет желания рассуждать о нравственности и морали. Каждый ведет себя, в соответствии своим ценностям. Я лишь хочу, чтобы ты вернулся.

Ра мутным глазом взглянул на свою недавнюю спасительницу, крепко сжимая горлышко бутылки, но, так и не решаясь из нее глотнуть.

– После всего, что я здесь творил? – недоверчиво спросил он.

В это время несколько девиц накрыли спящие тела и принесли Сешет стул.

– Скажу честно, меня тошнит от одного упоминания об оргиях, говорить об этом мне нравится еще меньше, а уж находиться здесь подавно! Но я не собираюсь порицать что-то, если мне это не по вкусу. Только пойми, мы живем в замкнутом пространстве и вынуждены считаться друг с другом больше, чем где-то в другом месте. Я бы хотела, чтобы и ты обращал внимание на эту мелочь. Если кому-то нравятся такого сорта развлечения, кто я, чтобы запрещать их? Лишь постарайся не ставить это во главу угла! И я, и Шу, и уважаемый Имхехтеп волнуемся за тебя. У тебя светлая голова, и ты много достигнешь, если займешься чем-то всерьез. Возвращайся!

Не дожидаясь ответа, Сешет накинула капюшон, встала и направилась к выходу. Шу тенью последовал за ней, а Ра облегченно вздохнул. Он поднес ко рту бутылку, но почему-то не стал пить. Вместо этого он с размаху разбил ее об угол кровати.

На звон битого стекла прибежали его пассии.

– Что-то случилось, дорогой? – спросила одна из девиц.

Ра взглянул в ее мятое лицо. «Хорошо, что мои перья не могут так мерзко разбухнуть…» – пронеслось у него в голове.

– Уберите здесь…

Девушки неохотно принялись за уборку, а Ра забрался под одеяло. Стараясь превозмочь головную боль, он пытался привести в порядок свои мысли. Неожиданно он почувствовал мягкие прикосновения к своей плоти. Наслаждение сладостными конвульсиями полилось по крови, но, одновременно, уносило мысли в сторону. Хорахте отодвинулся:

– Не сейчас, – отмахнулся он.

Но подумать ему так и не дали. Обнаженные тела, проснувшиеся от неожиданного шума, зашевелились, и один за другим поползли за утренним благословлением Гуру. Не в силах больше сопротивляться нарастающему вожделению, Ра выхватил из живого потока одно из тел и резко притянул его на кровать. Юноша вскрикнул, слабо пытаясь вырваться, но Хорахте заводясь от этого еще больше, грубо овладел им и, так же грубо излил на нагое тело свое семя.

– Ты же знаешь, Ра, я не люблю это! – воскликнул тот обиженно, и фалконец, удивленно хмыкнул, в который раз отметив несоответствие красивого сильного голоса и нескладной долговязой внешности.

– Пора бы уже привыкнуть. Ты вообще, как здесь оказался? Я думал ты ушел с Сешет!

- Думаешь, она нуждается в провожатых? Мы расстались возле лифта. Точнее сказать, она попросила меня приглядеть за тобой… ну… я… сам понимаешь…

Ра залез в приготовленную ванну, где его немедленно окружили неотлучные пассии.

– Какая, в общем-то, разница?.. Мне сегодня мерзко. Сколько прошло времени? – хрипло спросил он.

– Слишком много! Свет наших звезд давно уже не видно даже в самые мощные телескопы… – ответил Шу. Он, словно пытаясь взять реванш за то, что его только что грязно использовали, грубо овладел рыжеволосой девицей, намеренно пытаясь причинить ей боль. Девушка закричала, и Шу, схватив ее за волосы, уткнул в подушку. – Ты мешаешь говорить, – раздраженно сказал он, резко двигая бедрами.

– Почему же ты мне ничего не говорил раньше? – не обращая внимания на занятие друга, спросил Ра.

– Это я не говорил? – глаза Шу возмущенно сверкнули, а бедра заходили еще быстрее. – Да ты разве когда-то меня слушаешь?

– Не помню… – выдохнул Ра. – И что, думаешь, я зашел слишком далеко?

– По-моему, ты стал одержим! Поверь мне, однажды после очередной попойки ты просто не проснешься! И это то, к чему ты шел? То, ради чего ты, рисковал жизнью, удирая от пиратов?

 Ра сердито воркнул.

– И что же здесь плохого? Я не заметил, что бы ты гнушался нашим обществом!

– Послушай… – дыхание Шу участилось и отяжелело. По его телу пошли судороги, глаза закатились, и он громко закричал, не в силах сдержать в себе волну наслаждения. В этот же момент девица замычала в подушку и, обмякнув, упала на кровать. Шу пару раз шлепнул ее по заду, который только что послужил ему средством мщения, и сел рядом с фалконцем. К нему тот час подплыла пара фурий, чтобы обмыть его плоть и время от времени прильнуть к ней губами. Шу застонал от блаженства.

Ра усмехнулся и вышел, обернув вокруг талии широкую простыню. Он подошел к зеркалу, внимательно вглядываясь в отражение.

– Ну, так что там ты хотел сказать?

– Я не вижу ничего плохого в твоих игрищах, – с трудом разлепляя глаза, ответил Шу. – Только ведь все это можно абсолютно нормально совмещать с обычной жизнью! Ты же помешался! Да и оргии твои уже не такие, как раньше. Подумай! Взгляни на меня. Я не страдаю из-за того, что мне нужно делать перерыв от твоих забав. Если чего-то слишком много – оно рано или поздно начинает приедаться. На мой взгляд, ты тоже стал больше времени уделять вину, чем своим подопечным…

Хорахте разочарованно смотрел на себя в зеркале. Не спасал даже идеальный торс Лоск и шарм, которыми он так всегда гордился, исчезли из его облика бесследно. Перья растрепаны, словно после петушиного боя, пустая черная глазница… Он не помнил когда и как убрал новый глаз. Сердце вздрогнуло, а рука взметнулась к пустому месту, случайно задев висящий на шее объемный медальон на золотой цепочке… Ра облегченно выдохнул, но где-то внутри закралось сомнение: «Не рассказал ли он случайно кому-то свою тайну..?» Он ничего не помнил. И ему совсем не нравилось отражение. «Нужно возвращаться», – подумал он, но рука привычно взяла протянутый бокал вина, и его сознание снова растворилось в пьяном дурмане…

В следующий раз Хорахте очнулся от невыносимой боли. Из груди вырвался глухой птичий крик, но открыв глаз, он блаженно воркнул, забыв о неудобствах и страдании.

– Ты… – прошептал он, едва слышно, и протянул руку к видению. – Ты снова здесь… ты всегда приходишь лишь во сне…

Он провел кончиками пальцев по Ее лицу, едва касаясь его. Она казалась удивленной.

– Что ты делаешь? – спросила Маат.

– Пытаюсь дотронуться до тебя. Это не всегда получается. Хотя сейчас я чувствую тебя, словно наяву… Ненавижу этот сон! Но, просыпаясь, боюсь, что он больше не повторится. Ты не представляешь, как бы я хотел избавиться от этого чувства… Но даже в забытьи ты не даешь мне покоя! И самое мерзкое, что эти моменты слаще, любых реальных наслаждений. Я бы спал вечно, если бы знал, что ты никогда не покинешь моих видений… Но ты исчезаешь, мое сердце рвется на части, и каждый раз я умираю. Это больно… Ведь умерев, я снова и снова жажду твоего появления, как наркоман жаждет опиума, и кажется, я просто схожу с ума…

Глаза девушки округлились от удивления.

– Знаешь, я тоже думаю, что ты сошел с ума, – нерешительно произнесла она, отстраняя свое лицо от его руки. – Подожди… я позову кого-нибудь… – она растерянно посмотрела по сторонам… – Имхехтеп! Кто-нибудь! Он очнулся!

Тысячи острых жал одновременно вонзились ему под кожу. Ра одернул руку и, не мигая, уставился на растерянную девушку, а та, пятясь от него к выходу, громко звала помощь.

– Так это не сон? – спросил он, с ужасом осознавая, что только что наяву открыл перед ней свою слабость.

– Хотела бы я, чтобы это был сон… – ответила Маат странным низким голосом, – хотя…

Она смотрела по сторонам, избегая взглянуть в глаза фалконца.

В комнату ввалился громоздкий Имхехтеп, и до Ра стало потихоньку доходить, что он в лазарете.

– Очнулся? – доктор бесцеремонно отодвинул Маат, и не глядя на нее, грубовато спросил. – А что ты здесь делаешь?

– Я… я… – заикаясь, ответила та рассеянно, – не помню… Я зашла… а он… лежал так тихо… я подумала он умер, нагнулась посмотреть… а он… он… совсем наоборот…

Ра закатил глаз. Он хотел умереть. Прямо сейчас. Немедленно! Такого позора он не представлял себе даже в самом дурном кошмаре.

– Что, красавчик, ожил? – усмехаясь, спросил Имхехтеп. – Да, силен ты дружище! Давай, открывай глаз. Где второй-то? Посеял?

Ра непроизвольно дернулся.

– Нет глаза?

Его дыхание участилось.

– Но ничего, не переживай! – легонько похлопал его по плечу добродушный старик. – Сделаем тебе новенький.

– Медальон? – не обращая внимания на слова Имхехтепа, прохрипел Ра. – У меня был какой-нибудь медальон? Я смутно помню… мне нужно его найти.

Ра попытался встать, но провода, соединяющие его с приборами, и слабость не позволили ему даже слегка приподняться.

– Найдем, все найдем! Ты поправляйся. С того света тебя достали! Но теперь уже все. Очнулся – значит, жить будешь. Но больше травить собственное тело, я тебе не позволю. Будешь ходить под моим личным контролем. И к девицам своим бегать – только по моему разрешению. Понятно?

Имхехтеп проверил контакты, чтобы не пропустить ничего важного, затем похлопал себя по карманам и достал оттуда золотую цепочку.

– Ты это искал?

Ра успокоился только после того, как Имхехтеп положил драгоценность в его ладонь.

– Ладно, не стану тебе мешать. Отдыхай.

Он со строгой отеческой улыбкой посмотрел на фалконца и повернулся к Маат.

– А тебя, дорогуша, что сюда привело? Вспомнила?

Маат, придя в себя, облегченно выдохнула.

– Да, Имхехтеп, конечно… что-то я растерялась… – затараторила она, закрывая дверь за доктором. – Капитан просил проверить…

Ра еще какое-то время слышал их голоса и смех, но уже ничего не мог разобрать.

«Надо мной смеются … – пронеслось у него в голове. – Поделом… чтобы не распускал слюни налево-направо…» Он сильно сжал кулак со своим сокровищем. «Ничего, мое время еще придет, тогда и посмотрим, кто над кем посмеется!»

Глава 10. Ра и Маат.

Оконч

Ответ в тему: Нетиру - Сошедшие со звезд.

ПРИМЕЧАНИЕ: Новые сообщения модерируются перед появлением

Имя гостя (обязательно):

E-MAIL (обязательно):

Guest URL (required)

Защита от спама: напишите результат вычисления!
40 + 30       (обязательно)

Ваш ответ: